Коротко


Подробно

Вклад временного хранения

Андрей Безукладников на "Фотобиеннале-2010" в Манеже

Выставка фото

Параллельно с ретроспективами Анри Картье-Брессона, Мартины Франк, Эллиотта Эрвитта на "Фотобиеннале-2010" в Манеже открылась большая — около 200 фотографий — выставка российского фотографа Андрея Безукладникова. ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ считает, что он не потерялся в ряду классиков.


Уроженец Перми увлекся фотографией, наблюдая, как цветут кактусы на подоконнике. Съемка флоры быстро разрослась вширь, включив в себя разнообразную человеческую фауну, и превратилась в дело жизни. Как ни странно, прогрессивную роль здесь сыграла военная служба в Новосибирске. Безукладникову досталось место фотокорреспондента армейской газеты. Как-то раз во время увольнения он попадает на выставку местного клуба фотолюбителей с характерным названием "Факел" и там осознает, что избранная им техника может все или почти все — от ню до полуабстрактных пейзажей. Человеку, выросшему на снимках в советских журналах, гибкость фотографии была неочевидна.

Поработав в областной газете "Молодая гвардия", Безукладников с началом перестройки переезжает в Москву и попадает в кипящий бульон из выставок на Малой Грузинской, рок-концертов, столичных сквотов и театров. Он работает в журнале "Театральная жизнь", а позже перебирается штатным фотографом в "Школу драматического искусства" Анатолия Васильева. Потом возвращается к флоре и создает несколько полиптихов с изображениями тех самых кактусов, торчавших у истоков его увлечения фотографией. На выставке в эстетской Якут-галерее его эксперименты имеют небывалый успех. В конце 1990-х Безукладников, пытаясь расширить возможности фотографии, осваивает компьютер. К фотографии он так и не возвращается и зарабатывает на жизнь дизайном. В 1999 году Безукладников делает сайт photographer.ru — сообщество фотографов, существующее и по сей день.

Свой камбэк с подачи директора МДФ Ольги Свибловой фотограф начал с родной Перми. "Прозрачное время" сначала показали там. В Москве выставка занимает длинный коридор Манежа, выгороженного на манер коммуналки. В комнатах висят классики — от Картье-Брессона до его вдовы Мартины Франк, а в коридоре — Безукладников. Рядом с ними он выглядит необычайно разнообразным — человеком Возрождения за фотоаппаратом. Для него не существовало второстепенных жанров. Он с одинаковым вниманием относится и к потрепанным городским стенам, и к собратьям по богеме. Легендарный музыкант Фрэнк Заппа говорил Безукладникову: "Ты очень правильно делаешь, что снимаешь все это. Ваши дети должны знать, какой ерундой вы тут занимались". Но от "Прозрачного времени" нет ощущения лихости, характерной для других летописцев восьмидесятых.

Безукладников снимал основательно, ловил "фактуру" (любимое его слово), а не сюжет. За выражение незащищенности и девичьей наивности на лице одетой по бабушкиной моде Жанны Агузаровой любой фотограф того времени отдал бы палец, нажимающий на спуск. Тимур Новиков похож у Безукладникова на статую римского императора, с таким самодовольством он щеголяет орлиным профилем.

Сам фотограф говорит об увлечении литературой и стремлении стать "хранителем времени". Безукладников видит себя автором романа, в котором важна каждая деталь, описание внешности сменяется пейзажем, а следующая глава переносит читателя за тридевять земель — например, на Север, куда фотограф ездил с киношниками. Сейчас появились новые, грандиозные "хранилища времени" — цифра вообще и интернет в частности. Всеядность Безукладникова предвосхитила цифровую эпоху. Правда, из миллионов фрагментов не получается связного повествования: для этого нужен авторский труд. Не очень понятно, возможен ли романист в годы Твиттера. Если нет, тем ценнее опыт Безукладникова.


Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение