Коротко


Подробно

Борьба с погодой для России может быть бизнесом

McKinsey рассчитала рентабельность мер по повышению энергоэффективности

McKinsey&Co опубликовала вчера исследование, в котором впервые оценивается рентабельность и эффективность мер, которые могут быть реализованы в РФ до 2030 года для повышения энергоэффективности экономики и снижения выбросов углерода в атмосферу. Из 150 проанализированных мер 60 оцениваются как высокорентабельные, их реализация позволит получить прибыль в €195 млрд до 2030 года. Наиболее эффективный сектор для сокращения выбросов — сельское и лесное хозяйство.


Консалтинговая компания McKinsey обнародовала данные исследования "Энергоэффективная Россия", посвященное анализу перспектив энергосбережения и снижения выбросов парниковых газов в атмосферу. Напомним, в последние месяцы президент РФ и правительство активно заняты темой энергосбережения, а Дмитрий Медведев на предстоящей в декабре конференции COP-15 в Копенгагене, посвященной "глобальному потеплению" и новыми мерам по борьбе с ним с 2012 года на смену Киотским соглашениям, намерен поддержать мировую борьбу с "климатическими изменениями". Отчет MkKinsey — первая независимая оценка стоимости и эффективности возможных мер в этой области для России.

Как пояснил "Ъ" партнер компании Степан Солженицын, эксперты McKinsey проанализировали с точки зрения эффективности по ряду критериев, в том числе по внутренней рентабельности проектов, около 150 предлагаемых мер по сокращению выбросов СО2 (в McKinsey дистанцируются от споров о необходимости этих мер и научной обоснованности концепции "антропогенного глобального потепления) и повышению энергоэффективности на горизонте до 2030 года. На национальном уровне около 60 мер оценены как "экономически привлекательные" (средняя внутренняя ставка рентабельности — около 30%) — они, совмещая в себе экономию на выбросах и снижение энергопотребления, могут позволить РФ "достичь целевых показателей экономического роста без существенного роста энергопотребления и объема выбросов парниковых газов". Они требуют инвестиций в €150 млрд в ближайшие два десятилетия, экономия ресурсов и прибыли оценивается за тот же период в €195 млрд.

Напротив, меры по сокращению выбросов углерода в атмосферу сами по себе нерентабельны (затраты в €410 млрд при экономии ресурсов в €90 млрд до 2030 года), тем не менее среди них есть группа низкозатратных — при инвестировании около €20 млрд возможно сократить до 2030 года выбросы на 340 млн тонн СО2 (11% совокупного объема выбросов в РФ), это 38% всего потенциально возможного сокращения. Такие меры, как изменение структуры топливно-энергетического баланса (строительство АЭС и ГЭС, в том числе в рамках Национальной энергетической стратегии, при сокращении газовой генерации), позволят сократить 220 млн тонн выбросов, стоимость сокращения тонны выбросов составит €26-28 за тонну. Остальные меры требуют расходов свыше €40 на тонну — они, подчеркивают в McKinsey, при нынешнем уровне цен на энергоносители не окупятся. Отметим, первая группа мер со стоимостью ниже €10 на тонну выбросов вполне может быть частично "оплачена" продажей квот на выбросы по "посткиотским" схемам. Экономически оправданное сокращение выбросов CO2 составляет 567 млн тонн, "дешевые" меры (до €20 за тонну) — 476 млн тонн, остальные 420 млн тонн сокращения выбросов дороже €20 за тонну выбросов СО2.

Наиболее же серьезный потенциал в энергосбережении, поясняет партнер компании Ирина Швакман, эксперты McKinsey видят не в ТЭК (там экономия до 2030 года может составить 80 млрд тонн условного топлива) и не в промышленности и транспорте (48 млрд тонн), а в секторе недвижимости и строительства — потенциально до 2030 года там можно сэкономить до 188 млрд тонн условного топлива.

При этом ряд мер, на которые правительство РФ откровенно ставит в вопросах энергосбережения (см. диаграмму), по расчетам McKinsey, достаточно дешевы, но затратны (например, речь идет о строительстве энергоэффективных зданий), еще одна часть (например, установка приборов учета тепла) среднеэффективны. Наконец, переход на эффективные источники света, на котором во многом строится законопроект Белого дома "Об энергосбережении" 2009 года, по расчетам компании, высокоэффективен с точки зрения рентабельности, но почти не дает "валовой" экономии.

В целом же набор мер, рассматриваемый правительством, почти никак не соотносится с расчетами McKinsey. Тем не менее расчеты аналитиков показывают, что при детальном анализе и расчете мер борьба с "глобальным потеплением" для России и ее инвесторов может оказаться достаточно выгодным — даже в случае сомнений в качестве научных концепций, которыми руководствуются ее инициаторы. Борьба же за энергоэффективность, по расчетам McKinsey, в целом является экономически оправданной при почти любой цене на нефть. Модель компании, по словам Степана Солженицына, учитывала цену нефти в $60 за баррель и ставки кредита в 8%. При повышении стоимости капитала с 8% до 12% потенциал сокращения выбросов и энергопотребления сократится на 8 млн т условного топлива и 18 млн CO2 (0,6% ожидаемого в 2030 году объема энергопотребления и выбросов по РФ). Рост цен на энергоносители до $90 приведет лишь к росту потенциала энергосбережения на 17%, потенциал рентабельного сокращения выбросов возрастет на 15%.

Дмитрий Бутрин



Тэги:

Обсудить: (0)

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение