• Москва, +6....+11 облачно с прояснениями
    • $ 64,15 USD
    • 72,06 EUR

Коротко


Подробно

Бедный, как москвич

В Москве минус 13. Это не о погоде, а о падении уровня жизни в столице. В других регионах реальные располагаемые доходы растут, но они продолжают завидовать Москве, потому что пока этот минус заметен только Росстату и самим москвичам.


НАДЕЖДА ПЕТРОВА


Чего не знает правительство Москвы


В дружном сообществе россиян, с каждым годом живущих все лучше, появились белые вороны — москвичи, которые в стихийной кооперации с жителями еще шести регионов (Ненецкий АО, Камчатка, Чукотка, Сахалин, Алтай и Тува) портят стране всю статистику роста благосостояния. За январь-август 2012 года реальные (то есть скорректированные на индекс потребительских цен) доходы населения в среднем по России выросли по сравнению с прошлым годом на 3,9%. В Москве — упали на 6,9%. За исключением скучающей по Роману Абрамовичу Чукотки, столь сильное падение реальных доходов не наблюдается нигде.

Ситуация с реальными располагаемыми доходами (скорректированы не только на инфляцию, но и на обязательные платежи) в столице выглядит еще драматичнее: падение за десять месяцев на 9,1%, причем в третьем квартале (соответственно к третьему кварталу 2011-го) — минус 12,8%.

Сразу скажем, присоединение к Москве солидного куска Московской области здесь ни при чем: Росстат произвел необходимый для сопоставимости данных пересчет. Причины странного явления неизвестны правительству Москвы: там нет точного ответа на вопрос, почему жители столицы становятся все беднее, а средний россиянин — ровно наоборот. Мы спрашивали.

Все, что нам смогли сообщить,— падение доходов в столице наблюдается, несмотря на опережающий инфляцию рост заработной платы и социальных выплат. Это действительно так: за десять месяцев средняя номинальная зарплата выросла на 11,4% (реальная — на 5,6%), а, к примеру, пенсии — на 11%. Но во-первых, номинальные среднедушевые доходы, согласно данным Мосгорстата, тоже упали (по итогам девяти месяцев — на 1,9%, до 42 654 руб.). Во-вторых, в структуре доходов населения, по сведениям того же ведомства на 2011 год, на зарплату приходилось 43%, на социальные выплаты — 11%.

Можно сделать вывод, что сжимаются оставшиеся 46%, однако, указали нам, "баланс денежных доходов населения утверждается Росстатом ежегодно с большим опозданием". В связи с чем "в настоящее время департамент экономической политики и развития города Москвы не имеет информации о структуре доходов населения даже за 2011 год, что не позволяет определить, какие строки баланса доходов населения (доходы от предпринимательской деятельности, от собственности, от продажи валюты или другие доходы) уменьшились". Ну что ж, теперь "Деньги" сами могут кое-что сообщить столичному правительству.

Что известно статистикам


Прежде чем делиться добытыми секретами (на самом деле, конечно, никаких тайн, просто по планам Росстата официальные данные о составе денежных доходов в 2011 году будут опубликованы только 23 декабря), уместно напомнить: в прошлом году доходы населения столицы тоже падали, хотя и не так драматично — на 1,9% в реальном выражении. Таковы были предварительные оценки. Но уточненные данные Росстата вместо падения показывают рост реальных денежных доходов — на 0,1% к 2010 году (суммарно они составили 6,6 трлн руб.). Для многих москвичей, впрочем, это будет слабым утешением: те из них, кто живет на одну зарплату, и правда стали беднее.

Как пояснила "Деньгам" Надежда Сучкова, заместитель начальника управления статистики уровня жизни и обследований домашних хозяйств Росстата, "в 2011 году в составе денежных доходов населения Москвы имело место снижение оплаты труда в реальном выражении на 4% и доходов от собственности на 12%". А росли в реальном выражении социальные выплаты (на 6%, в том числе пенсии — на 2%), доходы от предпринимательской деятельности (на 2%) и доходы из категории "Другие", включая те, что образуются в неформальном секторе экономики (на 14%).

И ведь нельзя сказать, что неформальный сектор (в который статистики включают любую, в том числе полностью легальную, деятельность, которая ведется без регистрации юридического лица) тем временем рос. Согласно росстатовским "Обследованиям населения по проблемам занятости", в Москве численность работающих в неформальном секторе сокращается с 2008 года: пик, зафиксированный в кризисном ноябре,— 447 тыс. человек, или 7,4% занятого в экономике столичного населения. В 2010-м "неформалов" оставалось лишь 298 тыс., или 5%, а в прошлом году — 279 тыс., или 4,6%. Как видно, до сих пор наращивать реальные доходы в Москве это ничуть не мешало.

В этом году сокращение неформального сектора продолжилось — до 248 тыс. во втором квартале 2012 года (4%, для сравнения: во втором квартале 2011-го — 260 тыс., или 4,3%), а вот картина реальных доходов оказалась совершенно иной. По итогам первого полугодия они сократились на 3,6%, при этом объем "других доходов, включая доходы, образуемые в неформальном секторе экономики, снизился в реальном выражении на 30%". Загадочная все же штука эти "другие доходы, включая неформальный сектор". Впрочем, не стоит забывать, что у Росстата пока только предварительные данные, которые могут быть заметно скорректированы. Да и по итогам года у них есть некоторые шансы исправиться: как указывает Надежда Сучкова, "для года в целом динамика доходов в неформальном секторе экономики по первому полугодию не показательна, поскольку их основной объем приходится, как правило, на конец года".

Второй показатель, попавший под подозрение,— доходы от предпринимательской деятельности. Они сократились на 3%, по предварительной оценке. Однако их доля в структуре доходов в последние годы была невелика (на 2009 год — 7%, см. график 1) и потому вряд ли может считаться главной причиной обвала. Но других подозреваемых пока нет: в первом полугодии, как и по итогам трех кварталов, росли в реальном выражении и оплата труда (на 9,4%), и социальные выплаты (на 3,9%, в том числе пенсии — на 12,7%), и доходы от собственности (на 6,4%).

Куда могли сбежать реальные деньги


Помимо сокращения доходов от формального и неформального предпринимательства, явно претендующих на роль виновников обеднения москвичей, в перечне учитываемых статистикой "других доходов" можно найти и иных подозреваемых.

Среди них — доходы от продажи валюты. Чтобы заподозрить их в падении, достаточно взглянуть, как жители Москвы тратят деньги. По данным Мосгорстата, во втором квартале 9,1% доходов, а в третьем — 14,1% москвичи потратили на покупку валюты. Разница между кварталами понятна: июль-август — самое время отпусков. Но сопоставьте с картиной двухлетней давности: 6,5% доходов во втором квартале 2010 года и 8,5% в третьем. Объяснение напрашивается только одно: сегодня граждане не продают валюту, а покупают.

В структуре использования денег столичным населением можно найти ответ и на вопрос, почему так упали реальные располагаемые доходы — потому что выросли обязательные платежи. За два года их доля в расходах выросла с 12,5% до 15,8% (на третий квартал 2010 и 2012 годов соответственно), а этим летом достигала даже 17,6%. Можно было бы, конечно, предположить: это результат того, что часть скрытых прежде доходов вышла из тени и пошла на уплату налогов. Но сомнительно, что это явление могло достичь таких масштабов.

Единственное, что можно сказать наверняка,— влияние на эти цифры отчасти оказала увлеченность населения и банков потребительским кредитованием. Дело в том, что уплата процентов по кредитам, рост которых сам по себе способен практически свести к нулю все воодушевление от наблюдавшегося повышения зарплат, засчитывается в размер обязательных платежей. Расходы на уплату процентов, конечно, вряд ли составляют большую долю доходов, но их рост не вызывает сомнений. Доказательство: кредитная задолженность москвичей выросла с 553 млрд руб. на 1 октября 2010 года до 892 млрд руб. на 1 октября 2011 года. При этом кредитные ставки за последний год поднялись. То есть рост процентных платежей может быть едва ли не двукратным.

Еще один факт в ту же копилку: зафиксированные в Москве расходы населения превышают доходы на 21,6%. На этот показатель, конечно, могли повлиять и столичные траты жителей других регионов, но вряд ли до такой степени: за два года он вырос более чем вдвое. И похоже, не собирается останавливаться (см. график 2).

В результате все меньшую часть доходов москвичи пускают на сбережения — в широком смысле слова: это и банковские вклады, и уменьшение основного долга по кредитам, и покупка ценных бумаг или недвижимости. В третьем квартале 2010 года такие расходы составляли 17,9% доходов, в тот же период 2012-го — 6,1%. Растущая доля трат на оплату товаров и услуг (с 70,7% до 85,6;%) объясняется, увы, не только пристрастием к шопингу. Коммунальные платежи, в 2010 году не достигавшие 5,7% потребительских расходов (и в 2009-м, кстати, тоже), в 2011-м составили 8,3%. И за последние 11 месяцев меньше не стали — рискнем предположить на основании личного опыта.

Конечно, у среднестатистического россиянина все равно есть основания завидовать среднестатистическому москвичу, ежемесячный денежный доход которого, несмотря на все неприятности, больше примерно на 20 тыс. руб. Однако у этого россиянина больше поводов для оптимизма: его-то доходы растут.

У москвичей скорее найдется повод для пессимизма. В прогнозе социально-экономического развития на 2013-2015 годы правительства Москвы падение реальных доходов проигнорировано, предполагается, что они стабильны со слабой тенденцией к росту. Статистика тем временем указывает на совершенно другой тренд — устойчивое снижение уровня жизни (см. график 3).


Тэги:

Обсудить: (0)

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение