Коротко

Новости

Подробно

10 лет без права разворота

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 62

30 июня 2008 года завершилась самая продолжительная и масштабная реформа, которой когда-либо занимался Анатолий Чубайс. 3648 дней было потрачено не столько на то, чтобы РАО "ЕЭС России" перестало существовать, сколько на то, чтобы решить, что именно останется от госмонополии, считающейся едва ли не главным достижением советской власти в экономике.


12 марта 1998 года Анатолий Чубайс, первый вице-премьер правительства России, достиг пика своей карьеры в правительстве России. В должности главы комиссии Белого дома по обеспечению доходов федерального бюджета он уже через три-четыре месяца мог стать главным строителем госкапитализма в России: на тот момент бюджет России был главным кредитором экономики страны, и, возьмись за дело твердый сторонник огосударствления экономики, мы бы жили в совсем другой стране. Но такие люди, обладающие сравнимым с Чубайсом опытом, в Белом доме появились лишь в 2001-2003 годах, когда было решительно поздно для такого шага. А сам Анатолий Чубайс в апреле 1998 года неожиданно стал председателем правления РАО "ЕЭС России" и через несколько месяцев вообще перестал быть госслужащим, став наемным менеджером пусть и крупнейшей, и государственной, но компании.

Только сейчас очевидно, в какой степени экономике России повезло с этим выбором: именно Анатолий Чубайс был человеком, который мог бы создать в России относительно эффективную госэкономику. Уже через несколько лет чуть менее энергичные и чуть менее целеустремленные соратники и друзья Анатолия Чубайса — от Германа Грефа до Алексея Кудрина — уверенно говорили о масштабных госинвестициях, о госкомпаниях как двигателях развития экономики, частно-государственном партнерстве, стратегических интересах и прочих элементах соответствующего экономического курса так, будто в 1992 году именно это и предполагалось правительством Егора Гайдара как стратегическая линия на десятилетия вперед. Но сам он уже был занят прямо противоположным: разрушением, пожалуй, самой эффективной составляющей экономики СССР, а именно электроэнергетической отрасли, построенной на плановом, распределительном и командном принципах.

БУКВРазумеется, все понимали, что Чубайс идет в РАО для того, чтобы проводить в электроэнергетике, составляющей тогда примерно десятую часть экономики страны, реформу. Разумеется, никто тогда не понимал, что Чубайс ушел в РАО делать историю. Энергореформа в России, запущенная через несколько месяцев, станет через несколько лет одним из немногих серьезных вкладов России в мировую систему представлений о возможном в крупной экономике. Их на деле не так много: это доказательство возможности демонтажа плановой экономики в невоенных условиях (автор Егор Гайдар), демонстрация возможности приватизации без допуска в нее иностранного капитала (Анатолий Чубайс), реалистичность возможности проведения бюджетной и налоговой революции в сжатые сроки и без социальных потрясений (Алексей Кудрин). Анатолий Чубайс удвоил свой счет: он продемонстрировал, что возможна реформа базовой отрасли экономики — электроэнергетики — в противоречии с основами экономического курса, реализуемого государством.

Ограничься Анатолий Чубайс тем же, чем ограничивались его коллеги, РАО "ЕЭС России" сейчас было бы вместо "Газпрома" крупнейшей компанией России по капитализации, "национальным чемпионом", "голубой фишкой" в мировом масштабе. Вместо этого к 30 июня 2008 года РАО "ЕЭС России" приказало долго жить, а на его месте сторонний наблюдатель обнаружил непросто систематизирующийся суп из аббревиатур ФСК, СО, НОРЭМ, ОГК, ТГК и десятков торгующихся друг с другом, старающихся заработать друг на друге чиновников, частных инвесторов, госкомпаний, потребителей и членов команды Чубайса в разные годы, решительно не имеющих общего плана действий, единых интересов и общего образа мышления. Там, где в 1998 году существовало РАО "ЕЭС России" и по большому счету ничего более, в 2008 году есть отрасль рыночной экономики, которую легендарный Петр Непорожний, министр энергетики СССР и архитектор советской энергетики, мог бы представить себе лишь в страшном сне, поскольку это и есть тот самый капитализм, мир чистогана без какого-либо социально-экономического идеализма и планового блага человечеству на века.

Можно ли сказать, что рекорд, поставленный Чубайсом, был именно тем, к чему он стремился? Удивительно, но да. Сравнивая первые наброски реформы РАО "ЕЭС России" 2000 года и современное состояние энергорынка (напомним, окончательная либерализация цен в электроэнергетике намечена лишь на 2011 год, при этом часть реформ в смежных отраслях и экономики, и госрегулирования, от техрегламентов и энергосбережения до газовой отрасли, не завершена), нельзя не прийти к выводу: все это именно то, чего он хотел. Единого энергохолдинга, отвечающего за энергоснабжение большинства потребителей РФ электроэнергией, не существует. Есть десятки и сотни компаний, которые делают то же самое и способны делать это вне зависимости от того, что делается в Китайгородском проезде — там, где все эти десять лет продолжали работать энергетические власти Российской Федерации, постепенно эту власть сдающие.

Критика Анатолия Чубайса и итогов его работы в РАО "ЕЭС России" была в целом даже несоразмерна масштабу происходящего. Лишь один из его известных серьезных критиков, бывший замминистра энергетики Виктор Кудрявый, последовательно атаковал главу РАО "ЕЭС России" за то, что он делал по существу, отстаивая уникальность и целостность советской системы управления электроэнергетической отраслью. И лишь один политик, бывший советник президента Андрей Илларионов, строил свою критику на существовании альтернативных и предполагающих большую экономическую свободу, чем допускал Чубайс, принципах реформы. Ни Кудрявому, ни Илларионову, несмотря на их невероятное упорство в чисто экономическом споре, не удалось создать для Чубайса системную оппозицию, которую ему сложно было бы преодолеть.

БУКВЭто не значит, что идея Чубайса в отношении электроэнергетики была лучшей: теоретически это можно выяснить лишь по итогам нескольких лет работы полностью реализованного плана реформы (то есть не ранее 2015 года), практически — никогда. "Контрольной группы", второй РАО "ЕЭС России" или второй аналогичной экономики, в которой реформа шла бы другим путем, просто нет, сравнивать не с чем. Эксперимент с реформой запущен, первые результаты показывают, что модель работоспособна, остальное уже история. Новая реформа энергетики будет придумана, если потребуется, не ранее чем через пять-десять лет, и она будет проводиться уже в другой экономике и, скорее всего, уже не Чубайсом. Было бы сложно представить себе реформатора такого масштаба, который готов был бы "откатить" такого масштаба изменения назад,— вряд ли это стоит ставить Чубайсу в вину.

Есть ли за что критиковать Чубайса помимо этого? Сколько угодно, но в основном критика эта касается тактических отступлений и маневров команды РАО "ЕЭС России" в ходе выполнения основной задачи — от обсуждения инвестиций в ФСК и ГидроОГК, которые государство не готово отдавать на откуп рынку, до "промежуточных" вложений РАО в энергомощности, соглашений о разделе активов бывшего "Мосэнерго" с московской мэрией и компромиссов по энергосистемам Сибири. Скорее всего, именно с этим связано было и постоянное спокойствие Чубайса при очередном сообщении о приостановке реформы электроэнергетики для новой дискуссии о ее ходе — инициировано оно томским губернатором Виктором Крессом или же главой Минэкономразвития Германом Грефом. Нельзя сказать, что некуда было торопиться и не менее трех лет задержек в реализации "плана Чубайса" были бесплатными,— уже к 2005 году при резком росте спроса на энергию и дефиците генерирующих мощностей истинная цена такой задержки была предъявлена всей стране. Тем не менее она была заплачена, как были оплачены почти все выставленные Анатолию Чубайсу промежуточные счета, которые не затрагивали основного вопроса — РАО "ЕЭС России", рабочее место председателя правления РАО, должно исчезнуть.

Дело сделано.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя