Коротко

Новости

Подробно

Политтехнология Шекспира

"Римские трагедии" на Авиньонском фестивале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

фестиваль театр

В Авиньоне продолжается 62-й международный театральный фестиваль. Одним из главных его событий стал показ голландского спектакля "Римские трагедии" в постановке Иво ван Хове. Из Авиньона — РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.


Главной темой нынешнего Авиньонского фестиваля благодаря его нынешнему приглашенному худруку Ромео Кастеллуччи стала "Божественная комедия" Данте. Одно это название настраивает зрителя на поэтико-философский лад. Вопросы сегодняшней политики и проблемы сегодняшнего социума, обычно столь серьезно занимающие авторов авиньонских программ, на сей раз должны, казалось бы, отойти на второй план. Не тут-то было: одним из основных событий фестиваля (и одним из самых дорогостоящих его проектов) стал показ "Римских трагедий" Шекспира в постановке хорошо известного в Европе голландского режиссера Иво ван Хове.

Не нужно искать у Шекспира пьесу с таким названием: ван Хове объединил в своем спектакле три шекспировских текста — "Кориолана", "Юлия Цезаря" и "Антония и Клеопатру", то есть те пьесы, действие которых происходит в древнем Риме. События, описанные Шекспиром, случались в разные века, на протяжении целого полутысячелетия, но у Иво ван Хове они играются не просто подряд, но и в одних и тех же декорациях, причем декорациях современных, придуманных постоянным соавтором господина ван Хове Яном Версвейвельдом. Текст, конечно, сокращен, но и в подрезанном виде три пьесы в исполнении амстердамского театра "Тонеелгруп" идут шесть часов.

Антракты в обычном понимании этого слова "Римские трагедии" не предполагают: актеры делают несколько пяти- и десятиминутных перерывов для незначительных перестановок декораций. За это время публика может не только сбегать понятно куда, но и найти себе новое место дислокации для просмотра следующей части спектакля. Дело в том, что сцена представляет собой заставленную серыми мягкими диванами не то огромную гостиную, не то телевизионную студию. И часть зрителей — как только голос диктора объявляет о возможности проделать это — охотно перемещается на сценические диваны, буквально перемешиваясь с актерами. Помимо искусственных растений в кадках между диванами стоят телемониторы — так, что если ты оказываешься спиной или вполоборота к актерам, то за действием можно наблюдать и по соседнему монитору. По бокам сцены устроены буфеты с водой и легкими закусками, на столах разложены газеты и журналы и даже есть несколько компьютеров с интернетом — если действие наскучило, можно тут же перекусить, полистать прессу или проверить почту. Не говоря уже о том, что дремать на диване гораздо приятнее, чем в узком пластмассовом креслице на зрительской трибуне.

Разумеется, все эти непривычные для театрального зрителя опции предусмотрены Иво ван Хове не только (и не столько) для того, чтобы позабавить публику или облегчить ей шестичасовое пребывание в театре. Его "Римские трагедии" — жесткое и наглядное исследование механизмов современной политики. Иво ван Хове ставит Шекспира о функционировании политической системы в эпоху тотальной власти медиа. Изредка, то есть когда нужно сообщить о начале войны или убийстве государственного деятеля, трансляция действия на мониторах прерывается срочными выпусками новостей, свет гаснет или начинает мигать (так обозначены купированные батальные эпизоды), грохочут стоящие на авансцене ударные — но потом в студию под круглыми светильниками возвращается ощущение комфорта, уюта и стабильности. Призрачных, говорит нам Иво ван Хове.

В трех не самых заигранных шекспировских пьесах режиссер находит аналогии с большинством приемов ведения дел в современных государствах и с большинством приемов политической риторики, приметы современной борьбы (или псевдоборьбы) различных партий, аналогичные сегодняшним попытки легально превратить демократию в тиранию, а также столь актуальные (достаточно вспомнить Никола Саркози) сюжеты о переплетении личной жизни с борьбой за власть. И даже рукоприкладство, к которому прибегают персонажи в крайних случаях, очень напоминает парламентские драки. Актеры, одетые в современные костюмы, с переходом из пьесы в пьесу меняют персонажей. Актрисы иногда играют мужские роли — так ван Хове напоминает о возрастающей роли женщин в мировой политике. В общем, найти объяснений и прямых намеков на сегодняшний мир тут можно сколько угодно.

Труппа амстердамской "Тонеелгруп" исполняет "Римские трагедии" очень сосредоточенно и даже деловито, без всякой театральной аффектации. Можно сказать, без всякого желания понравиться зрителям — и в этом отличие участников спектакля от политических деятелей. Интеллектуальный памфлет Иво ван Хове словно избегает самой возможности для зрителя затаить дыхание и восхититься волшебной силой искусства. "Римские трагедии" — нерадостное театральное высказывание и трудное зрительское испытание. Выдержать спектакль от начала до конца весьма непросто. Но все-таки проще, чем быть свидетелем, наблюдателем и объектом нашей реальной политической жизни.


Комментарии
Профиль пользователя