Коротко


Подробно

 Инвестиции - Квант


Квантовая механика


The value of a thing is as much
as it will bring.
Adam Smith
       
       Последние годы большая часть мощностей зеленоградского завода "Квант" тихо простаивала, не возбуждая внимания крупных инвесторов. Ну стоит себе завод — и стоит. Между тем "Квант" — это, пожалуй, единственное в стране предприятие электронной промышленности, оборудование которого полностью соответствует современному мировому уровню. И вот на ниве приватизации у уникального высокотехнологичного предприятия появился новый хозяин. После подведения на прошлой неделе итогов чекового аукциона завод "Квант" вместе с находящимся на его территории автоматизированным таможенным складом отошел в частные руки.
       Хотя, впрочем, если точнее, не совсем на прошлой неделе, а несколько раньше, и вовсе не в результате аукциона. Это была продуманная операция, в результате которой компьютерной компании ИВК удалось по более чем разумной цене купить завод, оснащенный оборудованием едва ли не на сотню миллионов долларов. При этом сделка имеет прецедентный характер: именно по такой схеме имеет смысл вкладываться в высокие технологии.
       
Это вам не свечной заводик в Самаре!
       Обнародованные итоги чекового аукциона и инвестиционного конкурса показали, что отныне деятельность завода будет безраздельно контролироваться московским АОЗТ "ИВК" (эта фирма, входящая в состав одноименного крупного и широко диверсифицированного концерна, специализируется на сборке и продаже персональных компьютеров). Частные инвестиции в столь рискованное дело, как отечественные высокие технологии, не могли бы вызвать никаких иных эмоций, кроме чувства глубокого удовлетворения, если бы не одно деликатное обстоятельство: чисто формально для приватизации "Кванта" ИВК хватило всего 800 млн руб. — по очень приблизительной оценке раз в 150 меньше той суммы, на которую реально "тянут" сегодня основные фонды уникального завода.
       Завод "Квант" был построен в 1984 году на деньги тогдашнего Министерства электронной промышленности (МЭП). В то время велась кампания по повсеместному насаждению "информатизации", и "Квант" замышлялся как главный сборочный цех компьютеров для всего Советского Союза. Он начал производить компьютеры серии ДВК ("диалогово-вычислительный комплекс"), архитектура которых копировала решения американской компании DEC. Ориентация на DEC, избранная
       отечественными компьютеростроителями, в дальнейшем себя не оправдала, пришлось осваивать производство IBM-совместимых "персоналок", но в те времена продукция "Кванта" пользовалась огромным спросом, была строго фондируемой и по степени дефицитности не уступала колбасе или стройматериалам.
       В 1992 году завод был оборудован по самому последнему слову электронной индустрии: сборочные линии японской фирмы Daefuku, смонтированные тогда на "Кванте", не устареют по крайней мере до конца века (характерный срок морального старения для подобного оборудования — не меньше 6-7 лет).
       Заметим, что высококлассное японское оборудование устанавливалось на "Кванте" на тот момент, когда завод уже примерно два года фактически стоял (с 1990-го). Да и сегодня почти все это оборудование накрыто полиэтиленовой пленкой. В целом же производственные мощности завода загружены не более чем на 5%. В первом квартале текущего года "Квант" выпустил вчетверо меньше продукции (в сопоставимых ценах), нежели в первом квартале года минувшего.
       В общей сложности завод, по данным его руководства, обошелся казне примерно в $66 млн, из которых около 50 млн пришлось на оборудование, подпадавшее, естественно, под ограничения КОКОМ. Оно ввозилось правдами и неправдами, через третьи страны, и сегодня подобным оборудованием может похвастаться далеко не каждая (пусть даже крупная и известная) западная электронная фирма. В России же ничего похожего на "Квант" и подавно нет. Сегодня это единственное предприятие на 1/6 части суши, способное удовлетворить требованиям к сборочному производству таких фирм, как IBM или Sun. Предельная мощность завода оценивается в 1 млн персональных компьютеров в год — это раза в полтора больше того количества, которое сумел поглотить весь российский рынок в прошлом году (600-700 тыс.).
       Площадь производственных помещений завода составляет 32 тыс. м2; заводу принадлежит также расположенный на его территории автоматизированный таможенный склад. Уставный капитал АО "Квант" — 132 млн руб.
       С 1990 года завод не имел госзаказов и перебивался разнообразными случайными проектами — от сборки маломощных школьных компьютеров до производства телефонных аппаратов с автоматическим определителем номера.
       За последние два года завод посетило более 700 делегаций (в основном иностранных), которые изучали возможности размещения на "Кванте" своего производства. Однако решились на это только две компании. С октября 1993 года "Квант" собирает персональные компьютеры фирмы IBM (по заказу IBM, из ее собственных комплектующих, включая упаковочные материалы). Теперь подрядчиком IBM формально стала ИВК, новый собственник "Кванта", которая и сама (с декабря 1993 года) собирает на "Кванте" на условиях аренды производственных мощностей свои компьютеры. В этот проект ИВК вложила с сентября прошлого года, по утверждению ее президента Сергея Кабаева, около $3,5 млн, закупая дополнительное оборудование и отрабатывая технологии. Сравнимую сумму ($2 млн) вложила в свое производство на "Кванте" и IBM, но американская фирма, по словам директора "Кванта" Богдана Полатайко, в отличие от ИВК, не проявляла особого интереса к приватизации завода.
       Между тем объект, как мы видим, ничего себе. Ведь даже если забыть о производстве, то только большой охраняемый участок земли и автоматизированный таможенный склад на его территории могли бы стать гарантированным источником высоких и стабильных доходов.
       Однако мнения наблюдателей по поводу перспективности завода разделились, что и будет темой нашего дальнейшего повествования. Забежим вперед и сразу обозначим наиболее типичные взгляды на приватизацию "Кванта".
       Оптимисты (в основном это сотрудники ИВК и "Кванта"): "Частный капитал вдохнет жизнь в фактически простаивающий завод, даст работу тысячам оказавшихся не у дел высококлассных специалистов, положит начало реанимации национальных высоких технологий".
       Циники (бизнесмены, как правило, не имеющие прямого отношения к электронному производству): "Уникальный завод стоимостью десятки миллионов долларов отдан кому-то фактически задаром — молодцы новые хозяева, удачно хапнули".
       Скептики (преимущественно российские сборщики компьютеров — конкуренты ИВК): "Ну, приватизировали, ну, хороший завод, а кому и зачем он теперь нужен? Его все равно в обозримом будущем загрузить не удастся — со сбытом не выгорит. Зато головной боли хватит до второго пришествия частной собственности".
А теперь более подробно.
       
Оптимисты
       В ИВК празднуют победу. Руководители фирмы, все сплошь инженеры и ученые по образованию, взахлеб рассказывают о том, как с самого момента основания ИВК (1988 г.) они мечтали: поднакопим деньжат и займемся настоящим делом — серьезным заводским производством. И вот — свершилось! Торговлю, конечно, фирма тоже забрасывать не собирается, но теперь это будет прежде всего торговля продукцией, произведенной на собственном предприятии, под своей торговой маркой — держись, Тайвань! Торговая марка "ИВК", правда, появилась несколько раньше, но сборка компьютеров ИВК на "Кванте" происходила на условиях аренды, что порождало у руководителей ИВК, по их словам, ощущение ненадежности.
       Теперь же, как считает вице-президент ИВК Григорий Сизоненко, главная задача фирмы — постепенный переход от "чистой" сборки к производству собственных комплектующих. Пока что, по его словам, производить в России материнские
       платы уж слишком накладно, это дело будущего, в которое ИВК, однако, смотрит с нескрываемым оптимизмом. Зато блоки питания, клавиатуры, "мыши" в России можно производить уже сейчас, так сказать, для почину.
       Аналогичными проблемами озабочен и сосед ИВК по производству компьютеров на "Кванте" — фирма IBM. Однако руководитель зеленоградского проекта IBM Алексей Елисеев по поводу перспектив производства "красных комплектующих" настроен более сдержанно. По его словам, IBM с момента начала производства своих компьютеров в Зеленограде ищет по всей России конкретных производителей упомянутых комплектующих, и даже периодически находит, но они либо не способны удовлетворить требованиям IBM к качеству продукции, либо оценивают эту продукцию чрезмерно дорого — пока получается дешевле комплектующие ввозить.
       ИВК, впрочем, не собирается соперничать с IBM: своего главного конкурента она видит в лице "желто-белых" сборщиков (т. е. производителей компьютеров из Юго-Восточной Азии, сумевших завоевать авторитет для своей торговой марки) типа тайваньской фирмы Acer. На ИВК уже даже прикинули грядущую ценовую политику (продавать на 10-15% дешевле, чем аналогичные "желто-белые" модели).
       IBM тоже, разумеется, не считает ИВК своим конкурентом, да и вообще относится к факту приватизации "Кванта" на удивление спокойно. Глава московского представительства IBM Леннарт Крук уверен в том, что приватизация завода никак не повлияет на его договорные отношения с IBM, к тому же ИВК — один из самых крупных и успешных дилеров IBM. И еще: производственные мощности "Кванта" столь велики, что места там хватит всем, кто пожелает.
       
Циники
       По итогам инвестиционного конкурса ИВК получила 20% акций "Кванта" за 800 млн рублей, которые должны быть внесены в течение 30 дней. Затем будет осуществлена дополнительная эмиссия акций (на 50% от нынешнего уставного капитала завода), которые будут полностью переданы в собственность ИВК. Это будет означать сосредоточение в руках ИВК около 47% акций, а если считать только голосующие, то и все 53% (см. диаграмму). К тому же какую-то часть акций приобрели на чековом аукционе другие структуры концерна ИВК.
       Словом, выиграв инвестиционный конкурс, ИВК фактически завладела контрольным пакетом. Но что это был за конкурс? Вот, для примера, некоторые требования завода к потенциальному инвестору, представленные на конкурс.
       — "Разработать и передать заводу полный комплект конструкторской документации на стандартный ряд... источников питания ПЭВМ..., предусматривающей использование не менее чем на 90% комплектующих и материалов, производимых российскими предприятиями".
       — "Разработать конструкторскую документацию на технологическую оснастку, изготовить и передать ее заводу для производства методом листовой штамповки корпуса источника питания. Технологическая схема штамповки должна быть разработана и адаптирована к имеющемуся на заводе оборудованию".
       — "Разработать и передать заводу конструкторскую документацию на корпус типа minitower с учетом технологии сборки на поточной линии, имеющейся на заводе".
       — "Написать, отладить и передать заводу программу тестовых производственных испытаний блока питания"...
       По мнению вице-президента ИВК Виктора Первова, завод сейчас нуждается не столько в деньгах, сколько в этих вот технологиях. Именно технологиями, а также абстрактными ноу-хау во многом и расплачивается ИВК за завод "Квант": из 800 млн руб. только треть — прямые финансовые перечисления, остальное — поставки оборудования, а также технологии и ноу-хау, словом, интеллектуальная собственность.
       Как, однако, оценить такую интеллектуальную собственность, которая еще ни разу никому не была продана? Цифры можно назначать произвольно большими. К тому же не надо быть особым специалистом, чтобы из вышеприведенных цитат понять: за месяц "разработать и передать" столько всего просто невозможно. Вот и на вопрос корреспондента Ъ, мог ли кто другой, кроме ИВК, выполнить заявленные требования, директор завода Богдан Полатайко искренне ответил: нет. Эти ноу-хау и технологии уже и так есть у ИВК, чего никто и не скрывает — деньги в эти разработки уже вложены и безотносительно к инвестиционной программе.
       В сущности, все требования завода к "участникам конкурса" можно было бы свести к одному: "потенциальный инвестор должен носить имя ИВК". Иными словами, конкурентов на инвестиционном конкурсе у ИВК не было и быть не могло — так хотел завод и так хотела ИВК. Приватизация уникального предприятия состоялась, как говорится, полюбовно.
       
Скептики
       Зеленоград, безусловно, как говаривали встарь, "флагман отечественной электронной индустрии". И если предприятия этого города испытывают столь беспросветный кризис (один работающий в промышленности города сейчас в среднем производит продукции примерно на $200 в месяц), то вряд ли российское электронное производство можно признать инвестиционно привлекательной сферой. Например, генеральный директор компании Aquarius Systems Inform (ASI, владеет электронным заводом в г. Шуя) Игорь Галкин считает, что сегодня нет большого смысла создавать в России новые мощности по сборке компьютеров — буквально все существующие приличные производства и так сильно недогружены. Сбывать "красные" компьютеры становится все труднее. ASI и другие сборщики стремятся всячески использовать свои преимущества перед иностранцами: сервис и ремонт, контакты в регионах, связи в госструктурах.
       Поэтому г-н Галкин не берется судить о том, зачем ИВК пошла на столь уникальный шаг, как покупка "Кванта". С одной стороны, и впрямь недорого, с другой же — вроде бы вещь абсолютно бесполезная. Вообще, нужно заметить, большинство руководителей компьютерных фирм мало впечатлила эта новость. Они говорят, что очень большая доля компьютеров, собранных в России, все равно расходится главным
       образом благодаря личным связям. С приобретением "Кванта" ИВК новые связи в среде потенциальных клиентов вряд ли получила. Но зато теперь фирма может козырять перед директорами, начальниками и генералами: у нее — лучший в стране компьютерный завод, даже IBM там столуется. Добавим, кстати, что поучаствовав в выставке для военных, проведенной недавно в одной воинской части ("Н-ской"), представители ИВК уже намекают на предстоящую скорую свадьбу с генералами — тем более сладкую для последних, что в компьютерах ИВК, по заверению фирмы, нет и не может быть иностранных шпионских "жучков".
       Помощник главы фирмы Stins Coman — тоже крупного "красного сборщика" — Сергей Тимиргалиев высказался в том смысле, что "Квант" — может быть и удачное приобретение (недорого), но только с точки зрения долгосрочной перспективы (завод великоват). Сам Stins, например, оборудует себе завод мощностью 0,05 "Кванта" в подмосковном Долгопрудном — главным образом для того, чтобы "застолбиться" в Центральном регионе. Г-н Тимиргалиев заявил, что это в конечном счете может быть выгоднее, чем везти компьютеры в центр с их екатеринбургского завода. Последние же предназначены для восточных регионов.
       Похожие действия предпринимает и "Эксимер" — тоже один из крупных сборщиков. Эта фирма завела себе недавно производство в Петербурге и надеется, что питерские компьютеры будут продаваться на Северо-Западе.
       Вот тебе и "скептики", смекают эксперты Ъ. Все они начинали с сомнений, а разговорившись с корреспондентом, заканчивали рассказом о собственных заводах. Правда, все их мощности — просто ничто в сравнении с "Квантом".
       Однако вот в чем скептики правы: проблема сбыта и в самом деле может разрушить наполеоновские замыслы ИВК. Анализ Ъ (см. обзор инвестиций в прошлом номере, стр. 45) показывают, что расчет ИВК на сборку и реализацию компьютеров под "фирменными" марками (подробнее об этом ниже) в количестве 50 тыс. в месяц чересчур оптимистичен. То есть собрать-то соберут, "Квант" потянет, а вот сбыт под большим вопросом. Поэтому в самом лучшем случае (при реализации порядка 8-10 тыс. компьютеров в месяц) проект окупится не раньше конца 1997 года. А это значит, что прибыль здесь ИВК начнет получать лишь лет через пять, а до этого — только затраты. А пройдет после указанных пяти лет еще год-два — и, дабы продолжать делать что-то "на уровне", замечательную на сегодняшний день линию Daefuku придется менять или радикальным образом модернизировать, что опять-таки влетит едва раздобревшему инвестору в копеечку.
       
Хорошо приватизирует тот, кто знает время, место и схему
       Время. "Роман" ИВК с "Квантом", начавшийся в сентябре прошлого года, случился очень вовремя. Момент оказался крайне удачным по двум причинам. Первая: буквально через месяц-два в промышленности и особенно в машиностроении начался стремительный спад, окончательно разрушивший иллюзии директоров предприятий относительно возможности возврата к старому доброму государственному патернализму, обеспечивающему заказы и деньги. А утраченные иллюзии как нельзя лучше способствуют формированию на их месте предпринимательского подхода к делу. Тут-то и подоспел ИВК со своими соблазнами.
       Вторая причина — ИВК успел-таки до приватизации так хорошо "прикормить" завод, что тот уже не видел для себя лучшей доли, как "отдаться в козыри" крупному капиталу. Это и позволило ИВК составить крайне выгодные для себя условия инвестторгов и выиграть конкурс.
       Место. Зеленоград буквально напичкан высокими технологиями. Здесь есть все: и инфраструктура, и ценнейшие кадры, изнывающие от безделья, и даже, в конце концов, традиции соблюдения режима секретности, которые без всяких усилий можно переориентировать с борьбы против империалистических лазутчиков на соблюдение коммерческой тайны и защиту от промышленного шпионажа. Словом, приватизируй Зеленоград хоть до позеленения — если знаешь как.
       Схема. Прежде всего схема ИВК концептуальна. Фирма собирается нынешним летом развернуть на "Кванте" еще и сборочное производство рабочих станций (мощных компьютеров) американской фирмы Sun. Если этот процесс будет развиваться (а переговоры с ведущими американскими компьютерными фирмами продолжаются), то у "Кванта" есть все шансы стать первым крупным российским OEM (Original Equipment Manufacturer), то есть предприятием, специализирующимся на выпуске "чужой" техники с соответствующими — фирменными — торговыми марками.
       Подобная практика широко распространена во всем мире, и, хотя она и не представляет секрета, афишировать ее не принято. Например, компьютеры фирм Apple, Hewlett-Packard, той же IBM в больших количествах производятся на заводах южнокорейской фирмы Samsung, но по всем характеристикам эта техника ничем не отличается от собранной в США. Вполне возможно, что ИВК удастся снискать лавры "российского Samsung", и стремления к этому руководство фирмы не скрывает.
       Вспомним здесь о теплых отношениях с IBM и сделаем вывод: ИВК поставила на новую нишу в отечественном компьютерном бизнесе — выпуск компьютеров brandname. А это уже совсем другой уровень.
       Но дело не только в концептуальном заходе и планов громадье. Покупка "Кванта" сопровождалась предметными действиями чисто коммерческого свойства, рассчитанными на минимизацию затрат капитала и инвестиционного риска. О способе сэкономить деньги, используя инвестиционный конкурс, мы писали выше. Однако стремление к экономии не выродилось в мелкое шкурничество — ИВК, когда было надо, деньги тратил. В частности, одновременно с развертыванием проекта по "Кванту" в структуре ИВК-холдинга был создан банк — как будто специально для его (проекта) финансирования. Кроме того, сделку по приобретению завода ИВК застраховала. Поэтому, в частности, "Квант" и продался без проблем: предусмотренные инвестиционным проектом деньги завод получит в любом случае — либо от инвестора, либо от страховой компании.
       Остается добавить, что персональные компьютеры и рабочие станции — далеко не единственный вид продукции, подвластный "Кванту". При неблагоприятной конъюнктуре этого рынка ИВК всегда сможет за непродолжительный срок перепрофилировать часть мощностей завода на выпуск, например, бытовой электроники.
       
       ДМИТРИЙ Ъ-ЛЮДМИРСКИЙ, АЛЕКСАНДР Ъ-МАЛЮТИН, АНДРЕЙ Ъ-ШМАРОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 24.05.1994
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение