Выбор Лизы Биргер

Сергей Солоух

Естественные науки

М.: Время, 2008

Сергей Солоух из тех писателей, что всегда задерживаются в шорт-листах литературных премий. Его первый роман "Шизгара" (1992) был номинирован на "Букера", вторая книга — роман "Клуб одиноких сердец унтера Пришибеева" — и третья — цикл рассказов "Картинки" (2000) — вошли в шорт-лист "Антибукера". И не далее того. Горный инженер из Сибири, фанат блюза, автор биографии Фрэнка Заппы "Паппа Заппа" (переиздана практически одновременно с изданием "Естественных наук"), Солоух стоит премии: его книги — это прекрасная, выверенная, стилистически безупречная проза. Пожалуй, даже слишком много прозы — Солоух всегда славился любовью к слишком тяжеловесным конструкциям. А теперь и сам от этих конструкций отказывается. Так, в романе "Самая мерзкая часть тела" (2004) он просто переписал своего "Унтера Пришибеева" в сторону "неслыханной простоты". То же самое случилось и с новым циклом рассказов "Естественные науки". Прежнего многословного Солоуха здесь почти не узнать. Три цикла ("Физика", "Математика", "Химия") по три коротких рассказа — вместе не хватило бы даже на повесть, так что отдельное издание пришлось сопроводить уже выходившими "Картинками" и старыми рассказами. Короткие рассказы написаны рублеными фразами, после словесных полотен прежнего Солоуха они кажутся зарисовками, эскизами. Отец гуляет с дочерью — физика. Сын хоронит отца — математика. Отец с дочерьми идет навстречу матери — химия. Все начинается со "Света" и заканчивается "Растворением". И в этом стремлении объяснить физику лирикой и правда есть что-то пастернаковское: когда важнее всего становятся простые вещи, для них необходимы простые слова. Потому что главное — это не литература, а семья, жена, дочь, отец. Об этом прекрасно говорит сам Солоух в интервью самому себе на сайте tema.ru: "Обнаружились вещи поважнее слов — жизнь сама по себе". Естественность "жизни самой по себе" — в описанных еще в учебниках процессах, как, например, свет, движение, тепло. Это когда, например, на лице твоего ребенка появляется удивительное выражение: "Оно светится. Оно греет", а все, что может сказать по этому поводу автор, это два слова: "Папа и дочь". Довольно слов.


СССР: территория любви. Сборник статей

М.: Новое издательство, 2008

"СССР: территория любви" — под таким названием вышел в "Новом издательстве" сборник об антропологии советской интимности. Название аппетитное: и любовь, и СССР — темы для читателя неизменно привлекательные. Начинка не такая аппетитная — книга сделана по материалам международной конференции "Любовь, протест и пропаганда в советской культуре", прошедшей в Германии в 2004 году, и составлена из научных статей. Это типичный университетский научный сборник европейского образца, любопытный не только модностью темы, но и тем, что здесь дана достаточно широкая картинка советской зоны интимности. Куда уж шире — от "анкеты Карла Маркса" до театра Евгения Гришковца.

Интересно же прежде всего то, что именно интимность стала главной темой исторического исследования советской любви. Из советской риторики, плакатов, фильмов, книг получается, что любовь — это боевой союз рабочего и колхозницы, брак высоких чувств и трактора. Если же говорить о чувственных отношениях, обо всем, что относится к теме "мужчина-женщина", то здесь уже употребляется слово "интимность", как, например, в статьях про игру в "секретики", советские колыбельные песни, семейную жизнь советских космонавтов. Уже потом, в 1990-х, в советскую любовную историю вписывается телесность, о чем рассказывает Юлия Лидерман в статье про реконструкцию СССР в фильмах 1990-х и 2000-х годов: "В киноверсии истории СССР появляется интимная сторона жизни. Язык тела, телесное поведение в драматических и мелодраматических повествованиях 1990-х становится на место любовных признаний, объяснений советского кинематографа".

"Интимность", "искренность" — слова, которые "еще со времен оттепели наполнены в русской культуре непропорционально высоким значением", пишут Марк Липовецкий и Биргитт Боймерс в статье "Интимный театр Евгения Гришковца". Сборник "СССР: территория любви" подводит нас к тому, что сегодняшняя популярность "новой искренности" растет именно из советского понимания любви.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...