Коротко

Новости

Подробно

Из Азии в Африку за полчаса

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 68

Крупнейшим бизнес-проектом второго квартала 2008 года стала разработка подвесного моста, который пройдет через Красное море и соединит два континента — Азию и Африку. Разработкой плана занимается компания под руководством Тарека бен Ладена, сводного брата террориста номер один в мире. И он намерен привлечь под свой проект около $200 млрд.


Несколько недель назад компания Тарека бен Ладена Middle East Development (MED) начала принимать инвестиции для своего самого амбициозного проекта на сегодняшний день. Он предусматривает строительство подвесного моста через Красное море, который соединит Джибути и Йемен. Авторы проекта при всяком удобном случае подчеркивают его символическое значение. "Речь идет не только о Йемене и Джибути, а о двух континентах — Африке и Азии",— говорит Тарик Айад, президент американской компании Noor City Development, нанятой MED для управления проектом.

Представители властей обеих стран уже выразили полную поддержку MED и подписали с ней меморандум о взаимопонимании, хотя многочисленные детали, в том числе какие доли достанутся сторонам в готовом проекте, до сих пор обсуждаются.

Положительная реакция властей на этот проект была вполне ожидаема. И дело здесь не в том, что мост поможет миллионам африканских мусульман добираться до Мекки за короткое время. Точнее, дело не только в этом. Просто и Джибути, и Йемен с ВВП на душу населения около $1000 относятся к числу самых бедных стран мира. Их развитию к тому же мешает продолжительная политическая нестабильность. И вдруг им предложили возвести мост ценой $20 млрд, а на двух его концах обустроить свободные экономические зоны для стимулирования торговли, что обойдется в оставшиеся $180 млрд. От самих стран не потребуется серьезных финансовых вложений, им нужно будет предоставить под проект землю. Такое предложение действительно выглядит очень заманчивым. "Проект словно упал на нас с неба с предложением брата Осамы бен Ладена",— говорит премьер-министр Джибути Дилейта Мохамед Дилейта. Власти Йемена, в свою очередь, бесплатно предоставили под проект 1300 кв. км земли. Пустынная местность вокруг почти не заселена, там находятся только маленькие рыбацкие поселки. MED откроет на этой земле несколько бетонных заводов, чтобы необходимые материалы поступали в кратчайший срок. По всей видимости, вся земля, отведенная под строительство, перейдет потом в собственность инвестирующих компаний, как это происходило еще в позапрошлом веке при прокладке железных дорог в Канаде и США. По этой схеме компании вкладывают деньги в развитие региона, чтобы получить прибыль от многократно возросшей стоимости земли. Ожидается, что строительство Азиатско-Африканского моста начнется уже в следующем году и займет около 15 лет.

По замыслу компании Тарека бен Ладена сначала предстоит возвести мост от юго-западной оконечности Йемена до острова Перим, а затем продолжить его до Джибути над Баб-эль-Мандебским проливом (название переводится как "Врата слез"). Общая длина моста составит 28,5 км. По нему пройдут шесть полос для автомобильного движения, железная дорога, а также газовый трубопровод.

Проектировкой моста для MED занимается датская компания COWI, которая также участвует в создании 45-километрового моста между Бахрейном и Катаром (его стоимость составит менее $3 млрд). На ее счету, впрочем, не только мосты, но и здания, дороги, тоннели, а также портовые сооружения по всему миру. И этот опыт ей, безусловно, пригодится, потому что гигантский мост только часть проекта, и основные инвестиции пойдут в те портовые свободные экономические зоны (так называемые города света), которые будут построены и в Джибути, и в Йемене.

Местным жителям будет непросто привыкнуть к тому стилю жизни, который придет с появлением огромных портовых городов. По словам одного из сотрудников MED, "через 10-12 лет на берегах Баб-эль-Мандебского пролива появится город, который выглядит как Дубай или Гонконг". Жителям Йемена и Джибути придется столкнуться с полным запретом в свободных экономических зонах огнестрельного оружия, а также любых наркотических веществ, включая растение кхат, которое широко распространено в обеих странах.

MED планирует построить в новых городах жилье для 5 млн человек в Йемене и для 1,5 млн в Джибути. Помимо жилых кварталов там будут и деловые районы, а также медицинские и развлекательные центры. Это позволит создать рабочие места почти для 1 млн человек.

Масштабный проект уже привлек внимание предприятий со всего мира. О желании участвовать в строительстве моста и "городов света" уже заявили американские компании Bechtel и Hewlett-Packard, шведская Ericsson и французская Veolia Environnement. Сама MED планирует вложить в проект только $10 млрд, а остальные $190 млрд привлечь в виде инвестиций сторонних компаний.

Несмотря на колоссальные суммы, представители Noor City Development считают, что особых проблем с привлечением капитала не возникнет. В основном благодаря потоку нефтедолларов в страны Ближнего Востока, который с каждым днем становится больше. "В конце концов, все мы здесь для того, чтобы зарабатывать деньги,— говорит Тарик Айад.— Как только люди поймут значение этого проекта, все захотят присоединиться к нам". Впрочем, он не забывает упомянуть и о выгоде, которую принесет строительство местным жителям: "Если эта транспортная система будет открыта, можно создать рабочие места, перемещая товары и услуги. Этим можно дать толчок экономическому развитию. Поэтому мост критически важен".

"Возведение моста было мечтой Тарека бен Ладена на протяжении многих лет,— говорит юрист компании MED.— Он хочет послужить своему отечеству". Дело в том, что отец Тарека и Осамы Мохаммед бен Ладен родился в Йемене в нищете. И именно оттуда он отправился в Саудовскую Аравию, где заработал целое состояние в строительном бизнесе. О своем знаменитом брате Тарек бен Ладен предпочитает не разговаривать, заявляя, что семья отреклась от террориста номер один больше десятилетия назад из-за его экстремистской деятельности.

Иссам Халаби, вице-президент MED, объясняет стремление Тарека бен Ладена соединить два континента именно его корнями: "Йемен — это родина членов его семьи. Они хотят бороться с бедностью и безработицей в регионе". Однако чтобы построить мост и помочь решить упомянутые Халаби проблемы, надо сначала придумать, как справиться с теми трудностями, которые встали на пути разработчиков и многим кажутся непреодолимыми.

В первую очередь речь идет о сложных природных условиях. По словам Хенрика Андерсена, главы отдела проектировки мостов компании COWI, "бетонные пилоны будут уходить под воду на глубину до 300 м и в то же время возвышаться над поверхностью воды на расстояние 400 м, чтобы удерживать секции моста, достигающие в длину 2-3 км. То есть каждый пилон будет высотой 700 м — по-настоящему огромный".

К тому же мост предстоит построить в районе, где в любой момент может произойти землетрясение. У COWI есть опыт работы в сейсмоопасных зонах. Компания, к примеру, спроектировала мост, который соединит континентальную Италию и Сицилию. Но в случае с Джибути ситуация осложняется тем, что на территории страны есть действующие вулканы. В 1978 году столкновение тектонических плит вызвало землетрясение мощностью 5 баллов по шкале Рихтера. Это привело к извержению вулкана Ардукоба, из которого вырвались потоки лавы, изменившие поверхность дна в проливе. Тем не менее разработчиков из COWI такие условия не пугают. По их мнению, современные технологии строительства могут уберечь мост от разрушения при землетрясении, а подводные платформы можно укрепить с применением таких же средств, которые используют на шельфовых буровых установках.

Более серьезную проблему представляет политическая напряженность в регионе. На юге Йемена в последние месяцы вспыхивали беспорядки по поводу безработицы и растущих цен, а на севере возобновилась борьба повстанцев и правительственных сил. В отчете американского исследовательского института The Jamestown Foundation также указывается, что на территории Йемена действуют лагеря подготовки террористов.

Следует упомянуть, что и воды Красного моря, в особенности Аденского залива, носят славу одной из наиболее опасных акваторий мира из-за процветающего пиратства (см. "Власть" N22 за 2008 год). Там часто происходят нападения на проходящие суда, причем пираты в атаках нередко используют противотанковые гранатометы.

Однако, несмотря на многочисленные трудности, разработчики проекта уверены в том, что их предприятие удастся. Их главной задачей на сегодня, безусловно, является поиск инвестиций. Пытаясь привлечь интерес инвесторов к своему проекту, представители MED и Noor City Development указывают, во-первых, на солидные запасы природного газа на территории Йемена, который, по их мнению, может помочь экономическому развитию Африки и на транспортировке которого можно заработать. Во-вторых, упор делается и на то, что страны Аравийского полуострова также нуждаются в африканских ресурсах. "На Ближнем Востоке много денег и нефти, но нам очень не хватает рабочих рук и некоторых пищевых продуктов, например зерновых",— говорит Тарик Айад. Наконец, в-третьих, люди из MED подчеркивают важность создания прямого пути из Африки к мусульманским святыням.

Но специалисты утверждают, что ни одна из этих целей не может оправдать те инвестиции, которые планируется вложить в проект. "Для того чтобы Йемен мог экспортировать газ, не нужно тратить $200 млрд",— пишут исследователи британского центра Oxford Analytica. По их мнению, доступ к африканским ресурсам (рабочей силе и товарам сельского хозяйства) также можно обеспечить альтернативными способами, которые обойдутся на порядок дешевле. Что же касается символизма соединения африканских мусульман и святынь в Мекке и Медине, прибыль от пассажиропотока не сможет покрыть даже части тех расходов, которые повлечет поддержание моста в рабочем состоянии. Раз уж Великобритания и Франция, одни из наиболее богатых и густонаселенных стран Европы, едва находят средства на содержание тоннеля под Ла-Маншем, трудно представить себе, как Йемен и Джибути смогут получать доход, которого хватит на содержание проекта в десять раз более дорогого.

Сомнения в том, что идея Тарека бен Ладена когда-либо воплотится, посещают многих и в Джибути, и в Йемене. "Я говорю с людьми о проекте, и в 99% случаев они сначала думают, что я шучу,— признается один из представителей компании Noor City Development.— Масштаб проекта настолько велик, что они просто не знают, как его представить. Когда говоришь людям, что Красное море можно будет пересечь по суше, они отвечают: "Так я тебе и поверю!"".

ЕГОР НИЗАМОВ



Комментарии
Профиль пользователя