Коротко

Новости

Подробно

Хинди--руси -- бай-бай!

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32

На прошлой неделе правительство Индии ценой парламентского кризиса отстояло свою линию на сближение с США. Этот факт лишь подтверждает тенденцию последних лет: от былой дружбы и братства с СССР/Россией остались лишь воспоминания.


Буря в парламенте


22 июля правительство Индии во главе с 75-летним премьером Манмоханом Сингхом пережило, пожалуй, самый серьезный кризис за четыре года пребывания у власти. Исход голосования по вотуму недоверия правительству был неясен до самой последней минуты, и перед страной встала реальная перспектива досрочных всеобщих выборов.

Поставить перед парламентом вопрос о доверии кабинету премьера вынудило то, что его союзники по правящей коалиции — коммунисты — заявили о переходе в оппозицию. В итоге правящая коалиция потеряла большинство.

Лишь поддержка мелких региональных партий, а также части независимых кандидатов позволила правительству удержаться на плаву: в поддержку кабинета высказались 275 из 543 депутатов нижней палаты парламента. Чтобы добиться этого шаткого перевеса правительству даже пришлось срочно вызвать из тюрьмы нескольких депутатов, отбывающих заключение: для участия в голосовании их специально доставили под охраной в здание парламента, а больных депутатов привезли в зал заседания прямо на больничных койках.

Тем не менее голосование едва не было сорвано. Три депутата от главной оппозиционной силы — националистической Бхаратия джаната парти (БДП) — принесли в зал мешки с пачками денег. По их словам, эти деньги — в сумме 10 млн рупий (около $240 тыс.) — они получили в качестве взятки за неучастие в голосовании.

Кроме того, премьеру не дали закончить заключительное слово: в зале стоял такой шум, что он был вынужден прервать выступление и передать текст своей речи в секретариат.

Ядерное распространение


Что же вызвало такую бурю в индийском парламенте?

Не экономические трудности, не рост коррупции, не нищета, на грани которой находятся сотни миллионов жителей страны, и не множество других острых социальных проблем, стоящих перед сегодняшней Индией. Гнев депутатов от оппозиции и бывших союзников правительства вызвало соглашение с США о сотрудничестве в ядерной сфере, подписанное премьером Манмоханом Сингхом и президентом США Джорджем Бушем в марте 2006 года.

По этому соглашению США обязуются снять все ограничения на доступ Индии к ядерным технологиям, снять эмбарго на поставку ядерного топлива для индийских АЭС и открыть возможность для своих компаний инвестировать в ядерную отрасль Индии. В свою очередь, Индия обязуется открыть свои АЭС для международных инспекций, чтобы гарантировать, что полученные ею технологии и топливо не будут использованы в военной сфере. При этом Индия не берет на себя обязательства присоединиться к Договору о нераспространении ядерного оружия.

Санкции против Индии США ввели еще в 1998 году после испытаний в ней ядерного оружия. Подписанное Манмоханом Сингхом и Джорджем Бушем соглашение открывает путь для полномасштабного сотрудничества Индии и США в ядерной сфере. По самым осторожным оценкам, общий объем американских инвестиций в эту сферу в течение ближайших 15 лет может составить до $40 млрд.

Так почему оппозиция и даже бывшие союзники правительства выступили против этого соглашения? Аргументация левых партий сводилась к тому, что, подписав его, Индия предает идеалы движения неприсоединения, признанным лидером которого она была на протяжении полувека, сближается со страной, которая все эти годы считалась в Индии одним из главных стратегических оппонентов, и превращается в простую пешку в руках США.

В свою очередь, лидер правой БДП Лал Кришна Адвани, выступая в парламенте, заявил:

— Мы не против ядерной энергетики. Мы не против тесных отношений с США. Но мы против участия в договоре, который не отводит нам роль равноправного партнера.

Как отмечают наблюдатели, правых возмущает не само по себе соглашение с США, а то, что по его условиям Индия допустит на свои ядерные объекты международных инспекторов.

Как бы то ни было, планам правительства Индии дан зеленый свет. Сейчас многие политические наблюдатели гадают, не станет ли победа Манмохана Сингха пирровой. Во всяком случае, лидеры оппозиции, которым не удалось добиться проведения досрочных выборов, в будущем году (а очередные выборы должны состояться не позднее мая 2009 года) намерены в полной мере использовать в своей агитации ситуацию вокруг соглашения в США.

Движение присоединения


Но значение случившегося выходит далеко за пределы самой Индии. По сути, это новый решительный шаг в давно наметившемся направлении, которое знаменует собой резкий разворот всей внешнеполитической доктрины Индии. И, судя по заявлениям лидера оппозиции, если в 2009 году БДП удастся победить, это движение продолжится и при новом правительстве, хотя возможно изменение некоторых нюансов.

В 1960-1980-е годы Индия, даже будучи лидером движения неприсоединения, во всех внешнеполитических действиях, тем не менее, однозначно ориентировалась на СССР. И как у Москвы в те годы не было лучшего союзника за пределами социалистического лагеря, чем Дели, так и Индия, оказавшаяся зажатой между двумя враждебно настроенными к ней странами — Китаем и Пакистаном,— могла рассчитывать только на поддержку Советского Союза.

Ставшая поговоркой фраза "хинди--руси — бхаи-бхаи" ("индийцы и русские — братья"), вошедшая в обиход в середине 1950-х годов после того, как индийский премьер Джавахарлал Неру и советский — Николай Булганин обменялись визитами, была не пустым звуком. Она реально отражала не только (и даже не столько) те отношения, которые сложились на межгосударственном уровне, но в первую очередь те чувства к братскому народу, которые испытывали миллионы простых граждан. Об этом свидетельствует, например, невиданная для стран, находящихся за пределами региона Южной Азии, популярность в СССР индийских фильмов. А знаменитое обращение "дорогой товарищ Индира Ганди", которым генсек Леонид Брежнев приветствовал дочь Джавахарлала Неру, сменившую отца на премьерском посту, говорит само за себя.

Между тем уже тогда можно было заметить, что в основе отношений СССР и Индии на межгосударственном уровне был некий изъян, который в полной мере дал о себе знать после распада Советского Союза. Дело в том, что отношения дружбы и братства во многом основывались не на принципе "дружить за", а на принципе "дружить против". Против США, против Китая, против верного союзника США в регионе — Пакистана. А движение неприсоединения, лидером которого была Индия, считалось верным союзником соцлагеря в борьбе против мирового империализма.

На практике это приводило к следующему. Подавляющую долю внешнеторгового оборота между двумя странами составляло военно-техническое сотрудничество. Порядка 70% всего оружия индийских вооруженных сил было произведено в СССР. При этом оружие поставлялось на льготных условиях — в то время политические дивиденды были гораздо важнее прямой экономической выгоды.

Все изменилось в 1990-е годы. В эпоху раннего Ельцина и Андрея Козырева на посту главы МИД РФ произошла резкая переориентация внешнеполитической линии России: приоритетным стало западное направление, а восточная экзотика стала рассматриваться как досадное и практически бесполезное дополнение. Тогда же была сделана попытка перевести отношения с бывшими союзниками и стратегическими партнерами на чисто рыночные рельсы: о льготных условиях поставки любых товаров, а уж тем более оружия было предложено забыть.

В конце 1990-х годов вроде бы наметился возврат интереса к Индии, но опять-таки — на старом принципе "дружить против". Именно тогда Москва была больше всего озабочена тенденцией формирования однополярного мироустройства и активно искала ему альтернативы. Одной из таких альтернатив стала идея, высказанная в 1999 году тогдашним премьером РФ Евгением Примаковым, о стратегическом треугольнике Москва--Пекин--Дели, который по замыслу его автора должен был стать реальным противовесом Вашингтону.

Фактически эта же идея повторяется и в новой российской внешнеполитической концепции, представленной пару недель назад президентом РФ Дмитрием Медведевым. В ней слово "Индия" упоминается шесть раз и только в близком соседстве со словом "Китай" (см. также комментарий Сергея Строканя на стр. ***).

Вряд ли после всего этого стоит удивляться, что и Индия решила перестроить свою внешнеполитическую доктрину. Удивление может вызывать только то, что это произошло так поздно.

Практический итог этих крутых виражей в российско-индийских отношениях весьма плачевен. Потеряв важного политического союзника, Россия, несмотря на все попытки перевести отношения на рыночные рельсы, ничего не приобрела и в экономическом плане. Индия все больше стремится диверсифицировать свои источники поставок даже в тех областях, где до недавнего времени Россия чувствовала себя монополистом, например в сфере ВТС и в ядерной сфере.

Возможно, в абсолютных цифрах потери пока не столь очевидны — Индия по-прежнему остается важнейшим покупателем российского оружия. Но по сути, Индия теперь закупает в России только "железо" (при этом стараясь диверсифицировать и эти поставки), а всю высокотехнологичную начинку предпочитает закупать в других странах (см. стр. ***).

Показательна в этом отношении история с продажей Индии российского авианесущего крейсера "Адмирал Горшков", что в свое время было разрекламировано как крупнейшая сделка века. Переговоры о его продаже шли с начала 1990-х годов — стороны долго не могли договориться о цене. Наконец, в 2004 году контракт был подписан. Индия покупала крейсер фактически по цене металлолома, но Россия оговорила право поставить всю палубную авиацию. В итоге сумма контракта составила порядка $1,5 млрд, и крейсер должен был быть передан ВМС Индии в нынешнем году. Однако в начале этого года обнаружилось, что себестоимость работ по его переоснащению превосходит сумму контракта еще на $1 млрд. Начались новые переговоры, и на сегодняшний день пока не ясно, согласится ли индийская сторона на новые условия. Ясно только одно: в этом году Индия крейсер не получит. Даже если переговоры завершатся успешно, это произойдет не раньше 2012-2013 годов.

И вот теперь настала очередь сферы ядерной энергетики. Еще совсем недавно Россия чувствовала себя в ней вполне вольготно, будучи едва ли не монопольным партнером Индии (основной проект российско-индийского сотрудничества в этой области — строительство АЭС в Куданкуламе на юге Индии). И американские санкции играли России на руку. Однако тот факт, что правительство Индии получило карт-бланш на реализацию договора о сотрудничестве с США в ядерной сфере, означает не просто конец российской монополии, но и начало нового витка жесточайшей конкуренции, где российские позиции не слишком обнадеживают.

БОРИС ВОЛХОНСКИЙ


Комментарии
Профиль пользователя