• Москва, +13....+21 небольшой дождь
    • $ 67,04 USD
    • 75,26 EUR

Коротко

Подробно

-->

Полет в затратосферу

Более полувека продолжается космическая гонка. А после легендарного "Поехали!" Юрия Гагарина человечество не представляет себя без космонавтов и космонавтики. При этом уже мало кто может точно ответить на вопрос: кто сейчас находится в космосе и зачем? Мы попытались восстановить историю того, куда все эти годы ехала пилотируемая космонавтика, как она проехала мимо земных нужд и каких неземных денег все это стоило.


ИВАН САФРОНОВ-МЛ.


Первые шаги и первые дивиденды


Что толкнуло человека в космос? Можно не сомневаться, что в основе всего — неисправимое человеческое любопытство. В этом плане Советскому Союзу повезло. Технократы типа Сергея Королева, оказавшиеся в свое время у руля его ракетной программы, были по-настоящему одержимы идеей "махнуть вокруг шарика". А после триумфа первого советского спутника в 1957-м лидерам СССР и США Никите Хрущеву и Дуайту Эйзенхауэру уже не требовалось объяснять, какие политические дивиденды даст вывод в космос первого человека.

Первый "Восток" с космонавтом мог полететь и в конце 1960-го, но из-за неудач с ракетами был отложен. США все равно не успевали: полет Алана Шепарда на корабле Mercury был намечен только на май 1961-го. И 12 апреля 1961 года весь мир узнал не только Гагарина, но и великую космическую державу.

Первая цель была достигнута. Какой ценой в рублях? Видимо, выяснить это до запятой теперь уже не удастся. СССР не утруждал себя публичными отчетами о своих космических расходах, да и бухгалтерия его ВПК была слишком запутанной. Между тем ЦРУ США, как следует из рассекреченных отчетов, в 1960-х оценивало проект "Восток" в $340 млн (возможно, отталкиваясь от $280 млн за свой Mercury, которые, впрочем, быстро выросли до $390 млн).

Из советских же архивов обнародован другой любопытный документ — записка 1963 года главы КГБ Владимира Семичастного Хрущеву "О настроениях Г. К. Жукова" со словами маршала: "На полет Гагарина израсходовали около 4 млрд руб.". Можно, конечно, усомниться в том, насколько точно опальный Георгий Жуков подсчитал "расходы на Гагарина", но в том, что бывший министр обороны СССР прекрасно представлял себе порядок расходов, сомнений нет. И эти траты тогда для СССР окупились. Равный по масштабу триумф в космосе Москве, пожалуй, уже не удалось повторить никогда. А космическая гонка набирала обороты.

Первые "Востоки" и "Салюты" могли бы стать последними, если бы не желание политиков утвердить свои позиции на орбите любой ценой

Первые "Востоки" и "Салюты" могли бы стать последними, если бы не желание политиков утвердить свои позиции на орбите любой ценой

Фото: ИТАР-ТАСС/Архив

Луна за $25 млрд


Для отставших США было важно придумать суперпроект. И новый президент Джон Кеннеди его находит. Высадить первых астронавтов на Луну — что может быть достойнее для Америки и удивительнее для всего мира? Не принять такой вызов СССР уже не мог. Его космонавты должны были отправиться к Луне раньше американцев. Но даже просто облететь Луну раньше (без высадки) не получилось. Такой полет планировали на 8 декабря 1968 года, но отменили из-за слишком высокого риска. И первым пилотируемым спутником Луны 21 декабря стал Apollo 8. А два взрыва советской лунной ракеты Н1 в 1969-м перечеркивали последние надежды. К Луне уже летел Apollo 11. И 21 июля Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин первыми ступили на ее поверхность.

Эта гонка Советским Союзом была проиграна вчистую (у США на Луне побывали 12 астронавтов и 6 кораблей). И на сегодняшний день лунный успех Америки никем не повторен. Сколько стоила эта абсолютная победа? Официальная цена программы Apollo была названа в отчете конгрессу в 1973 году — $25,4 млрд. По прикидкам ЦРУ, советская программа стоила от $16 млрд до $22 млрд. В самом СССР никакую официальную цену в отчетах Верховному Совету, естественно, тогда не называли, а нынешние неофициальные дают еще больший разброс — от 3 млрд до 10 млрд руб. и более. И эти миллиарды (сколько бы их ни было на самом деле) были потрачены зря, а пилотируемая космонавтика тем временем вступила в период первого кризиса.

На обеспечение жизнедеятельности станции "Мир" за 15 лет ушли миллиарды долларов, еще 750 млн руб. потребовалось на ее затопление

На обеспечение жизнедеятельности станции "Мир" за 15 лет ушли миллиарды долларов, еще 750 млн руб. потребовалось на ее затопление

Фото: РИА НОВОСТИ

Чем занять космонавтов?


Уже во времена лунной гонки возник вопрос: чем дальше занять космонавтов? И первыми пилотируемой космонавтикой заинтересовались военные. Полеты первых кораблей их обнадеживали: человек в космосе оказался способен управлять кораблем как самолетом. В планах генералов уже вырисовывался военно-космический флот — аналог авиации в глобальном варианте. Космонавтика позволяла вести разведку и наводить боевые средства на цели в любой точке Земли, а в перспективе — и наносить удары прямо из космоса или сбивать спутники противника. Самим космонавтам отводились при этом и роли, как в авиации: пилотов, штурманов, наблюдателей, наводчиков или стрелков. В середине 1960-х военные программы процветают. Академик Владимир Челомей начинает создание пилотируемой станции "Алмаз", а филиал королевского КБ под началом Дмитрия Козлова — целого ряда кораблей "Союз", среди которых перехватчики и разведчики. США в те же годы занялись созданием военной станции MOL (Manned Orbiting Laboratory) и кораблей Gemini B для нее. Но интерес военных к космонавтам вскоре угас.

Дело в том, что, пока обе страны пытались начинить пилотируемые корабли батареями фотокамер и радаров и даже вооружать пушками и ракетами, беспилотные спутники совершили мощный рывок в своем развитии. Так, в Советском Союзе уже появились спутники "Зенит", которые вели фоторазведку, "Молнии" обеспечивали связь, аппараты типа ИС могли перехватывать другие спутники, а система УС — выдавать целеуказание для ракет. Это было именно то, чего военные хотели от космонавтов, но за меньшие деньги, ведь на орбиту не надо было возить человека. В итоге программа MOL, так и не состоявшись (при цене $2,2 млрд), была закрыта в 1969 году, программа военных "Союзов" — в 1967-м. Дольше всех протянул проект "Алмаз". В 1970-х две такие станции (для публики их назвали как гражданские — "Салют-3" и "Салют-5") успели принять на орбите военные экипажи. Но в конце концов Челомей был вынужден сделать беспилотным и "Алмаз". А спустя четверть века после закрытия программы пилотируемой военной станции замначальника проектного отделения челомеевского КБ Анатолий Благов очень доходчиво объяснял ее проблемы: "1 кг полезного груза на орбите стоит $5 тыс. Вот у нас в станции было воздуха 100 куб. м. Значит, 100 куб. м стоили $500 тыс. ...А если три человека начинают там работать и заниматься физическими упражнениями, то им хватает этого всего на три дня... 20 г воды будет стоить порядка $100, то есть каждый глоток воды... А надо выпить этой воды около 2-2,5 л в день. Посчитайте, во что обходится это все. То есть нужно найти человеку такую работу на орбите, которая бы оправдывала, окупала те затраты, которые каждый пуск, каждый полет требуют".

У военных такой работы для человека в космосе так и не нашлось. Но проигрыш лунной гонки в свою очередь требовал уже от СССР придумать для поддержания завоеванных позиций в космонавтике что-то такое, чего не было у США. И на базе "Алмаза" спешно создается "Салют" — долговременная орбитальная станция (ДОС) для научных экспериментов, а в перспективе — для постоянного присутствия человека на орбите.

Первые "Востоки" и "Салюты" могли бы стать последними, если бы не желание политиков утвердить свои позиции на орбите любой ценой

Первые "Востоки" и "Салюты" могли бы стать последними, если бы не желание политиков утвердить свои позиции на орбите любой ценой

Фото: РИА НОВОСТИ

Станционные смотрители


Станция рождалась спешно. "Салют-1" полетел уже в 1971 году. Первый экипаж ("Союз-11") успел отработать на нем только 22 дня, а при посадке произошла разгерметизация спускаемого аппарата, космонавты Владислав Волков, Георгий Добровольский и Виктор Пацаев погибли. Запуски "Союзов" были приостановлены, а "Салют-1" затоплен в океане через семь месяцев после запуска. Долговременной станции из него не вышло. Следующий "Салют" стартовал только в 1974-м. Он протянул на орбите уже более двух лет, но принял только два "Союза", правда, пребывание экипажа в космосе ("Союз-18") довели уже до двух месяцев. И только "Салют-6", выведенный в 1977 году, можно было уже признать долговременной жилой станцией: без малого пять лет на орбите, из которых почти два — в обитаемом режиме. Таким образом, создание ДОС у СССР заняло почти десять лет. В 1983 году американское Бюро по оценке технологий (The Office Of Technology Assessment) в специальном меморандуме для конгресса ""Салют": советские шаги к постоянному присутствию человека в космосе" проанализировало программу и оценило расходы русских на нее в 1970-х в $40 млрд. Меморандум писался неспроста. 15 экспедиций на "Салют-6" (с 9 космонавтами из соцстран) и 184 дня на станции, проведенные Валерием Рюминым и Леонидом Поповым, заставили мир вновь заговорить о том, что США начали отставать в космосе.

Америка пыталась поучаствовать в "гонке станций". Оставшиеся от лунной программы запасы кораблей Apollo и ракет Saturn позволили ей уже в 1973 году запустить SkyLab. Причем их станция имела массу 77 т и внутренний объем 352 куб. м против 18,6 т и 82 куб. м у "Салюта-1". Начинался проект тоже драматично. При запуске со SkyLab был сорван большой кусок обшивки с одной из солнечных батарей. Использовать станцию было нельзя, и американцы впервые в мире занялись большим ремонтом в открытом космосе. После этого три экспедиции благополучно отработали на станции, а последняя установила мировой рекорд пребывания на орбите — 84 дня, который США удерживали до 1978 года — до того же "Салюта-6".

Советский "Буран" опередил свое время и по целевым назначениям, и по стоимости

Советский "Буран" опередил свое время и по целевым назначениям, и по стоимости

Фото: РИА НОВОСТИ

SkyLab обошлась Америке в $3 млрд. Программу закрыли, потому что США решили сосредоточить средства на новом проекте — многоразовой системе Space Shuttle. Ее советский аналог — "Буран-Энергия" от Shuttle заведомо отставал, но даже в этой ситуации СССР от станций не отказался. В 1982 году на орбиту выходит "Салют-7", который за четыре года успел принять шесть основных экипажей и увеличить пребывание человека на борту до 237 суток. А в 1986-м Советский Союз запускает грандиозный проект "Салют-8", которому в последний момент перед пуском даже решили присвоить новое имя — "Мир",— собираемую на орбите из модулей станцию весом около 140 т. Сборка заняла десять лет, столько же поддерживалось и постоянное присутствие космонавтов на станции. "Мир" успел принять 104 человека из 12 стран. Рекорд пребывания человека на нем (Валерий Поляков) составил уже 438 суток. Однако в конце 1990-х Россия, унаследовавшая "Мир" от СССР, столкнулась с финансовыми проблемами, а у самой станции начались проблемы с функционированием ее многочисленных элементов. И в 2001 году все кончилось затоплением огромной конструкции в Тихом океане.

Во сколько обошелся "Мир", никто точно сказать так и не смог. Ориентировочная стоимость станции с учетом затрат на ее разработку составила $3-4 млрд. Сколько стоило содержание станции, "Деньги" уже выясняли в 2000 году (см. N 50), когда подводили итоги ее работы. Эксперты говорили о 2 млрд руб. (чуть более $70 млн) ежегодно, а тогдашний руководитель пресс-службы Росавиакосмоса Сергей Горбунов оперировал суммами $200-250 млн (в год). Последний же взнос в 750 млн руб. России пришлось внести, чтобы спустить "Мир" с орбиты.

Большая часть космических затрат приходится на поддержание человека в условиях невесомости

Большая часть космических затрат приходится на поддержание человека в условиях невесомости

Фото: NASA

Последний многоразовый шанс


Пилотируемая эпопея, в которую втянулся СССР и в которую не дали себя втянуть США, имела громкие, но неоднозначные итоги. Можно восхищаться рекордами космонавтов и размерами станций, но в практическом плане оставались вопросы. Среди работ, которыми пытались загрузить "Салюты", длительного присутствия человека в космосе требовали разве что медико-биологические исследования самого человека. Суперотдачи в научном плане станции не давали, между тем их содержание с экипажами обходилось крайне дорого и требовало все больших денег — во многом из-за необходимости все чаще посылать к ним корабли для снабжения и ремонта (американцы со своей SkyLab осознали это несколько раньше).

Выход выглядел технически изящным и впечатляющим: создать многоразовый пилотируемый корабль, который не только был бы экономичен сам по себе, но и существенно снижал стоимость прочих космических программ. Например, выводил бы любые грузы (вплоть до тех же станций) и возвращал с орбит любые спутники для ремонта и повторного запуска, превращая в многоразовые (а значит, дешевые). Такая система обещала стать рентабельной и крайне привлекательной как для военных с учеными, так и для коммерческих программ. И Америка уцепилась за эту красивую идею первой, развернув программу космического челнока — Space Shuttle. Однако, построив пять летающих кораблей, США убедились, что все их надежды на рентабельность несостоятельны. Программа оказалась самой дорогостоящей в истории: ожидается, что общие расходы на нее достигнут $175 млрд, а запуск одного челнока, по последним данным NASA, обходился примерно в $450 млн. В итоге США закрывают свой единственный пилотируемый проект — последний Shuttle должен отправиться в космос летом 2011 года.

СССР тоже проникся гениальной идей многоразовости, начав в 1970-х с отставанием от США создавать свой "Буран". В деталях системы разнились, но по своей дороговизне были схожи: общие затраты на программу к началу 1992 года оценивались в 16,4 млрд руб., а к закрытию программы в 1993-м — уже в 20 млрд руб. Неудивительно, что первый испытательный (беспилотный) полет "Бурана" 15 ноября 1988 года стал и последним.

Франция и Британия, уже было замыслившие свои челноки, от этих планов отказались. Многоразовая техника не сделала пилотируемую космонавтику дешевой.

Отсутствие настоящих ученых на орбите снижает научную значимость проектов и повышает расходы на них

Отсутствие настоящих ученых на орбите снижает научную значимость проектов и повышает расходы на них

Фото: NASA

Вместо "Мира" и за счет всего мира


Через 50 лет после полета Гагарина у человечества остался один действующий пилотируемый проект, зато общий — Международная космическая станция (МКС). Проектирование этого еще более грандиозного сооружения, чем "Мир" (370 т весом), началось в 1993 году усилиями США и России, а вскоре в проект были вовлечены страны Европы, Канада и Япония. В 1998-м началась стройка на орбите. С тех пор продолжающая расти МКС побила все рекорды "Мира" по посещаемости, обитаемости, выходам в космос, количеству экспериментов и прочей активности людей на борту. И рекорды по затратам, естественно. По расчетам, расходы на МКС в 1994-2014 годах должны были составить примерно $100 млрд (из них $75 млрд на долю США и $5 млрд — России). К 2009 году было освоено $73,8 млрд (из них $53,2 млрд от США и $2,5 млрд от России). Согласно обнародованным в прошлом году официальным отчетам, у России в 2006-2008 годах на МКС уходило 30% (23,5 млрд руб.) всей Федеральной космической программы. И при том, что другие ее статьи (новая ракетная техника, спутники, научные аппараты) могли, как это принято, недофинансироваться, сокращать расходы на МКС Россия не может, так как и без того подотстала от своего графика вложений в проект.

Сейчас страны--партнеры по МКС уже понимают, что станция потребует еще больших денег (Европейское космическое агентство уже переоценило ее со $100 млрд до €100 млрд), а потому все как один говорят о необходимости коммерциализации проекта. Но с отдачей у пилотируемой космонавтики всегда обстояло плохо, хотя при этом широко бытует устоявшийся общественный миф о получаемых человечеством с ее помощью огромных выгодах.

Мимо кассы


Вероятно, самый расхожий миф — это о том, что лунная программа якобы принесла по $7 прибыли на каждый вложенный доллар. Но в каком месте конкретно прирастали эти $7, так никто и не указал. "Реклама при помощи космических полетов играла роль. Те же тефлоновые технологии, использовавшиеся в программе Apollo, здорово продвинули эту продукцию на рынке",— указывает член-корреспондент Российской академии космонавтики Юрий Караш. Но классический пример с "тефлоновыми технологиями" скорее говорит об обратном. Можно ли считать выгодой для человечества от полета на Луну, за который $25 млрд заплатил налогоплательщик Америки, то, что какие-то компании смогли продвинуть на рынке материал, изобретенный еще лет за двадцать до Apollo?

Большая часть космических затрат приходится на поддержание человека в условиях невесомости

Большая часть космических затрат приходится на поддержание человека в условиях невесомости

Фото: NASA

Службы NASA, которым приходится постоянно публично отчитываться за потраченные деньги, добросовестно пытаются делать это в виде статей на американских космических интернет-порталах и в СМИ. Что же подается в них под видом повседневного "хай-тек", подаренного миру пилотируемой космонавтикой? Не пропускающие жесткий ультрафиолет и стойкие к царапинам стекла солнцезащитных очков, например. Или предварительно замороженная и усушенная (freeze drying) еда космонавтов, которую за обедом надо просто разбавить водой. Питательные добавки из водорослей, которые теперь кладут в молочную смесь для младенцев по всей Америке. Ткань для скафандров, на базе которой делают теперь не только костюмы для пожарных, но даже крыши домов...

Чего в этих публикациях больше — разъяснительной работы с налогоплательщиком или рекламы (тех самых очков), понять трудно. И главное — стоит ли такой "хай-тек" тех миллиардов, что космонавты увозят на орбиту? Ведь для пляжа очки, как и для космоса, на самом деле и не нужны: до поверхности Земли жесткий ультрафиолет Солнца не доходит. Технологию растворяемой кипятком лапши и бульонных кубиков человечество освоило и без NASA (и надо сказать, лапша и кубики выходят сильно дешевле, чем 15 тыс. руб. на человека, в которые обходится дневной рацион на МКС). Младенцы до сих пор прекрасно росли и растут без добавок водорослей в молоко. Да и пожарные заботились о своих костюмах, чтобы не сгореть заживо, задолго до выхода на рынок скафандров.

В плане реальной выгоды гораздо убедительнее выглядят ставшие доступными человечеству благодаря космосу технологии спутниковой связи и интернета, телевидения и навигации (GPS), картографирования и метеопрогнозов. Но в этом нет заслуг человека на орбите: все это делают беспилотные аппараты, рынок услуг которых давно сложился и успешно коммерциализирован. Никакой рынок вообще не откажется от новых и приемлемых по цене космических технологий. Например, с некоторых пор в кордах радиальных автопокрышек стал применяться материал, из которого были сделаны стропы парашютов американских марсианских зондов Viking. Но что взять именно с пилотируемых программ, рынки до сих пор не очень понимают.

МКС является общим проектом нескольких стран, но вкладываются они в него по-разному

МКС является общим проектом нескольких стран, но вкладываются они в него по-разному

Фото: NASA

Наука ради себя требует жертв


Примерно так же обстоит дело и с наукой. Еще один расхожий миф заключается в том, что работа человека на станциях обогатила человечество важными открытиями и практическими знаниями. В какой-то момент символом этого мифа стали, например, земные достижения гидропоники (выращивание растений без почвы в искусственных средах), которую параллельно активно внедряли на тех же "Салютах" космонавты. Но еще в 1964 году в популярном журнале "Техника — молодежи" профессор Владимир Яздовский, стоявший у истоков советской космической биологии, на вопрос о том, не пришла ли гидропоника в колхозы вследствие бурного развития нашей космонавтики, ответил, что это космонавтика взяла ее из сельского хозяйства. А вот для того, чтобы приспособить гидропонику к невесомости (считается, что так космонавты смогут себя сами прокормить на борту хотя бы какой-то растительной пищей), науке в будущем придется еще много поработать.

В 2011 году уже не является проблемой узнать, чем, собственно, занимаются на борту космонавты. Например, в плане "контрактных работ, исследований и экспериментов" текущей экспедиции МКС-27 на прошлую неделю (4-10 апреля) значилось 19 пунктов. Пара из них — наблюдение Земли из космоса в интересах рыбаков и "предупреждения катастроф". Еще три — замеры уровней различных космических частиц. Пять — влияние факторов космического полета на биообъекты типа женьшеня, клеток, ферментов или белков. А среди типовых задач космонавтов в основном названы "сброс информации" (на Землю по радио), "фотосъемка", "экспонирование образцов в пеналах" (выставление), "перенос пеналов", "перенос аппаратуры".

При этом беспилотные аппараты давно научились и фотографировать Землю в чьих угодно интересах, и замерять уровни космических частиц, и сбрасывать информацию куда надо. Научить спутники растить женьшень, клетки или кристаллы (если уж человечеству так сильно нужно знать, как они ведут себя именно в космосе) технически тоже вполне возможно. В то, что постоянная экспедиция на орбите нужна только для того, чтобы переставлять "пеналы с образцами" с места на место, тоже сложно поверить. Но главное — 10 из 19 запланированных на неделе экспериментов связаны с состоянием или эксплуатацией самой станции и с ее экипажем, то есть космическая наука по большей части работает сама на себя.

Отсутствие настоящих ученых на орбите снижает научную значимость проектов и повышает расходы на них

Отсутствие настоящих ученых на орбите снижает научную значимость проектов и повышает расходы на них

Фото: NASA/JSC

"Кое-какие материалы и медицинские технологии, насколько я понимаю, все же были внедрены в земную технику и медицину. Но по большому счету перед космонавтами так и не были поставлены актуальные задачи, которые без них реально не решить... Да и редко на орбиту отправляются высококвалифицированные исследователи, которые способны на месте оценить результаты проводимых экспериментов, выбрать новые направления,— говорит эксперт журнала "Новости космонавтики" Игорь Лисов.— И основное значение пилотируемой космонавтики было и остается политическим. После Гагарина и высадки на Луну следующая большая цель поставлена не была, и 40 лет жизни и работы людей на станциях — это, по сути, фиксация факта наличия двух космических сверхдержав... И МКС сама по себе тоже памятник политическому решению сохранить пилотируемые программы США и России как атрибуты этой сверхдержавности... Сейчас главный вопрос: что делать после? Простейший вариант — станцию чисто прикладного назначения".

"Любая фундаментальная наука сейчас существует сама ради себя... Но с МКС ситуация сложнее. Она сродни пресловутому чемодану без ручки: и нести неудобно, и бросить жалко. Все аспекты длительных полетов отработаны еще в прошлом веке на советских станциях. Ничего нового в этом направлении МКС не дает. Никаких суперпрорывных исследований на станции не ведется,— подтверждает практическую бесполезность проекта в его нынешнем виде источник в российской авиакосмической отрасли.— Но на обеспечение станции сейчас в мире работают сотни компаний. Оставить безработными их сотрудников вряд ли кто-то решится. Особенно в США, где и так идут сокращения в отрасли из-за закрытия Shuttle. NASA не спешит с выбором следующей пилотируемой системы. Здесь необходимо выбрать достойную цель. А сейчас уже нет той гонки, как в 1960-х, и не надо выжимать из экономики государства все возможные ресурсы ради очередной победы на орбите".

Однако выжимают. И достойная цель уже объявлена: станцию чисто прикладного назначения не хотят — хотят лететь на Марс. В NASA уже освоили под это $9 млрд — больше не дали. В России для начала насчитали 4,8 трлн руб. Вернуть с прибылью не обещают. Обещают, что с космонавтами все будет в порядке.

  • Всего документов:
  • 1
  • 2

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №14 от 11.04.2011, стр. 27

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение