• Москва, +11....+21 облачно с прояснениями
    • $ 64,81 USD
    • 73,21 EUR

Коротко


Подробно

А ведь они предупреждали

Власти КНР ввели санкции против Соединенных Штатов

Китай и США оказались на грани дипломатического конфликта из-за намерений Вашингтона продать Тайваню партию оружия на $6,4 млрд. В выходные Пекин объявил о разрыве военных связей с Пентагоном и введении беспрецедентных санкций против участвующих в сделке американских компаний, среди которых такие гиганты, как Boeing, United Technologies и Lockheed Martin. Подоплекой конфликта, скорее всего, является демонстративное нежелание руководства КНР помогать США в борьбе против Ирана — одного из крупнейших поставщиков углеводородов в Китай. Дальнейшее усиление конфронтации между двумя крупнейшими глобальными игроками может привести их к началу холодной войны, что будет иметь непредсказуемые последствия для остального мира.


Здравствуй, оружие


О готовящейся оружейной сделке с Тайванем на сумму $6,4 млрд администрация США уведомила конгресс в пятницу. Вашингтон намерен продать острову, который КНР считает своей провинцией, 60 боевых вертолетов Black Hawk UH-60M, 114 зенитно-ракетных комплексов Patriot PAC-3, 12 противолодочных ракет Harpoon Block II, 2 минно-поисковых корабля класса Osprey и усовершенствованную командную систему Po Sheng ("Широкая победа"), разработанную специально для нужд тайваньских военных.

Реакция Пекина на это известие оказалась беспрецедентно жесткой. "Решение США продать партию оружия Тайваню является грубым вмешательством во внутренние дела Китая, а также серьезной угрозой для нашей национальной безопасности,— заявил в субботу глава МИД КНР Ян Цзечи.— США должны как можно скорее отменить это ошибочное решение". В тот же день в МИД КНР был вызван посол США в Пекине Джон Хантсмен, которому вручили ноту протеста с перечислением списка мер в ответ на недружественные действия. Прежде всего Пекин объявил о замораживании военных связей с Пентагоном. Отменены запланированные на февраль переговоры на уровне заместителей министров обороны США и КНР по проблемам нераспространения и контроля за вооружениями, под угрозой срыва оказался и визит в Китай шефа Пентагона Роберта Гейтса. Но этим Китай не ограничился: МИД и минобороны КНР объявили о введении санкций против американских компаний, участвующих в сделке с Тайванем.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Разрыв военных связей с Китаем стал для США первым при президенте Бараке Обаме, хотя при его предшественнике Джордже Буше отношения американских военных с китайскими коллегами прерывались всякий раз, когда Вашингтон активизировал военно-техническое сотрудничество с Тайбэем. Последний раз Пекин рвал контакты с Пентагоном в октябре 2008 года, когда администрация США объявила о намерениях продать Тайваню оружия на $6,5 млрд. Отношения были восстановлены лишь в феврале прошлого года после смены администрации.

Зато санкции против американских корпораций являются беспрецедентным и куда более серьезным шагом. Главными пострадавшими могут оказаться Boeing (производитель ракет Harpoon), имеющая в Китае миллиардные контракты на поставки гражданских авиалайнеров, а также United Technologies (в нее входит Sikorsky Aircraft — производитель "Черных ястребов"), продающая в КНР лифты Otis, а также системы отопления и кондиционирования Carrier. Другие участники тайваньской сделки — корпорации Lockheed Martin и Raytheon — серьезного бизнеса в КНР не имеют.

Официальный представитель госдепа США Филипп Кроули вчера выразил сожаление в связи с решениями правительства КНР. По его словам, продажи оружия острову производятся в соответствии с Актом об отношениях с Тайванем 1979 года, по которому США берут на себя обязательство поддерживать военный баланс в Тайваньском проливе. "Наша политика направлена на поддержание стабильности и безопасности в регионе",— заявил он, особо подчеркнув, что от сделок с Тайванем Вашингтон отказываться не намерен.

Перегрузка


Нынешний конфликт вокруг продажи оружия Тайваню стал лишь одним из эпизодов в нарастающем противостоянии США и Китая, отношения между которыми начали стремительно портиться после первого визита Барака Обамы в Пекин в ноябре. Хотя еще осенью казалось, что они, напротив, переживают медовый месяц. Еще до январской инаугурации господина Обамы два патриарха американской внешней политики — экс-госсекретарь Генри Киссинджер и экс-советник Белого дома по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, считающийся одним из доверенных советников 44-го президента,— выдвинули концепцию "большой двойки" (G2), призывая Китай разделить с США бремя мирового лидерства.

Именно это предложение Барак Обама озвучил в Пекине. В качестве первого шага он посоветовал Китаю повысить курс юаня и тем самым помочь устранению дисбалансов в мировой торговле (в частности, гигантского дефицита США в торговле с КНР).

Китайские руководители сенсационное предложение Барака Обамы вежливо, но твердо отклонили, причем сделали это публично. "Мы не согласны с предложением создать G2 из США и КНР. Китай — это развивающаяся страна с огромным населением, и нам еще предстоит пройти большой путь для модернизации,— разочаровал американского гостя премьер Вэнь Цзябао.— Китай будет проводить независимую политику и не станет вступать в альянс с какими-либо странами". Подобное пренебрежение явно не могло не задеть американскую сторону. Вообще, в ходе визита сложилось впечатление, что лидеры КНР не испытывают никакого особого возбуждения от приезда заокеанского гостя, которое сопровождало Барака Обаму в его поездках по всему миру: его принимали не как символ мировой надежды на перемены, а как очередного президента США, пусть и темнокожего. Так, все выступления Барака Обамы в китайских СМИ были подвергнуты цензуре, а его встречу с шанхайской молодежью не показали по центральным телеканалам, на чем очень настаивал Белый дом.

Единственным положительным итогом вояжа стало то, что на совместной пресс-конференции с председателем КНР Ху Цзиньтао в ответ на слова американского гостя о единстве позиций Пекина и Вашингтона по иранскому вопросу китайский лидер дипломатично промолчал. Это молчание было воспринято как знак того, что Пекин готов если не поддержать, то по крайней мере не блокировать пакет антииранских санкций, которые США намерены внести в Совбез ООН. Однако уже 19 ноября, в день отъезда Барака Обамы из Пекина, стало понятно, что Китай и не думает отказываться от связи с Ираном, который является третьим поставщиком углеводородов в Поднебесную. В этот день китайская нефтяная госкомпания Sinopec подписала соглашение с Тегераном об освоении первой фазы одного из крупнейших нефтегазовых месторождений страны — Ядаваран. А через неделю Sinopec подписала в Иране очередное соглашение, в соответствии с которым китайцы обязуются инвестировать $6,5 млрд в развитие иранских НПЗ. В начале декабря Пекин с экстренным визитом посетил замгоссекретаря США Уильям Бернс, попытавшийся получить объяснения такого демарша, однако поездка окончилась безрезультатно (см. "Ъ" от 10 декабря 2009 года). А на следующий день после возвращения господина Бернса заместитель помощника госсекретаря США Роберт Ковач неожиданно заявил о планах администрации Обамы продать Тайваню новую партию оружия.

Холодная война


Использование тайваньской темы для давления на Китай может оказаться для Барака Обамы далеко не лучшей стратегией. Как отмечает бывший зампомощника госсекретаря США Сьюзан Ширк, курировавшая отношения с Китаем в администрации Билла Клинтона, в тайваньском вопросе китайские лидеры всегда будут действовать максимально агрессивно из-за растущих националистических настроений в КНР. "Чтобы выглядеть сильными в глазах своего населения, власти КНР не могут отойти от жесткой линии в отношении Тайваня — иначе они могут поставить под угрозу само существование режима",— отмечает она. Особо остро проблема стоит сейчас, когда национализм в Китае находится на подъеме: за последний год многие китайцы уверились, что кризис окончательно доказал превосходство китайской модели над западной и вскоре Поднебесная станет первой державой в мире. По мнению профессора Дэвида Лэмптона, возглавляющего китайское направление в Университете Джона Хопкинса, вина отчасти лежит и на излишнем увлечении Барака Обамы концепцией G2: "Администрация дала китайцам понять, что они нужны нам больше, чем мы нужны им".

Глубокое разочарование, которое испытывают обе стороны, а также невозможность достичь компромисса по ключевому иранскому вопросу могут привести к тому, что Пекин и Вашингтон продолжат повышать ставки. По сути, это уже происходит. Так, Пентагон объявил, что рассматривает запрос о поставках на Тайвань дизельно-электрических подводных лодок и около 70 самолетов F-16: обзор возможной сделки американские военные обещают завершить к маю. Кроме того, в пятницу министр США по торговле Гэри Локе обозначил еще более мощный рычаг воздействия на Пекин, заявив, что для западных компаний работа в Китае доставляет всю большую головную боль и вскоре многие из них могут последовать примеру Google, если КНР не изменит свою политику. (Напомним, что компания Google объявила о готовности свернуть свою деятельность в Китае в ответ на кибератаки, за которыми могут стоять власти КНР, и цензуру в интернете — подробнее об этом см. "Ъ" за 14 января.)

Фактически министр дал понять, что США не будут особо возражать, если американские компании начнут покидать Китай и переводить производство в другие страны с дешевой рабочей силой вроде Индии. Китайская сторона также не намерена уступать. В субботу замглавы МИД КНР Хэ Яфэй пригрозил, что дальнейшие продажи оружия Тайваню "будут иметь негативное воздействие на многие сферы китайско-американского сотрудничества и могут привести к последствиям, которые ни одна из сторон не хочет видеть". Тем самым он дал понять, что Пекин может оставить США наедине с проблемами вроде ядерной программы КНДР или глобального потепления.

Между тем тональность официальных заявлений обеих сторон уже начала напоминать риторику времен холодной войны. Еще более жесткие оценки звучат из уст представителей китайского экспертного сообщества. Так, периодически раздаются призывы начать сбрасывать американские гособлигации, которых Пекин накопил на сумму $800 млрд, превратившись в крупнейшего кредитора США. Впрочем, Пекин понимает, что продажа американских облигаций значительно обесценит и китайские резервы, а потому на резкие шаги не идет. По крайней мере, пока.

Александр Габуев



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение