Коротко

Новости

Подробно

Смысла.net

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 28

К концу года Россия станет второй в Европе после Германии виртуальной державой — во всяком случае, по количеству "подданных". Отечественные интернет-холдинги в спешном порядке решают, как заработать на стремительно пополняющих интернет-сообщества россиянах.


Текст: Владислав Коваленко


В переговорную входит Жан Рено в малиновых штанах и цветастой рубашке навыпуск.

— Аркадий Морейнис,— представляется он, пожимая руку. Потом откидывается в кресле и оглядывается по сторонам: — Что, может, коньячку?

До коньячка дело не доходит, но директор по разработке и развитию проектов "Рамблер медиа" и без того выглядит довольным. Шутка ли — три недели назад "Рамблер" выкупил у Аркадия Морейниса 49% его детища — известного товарного "навигатора" Price.ru (51% Морейнис продал Rambler еще в 2006 году). Сумму сделки Морейнис не раскрывает (по оценкам, она может составлять $17 млн).

Правда, для коньяка есть и грустный повод. Первого русского поисковика — Rambler — скоро не станет. По крайней мере, в привычном виде.

Ну, будем.

По ком звонит колокол


В ближайшем будущем на главной странице Rambler появится поисковая строка Google. Выглядит все это как капитуляция. В самом деле, к середине 2008 года поисковик Rambler безнадежно отстал от "Яндекса" и пропустил вперед американцев. Но если хоронить Rambler и имеет смысл, то только потому, что осенью, уверяет Морейнис, мы увидим новый портал.

Сейчас Rambler — портал закрытый. "Всех впущать, никого не выпущать" — так формулирует философию закрытого портала Морейнис. Все бросились покупать автомобили? Закрытый портал заводит страницу "Автомобили" и сам генерирует для этой страницы контент. Все увлеклись социальными сетями? Сделаем себе свою.

Открытый тоже заводит страницу "Автомобили", но не нанимает редакцию, а размещает на ней ссылки на сайты про авто. Новый Rambler планирует открыться к осени.

Самый яркий пример новой стратегии, по словам Морейниса, сервис "Рамблер.Друзья". Это некая смесь блога и социальной сети. Но необычного блога и необычной сети. Как правило, блоговый сервис — это замкнутый проект, в котором, например, в "друзья" можно зачислить только зарегистрированных пользователей. У Rambler другая история. Пользователь может зарегистрироваться в "Друзьях" и собрать на своей странице, скажем, блог ЖЖ и включить в "друзья" пользователей LiveInternet.ru, да еще добавить фотографии на Flickr, видеофайлы с RuTube, письма с Mail.ru и Gmail.com.

А что же с поисковиком? Теперь у Rambler будет два типа поиска: обычный — и вертикальный, когда конкретные слова ищутся на специально отобранных сайтах и по закрытым для обычного поисковика базам данных. Но, пустив к себе Google, Rambler теперь будет делиться с ним доходами от поисковой рекламы (как именно будут распределяться доходы, компании не раскрывают).

В отличие от Rambler на Mail.ru сразу поняли, что поиск не самый сильный их конек. И в январе 2006 года поставили у себя "движок" "Яндекса".

— С точки зрения охвата аудитории наиболее быстрорастущими и перспективными сервисами являются коммуникационные,— уверена Анна Артамонова, директор Mail.ru по маркетингу и PR.— Это наш основной конек: почта, знакомства, блоги, мессенджер. Главное — завоевать как можно большую аудиторию. А уж способы ее монетизации найдутся.

Но основные деньги Mail.ru зарабатывает как рекламная площадка, и в первую очередь как почтовая рекламная площадка. Поскольку текст писем компания не анализирует, контекстная реклама, когда тема объявления соответствует теме письма, для нее не подходит. 68% доходов Mail.ru получает от обычной баннерной рекламы. Но большую ставку компания делает на относительно новую интернетовскую фишку — поведенческий таргетинг.

— Вот не знаю, почему мне сейчас показывают объявление про шайбы,— удивляется Анна Артамонова, заходя в личный почтовый ящик.— Вчера еще показывали про люстры. Я как раз ремонтом занимаюсь, и недавно провела довольно много времени на сайтах про освещение.

Поведенческий таргетинг — это такое "всевидящее око Саурона". Система, которая анализирует, какие сайты посещает пользователь (записи об этих визитах какое-то время хранятся в его компьютере), и впоследствии показывает ему рекламные объявления, близкие этим сайтам по тематике. Но сайт, на котором пользователь видит эту рекламу, и который, соответственно, зарабатывает на ней, может быть уже совсем другим. Например, это может быть новостной сервис. Или почтовый. Такие технологии уже применяет "Яндекс" или тот же "Бегун".

Недавно африканский интернет-холдинг Naspers, владеющий третью компании Mail.ru, открыл некоторые данные из финансовой отчетности российского портала. В 2007 году выручка Mail.ru составила $55,8 млн, при этом EBITDA — $36 млн. Несложный арифметический расчет дает нам фантастическую рентабельность по EBITDA: 64,5%, в шесть раза больше рамблеровской.

Пока Mail.ru планирует зарабатывать на общении, а Rambler — в том числе и на популярности Mail.ru, в самой монетизированной на сегодняшней день области Рунета — поисковой — осталось по большому счету два бойца: "Яндекс" и Google.


Иногда лучше покупать


— Знаете, как у нас в МФТИ называли квадратные уравнения? Это уравнение, длина которого равна его высоте.

Перед святая святых своей компании, ссылочным ранжированием, генеральный директор российского представительства Google Владимир Долгов испытывает священный ужас. Однажды ему показали книгу на 400 страниц об этом ранжировании, и книга эта, вспоминает Долгов, сплошь состояла из тех самых "квадратных" уравнений. Кандидат физико-математических наук книгу в руках подержал — и вернул. Все равно, говорит, не пойму. Ох, скромничает.

Между тем ссылочное ранжирование, реализованное основателями Google Ларри Пейджем и Сергеем Брином,— это самая кровь Google (и практически всех современных поисковиков). Оно позволяет машине понять, какие из найденных ею по запросу пользователя документов показывать сначала, а какие — потом. Документы с сайта, на который ссылается наибольшее количество других сайтов, Google считает наиболее авторитетным и выносит в первые строки результатов поиска.

Конечно, Владимиру Долгову повезло. У него за спиной мощная интернет-корпорация с громким именем и отработанными поисковыми технологиями. По крайней мере, не нужно было изобретать велосипед. Правда, пришлось изобретать к нему довески.

— Мы открыли офис в декабре 2005 года,— рассказывает Долгов.— Весной 2006-го наладили морфологию для поисковой системы. А наша система платежей заработала в середине 2007 года. Оборот подразделения за прошлый год — это фактически оборот за второе полугодие.

Наладить морфологию — это научить англоязычную машину работать с языком, как это делает "Яндекс" или Rambler: понимать, что если пользователь просит найти документы, скажем, со словом "автомобиль", то подойдут и те, в которых есть "автомобилем" или "автомобилю". А вот с системой платежей все оказалось сложнее.

Основной заработок Google делает на контекстной рекламе. То есть помимо поисковика американская корпорация — это рекламное агентство, которое договаривается с сайтами-партнерами о размещении на них рекламных объявлений согласно тематике этих сайтов. Если посетитель сайта кликает по рекламному объявлению и попадает на сайт рекламодателя, Google берет за это с рекламодателя деньги и перечисляет их часть сайту-партнеру.

— Да, сейчас мы платим партнерам деньги почтовым переводом,— признается Владимир Долгов.— В другой стране кому такое расскажи, не поверят.

Не поверят, потому что во всех странах высокотехнологичный Google пересылает деньги партнерам с помощью чеков. Партнер получает чек, идет в любой банк и обналичивает его.

— В России такой номер не проходит,— вздыхает Долгов.— Все договоры российские сайты-партнеры заключают напрямую с Google Inc. Наши банки долго рассматривают американский чек — дескать, что это за бумажка такая, потом заставляют клиента заполнять кучу бумаг, а потом... отправляют чек обратно в Америку — чтобы партнерский банк Google подтвердил, что это действительно его чек. В итоге наши клиенты получали деньги через три месяца. А по почте — за пять дней. Работать по безналу сложнее — отдельная история с валютными счетами, дополнительное общение с налоговой.

Соединившись с гугловским поисковым алгоритмом и гугловским брэндом, русская морфология сотворила в итоге то, что должна была сотворить: Google начал помаленьку отъедать аудиторию у "Яндекса" и "Рамблера".

— Когда мы пришли в Россию, на нас приходилось 6-8% поисковых запросов, а сейчас порядка 30%,— хвастается Долгов.

Только вот с рекламой дела не пошли. Хотя глава русского Google уверяет, что развивается система контекстных объявлений в России, цифр он избегает (видимо, сказывается нелюбовь к уравнениям). А из отчета "Бегуна", компании номер два на рынке контекстной рекламы, выходят сплошные неравенства: в 2007 году "Бегун" и "Яндекс" на двоих контролировали до 90% рынка.

Наверное, поэтому на днях Google договорился с владельцами "Бегуна", "Рамблером" и инвесткомпанией "Финам", что выкупит агентство за $140 млн.

— "Бегун" — сильная компания на российском рынке контекстной рекламы,— нахваливает Владимир Долгов будущий актив.— Но вообще удивительно, как можно сделать такой бизнес, не обладая поисковой машиной.

Пусть "движка" у "Бегуна" не было, зато была человеческая система расчетов с партнерами. Как будет проходить интеграция Google и "Бегуна" — это, по словам Долгова, "хороший отдельный вопрос".

— Поиск для нас значит больше, чем Пушкин для России,— уверяет глава русского Google.

Главная текущая задача — популяризация. Россия стала одной из немногих стран, где мировой чемпион по поиску решился на рекламу. Например, на днях завершилась офлайновая "контекстная" рекламная кампания — Google размещал в Москве свои билборды с информацией о расположенных неподалеку достопримечательностях.


В поисках смысла


— Знаете, как называется столица Испании? — Виктор Лавренко, 31-летний соучредитель поисковика Nigma.ru, пытается зайти с коммуникатора на сайт своего конкурента "Яндекса" (впрочем, неудачно).— Наберите в "Яндексе" "столица Испании", и посмотрите, что получится.

Получается Барселона — по крайней мере, по первой ссылке. "Яндекс" в этом, конечно, не виноват. Как, впрочем, не виноват Rambler и, кстати, сама Nigma, которые тоже показывают Барселону либо просто "столицей", либо "второй столицей" в верхних результатах поиска. Не виноваты, потому что сам поисковик, строго говоря, никого никем не называет — он находит то, что уже названо другими. А когда дело доходит до Испании, особенно летом, на первое место в поисковых запросах вылезают сайты туристических компаний, которые везут в Барселону охотнее, чем в Мадрид.

Конечно, "правильных" сайтов, где столицей Испании значится Мадрид, в интернете больше. Однако в результатах поиска они оказываются ниже. Высоколобые программисты — антиподы Брина и Пейджа — нашли способы, позволяющие любой сайт показать поисковой системе таким образом, что та сочтет его "популярным" и вытащит на первое место в результатах запросов. Одним словом, работавшая без сбоев в старые добрые бескорыстные времена ссылочная система дала сбой.

На этом разночтении и пытаются сыграть создатели поисковых технологий следующего поколения. Они хотят, чтобы поисковик не просто показывал ссылки, а давал ответы на вопросы.

— Существует несколько перспективных направлений развития поисковых технологий: семантический, фактографический, информационный и т. д.,— говорит Лавренко.— Мы создаем систему, которая будет принципиально отличаться от существующих.

Поисковик Nigma.ru заработал в 2005 году. Первым делом Лавренко и его партнер Владимир Чернышев реализовали то, что Морейнис называет "вертикальным поиском",— научились сортировать ссылки по группам. Осенью появится так называемый фактографический поиск — Лавренко обещает научить машину правильно отвечать на запросы типа "столица Испании".

Сайт Лавренко-Чернышева находится на шестом месте среди поисковиков с долей переходов на другие сайты 0,5%. Месяц назад в состав акционеров поисковика вошел Юрий Мильнер, владеющий также долями в Mail.ru, Vkontakte.ru и Odnoklassniki.ru. По некоторым данным, Мильнер потратит на развитие Nigma.ru до $10 млн.

"Мы очень ждем появления радикально новых технологий, объявления о них случаются каждый квартал :),— отвечает по электронной почте Елена Колмановская, главный редактор "Яндекса".— Хорошие идеи помогают "Яндексу" улучшать свои сервисы".

Впрочем, по мнению Колмановской, технологическая революция вряд ли случится — во всяком случае, пока интернет скорее эволюционирует. А вот социальная революция действительно имела место, благодаря чему и взлетели социальные сети.

Любопытно, что плоды этой революции первыми стали пожинать не корпорации типа той же Mail.ru, которая делает ставку на общение, а небольшие инновационные компании. Как, кстати, и сам Google был экспериментом в эпоху царствования Yahoo!.

— Да, на рынок социальных сетей мы вышли не первыми,— разводит руками Анна Артамонова.— Нам, конечно, обидно, но важно реагировать быстро. Мы уже развиваем свою сеть — "Мой мир". Да, Odnoklassniki.ru и Vkontakte.ru мы не обогнали, но у нас свыше 1,5 млн человек в сутки — второй наш проект по размеру аудитории после почты.

Вот такие упущения вкупе с гигантской доходностью инвестиций (бывший акционер "Бегуна" ИК "Финам" на купле-продаже "Бегуна" заработает 1000% годовых) и притягивают в Рунет отчаянных чудаков — и разработчиков, и инвесторов, мечтающих повторить путь мейджеров. Правда, мало кто вспоминает о тех проектах, которые в этом "сите" задержаться не смогли. Так, в 2006 году фонды ABRT и Mangrove Capital Partners инвестировали $500 тыс. в "инновационную" поисковую систему Quintura.ru. Судя по данным LiveInternet.ru, она так и не смогла пока занять сколько-нибудь заметной доли рынка.

Аркадий Морейнис к инновациям типа "семантического поиска" относится настороженно, но не исключает возможности пропустить удар от какого-нибудь такого чудака.

— Именно этим интернет и интересен,— говорит Морейнис.— Конечно, порог входа в интернет-бизнес с новой идеей значительно повысился. Но все равно этот порог еще не критичен, это может быть несколько сотен тысяч долларов.

В этом смысле интернет похож на буддизм. Там каждый может стать буддой, а тут — "гуглой". Впрочем, и "яхой" тоже.

12,9 млн переходов


с "Яндекса" в сутки в среднем совершали российские пользователи интернета в течение последних трех месяцев. У Google соответствующий показатель составил 9,6 млн переходов, у Rambler — всего 3,6 млн

$210 млн


заработали сайты Рунета в 2007 году на контекстной рекламе, согласно данным "Бегуна". Это на 90% больше, чем годом ранее

28,1 млн человек


в России, по данным фонда "Общественное мнение", являлись пользователями интернета зимой 2007-2008 года (пользовались интернетом хотя бы один раз за последние полгода)



Комментарии
Профиль пользователя