• Москва, +16....+24 малооблачно
    • $ 64,81 USD
    • 71,71 EUR

Коротко

Подробно

Незаофшоренный взгляд на вещи

Россия и Кипр обновили налоговые соглашения с минимальным ущербом для бизнеса

Президенты России и Кипра Дмитрий Медведев и Димитрис Христофиас вчера подписали новую редакцию соглашения об избежании двойного налогообложения. Ожидаемого "закрытия Кипра", самого популярного офшора для российского бизнеса, не произошло, напротив, кипрские холдинги с российскими собственниками получили защиту от произвольных претензий ФНС России. Единственные возможные пострадавшие — строительные компании: популярная у российских девелоперов схема оптимизации налогообложения российской недвижимости через кипрские компании закроется, но не ранее 2015 года.


Подписанный вчера президентами протокол — итог усилий Минфина России, считающего, что в действующем виде соглашение об избежании двойного налогообложения, заключенное с Кипром еще в 1998 году, позволяет российскому бизнесу чрезмерно экономить на налогах. В новой версии стороны переписали статью об информационном обмене между налоговыми службами, в соглашение вписана возможность для налоговиков РФ и Кипра обращаться друг к другу за помощью во взыскании налогов в отношении резидентов РФ и Кипра.

"Мы должны сделать все, чтобы такого рода связи были юридически выверены, прозрачны, чтобы они были комфортны как для бизнеса, так и для государства",— заявил после подписания Дмитрий Медведев. Господин Христофиас стремление к прозрачности подтвердил: "Мы озабочены тем, чтобы все то, что бросает тень на чистоту денег, было уничтожено. Наши отношения сейчас чисты настолько, насколько чисто небо над Кипром в течение всего года".

Кипр занимает первое место по инвестициям в РФ. По состоянию на август 2010 года совокупный объем накопленных кипрских инвестиций в российскую экономику составил $52 млрд, $38 млрд — прямые инвестиции, большая часть которых репатриируемые российские капиталы. Кипрские компании владеют активами "Норильского никеля", "Евраза", НЛМК, "Металлоинвеста", "Северстали, "Уралхима". Более всего российский бизнес на Кипр влечет низкая ставка налога на дивиденды — 5% (в РФ — 15%) — с ее помощью они выводят получаемую прибыль с минимальными затратами. После вступления в ЕС в 1996 году Кипр объявил о желании перестать быть офшором и с тех пор шаг шагом приближает свое законодательство к стандартам РФ.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Бизнес ожидал "перезагрузки" российско-кипрского соглашения с некоторым трепетом. Ничего страшного, однако, не случилось. Предприниматели опасались, что кипрские компании, принадлежащие нерезидентам Кипра, будут лишены права на налоговые льготы. Этого, впрочем, не произошло — в итоговую версию протокола вошло положение о том, что льгот лишатся компании, имеющие налоговое резидентство на Кипре, но там не зарегистрированные. "Речь идет о структурах, выбравших остров местом управления бизнеса. Российские предприниматели эту схему не использовали, так что новация ничего не ограничивает",— пояснил "Ъ" Владимир Гидирим из компании "Эрнст энд Янг".

Серьезных изменений, несмотря на заявления официальных лиц, нет и в части предоставления информации. Кипр снял банковскую и профессиональную тайну с информации поправками к своему внутреннему законодательству еще в 2009 году. "С этого времени она стала доступной налоговым органам других стран, в том числе для российского ФНС в рамках действующего соглашения",— отмечает господин Гидирим. Партнер PwC Наталья Кузнецова уверена: поправки об обмене тем не менее важны, поскольку устанавливает четкую процедуру получения информации налоговыми органами. "Утверждается, что запросы должны быть обоснованными — следует указать лицо, в отношении которого проводится проверка или расследование, цели получения информации и основания полагать, что данная информация есть в распоряжении кипрских налоговых властей,— говорит эксперт.— Запросы наудачу вроде "Интересно, а кто бенефициар у этой компании?" протоколом запрещены".

Более интересной эксперты называют новацию о возможности налоговых органов двух стран обращаться друг к другу за помощью во взыскании налогов.

"Однако она вступает в силу лишь после принятия Кипром соответствующего внутреннего законодательства, то есть явно не в ближайшее время",— отмечают в "Эрнст энд Янг". Речь здесь идет о гипотетических случаях, когда кипрская компания, работавшая в России, свернула деятельность, не уплатив налоги (обратный случай еще более невероятен). На кипрские холдинги с российскими собственниками, владеющими активами в РФ, новшество не распространится — такие структуры ничего не должны российскому бюджету.

Впрочем, в одном случае угроза начать платить больше налогов появляется. Самым серьезным новшеством протокола Наталья Кузнецова считает статью о введении налогообложения сделок с акциями компаний, владеющих недвижимостью в РФ. Сейчас распространена ситуация, когда российская организация, владеющая объектом недвижимости, принадлежит компании, зарегистрированной на Кипре. Такую схему владения используют почти все крупные девелоперы. Если "киприоты" продают акции или доли такой структуры, то налога с прибыли от их продажи в России, по действующей версии договора, не взимается.

По новой версии, налог платить придется, правда, лишь с 2015 года. Эта отсрочка была принята потому, что Россия взяла на себя обязательства подписать аналогичные соглашения и с другими странами, в частности Швейцарией, Люксембургом, Голландией. "Сейчас 90% активов на российском рынке недвижимости находятся в офшорных зонах",— отмечает партнер Московской центральной биржи недвижимости Артем Цогоев. По его мнению, российские девелоперы активно начнут переоформлять такую недвижимость в закрытые паевые фонды, что позволит им оптимизировать налогообложение. Впрочем, Россия может закрыть лазейку и с ПИФами, прогнозирует эксперт.

Платой Кипру за подписание протокола станет исключение острова из так называемого "черного списка Минфина РФ" — перечня офшоров, регистрация в которых не позволяет компаниям перечислять в РФ не облагаемые налогом дивиденды. Сейчас российские компании не могут инвестировать "в остальной мир" через кипрские субхолдинги и вынуждены использовать для этого более "затратные" Голландию, Люксембург и Бельгию.

По оценке Карэна Айвазяна из юридической фирмы Sameta, подписание протокола не приведет к увеличению налоговой нагрузки — ставки налогов остаются прежними. "Бежать с Кипра куда-то еще необходимости нет",— соглашается Наталья Кузнецова. Не видят угроз для бизнеса и прибывшие на Кипр вместе с президентом официальные лица. "Я не думаю, что соглашение снизит приток российских инвестиций на Кипр. Во-первых, через десять лет все офшорные зоны будут закрыты, а во-вторых, Кипр в любом случае привлекателен для инвестиций",— пояснил вчера "Ъ" глава ВТБ Андрей Костин, который к визиту президента открыл на Кипре первое полноценное отделение российского банка за рубежом (см. стр. 2). Кипрские компании после вступления протокола в силу будут использоваться для инвестиций из России даже активнее, объем же инвестиций через Кипр в Россию останется на нынешнем уровне. "Главное — власти подтвердили приемлемость инвестирования в Россию через Кипр",— заключает Владимир Гидирим.

Вадим Вислогузов, Ирина Граник, Халиль Аминов


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

обсуждение