Коротко

Новости

Подробно

Преступников надо миловать?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 6

На прошлой неделе правозащитники обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой восстановить комиссию по помилованию при президенте, которая была создана Борисом Ельциным и упразднена Владимиром Путиным, передавшим ее функции регионам.


Любовь Слиска, заместитель председателя Госдумы. Миловать надо, но как? В советское время помилованных почти не было, а инакомыслящих просто отправляли в психушки. Не хотелось бы, чтобы такое вернулось. Сегодня ни следствие, ни органы дознания не блещут компетентностью. Почему-то те, кого давно стоило бы помиловать, сидят. А на свободу выходят те, у кого осталась власть, потому что в стране сильно развита коррупция.

Виктор Геращенко, в 1998-2002 годах глава Центробанка России, в 2004-2007 годах председатель совета директоров компании ЮКОС. Любое государство должно не только наказывать, но и прощать. Комиссия под руководством Приставкина пусть не слишком хорошо, но работала. А новые комиссии не работают вообще. Лучше бы вернуться к старой системе.

Евгений Адамов, научный руководитель НИКИЭТ им. Н. А. Доллежаля, в 1998-2001 годах министр атомной энергетики. Институт помилования есть даже в таких странах, где к судебной системе нет больших нареканий. Про наши суды такого не скажешь, работают они не ахти, и дело даже не в коррумпированности судей. Просто суды не могут справиться с объемом работы. Ошибки неизбежны, и их надо исправлять.

Александр Шохин, президент РСПП, член Общественной палаты. Миловать надо только исправившихся. Помилование должно быть заметным явлением. Оно дает возможность преступнику раскаяться и исправиться и показывает, что власть не только карает, но и может оценивать возможности исправления

Генри Резник, президент Адвокатской палаты Москвы, член Общественной палаты. Нужно реанимировать комиссию по помилованию при президенте. Такого рода институты компенсируют излишнюю репрессивность нашей судебной системы. У нас они играют более значительную роль, чем в так называемых правовых государствах.

Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края. Это в традициях нашего народа. Вот почему у нас в краевую комиссию входят и священнослужитель, и представитель кубанского казачества. Но нельзя превращать процедуру помилования в конвейер по отпущению грехов. Ведь даже Бог не всех прощает.

Сергей Митрохин, председатель партии "Яблоко". Нужен орган с народным правосознанием и общечеловеческой гуманностью. Такой, который будет судить по совести. Суды очень формально относятся к подсудимым. А те комиссии, которые существуют сейчас, поспешают медленно, и рассмотрение дел вязнет в бюрократической текучке.

Евгений Тарло, член Совета федерации, председатель правления ЕврАзЭс. Но помилование — исключительный случай, и он не должен стоять на потоке. Эффективность комиссий по помилованию не должна измеряться количеством отпущенных.

Борис Титов, председатель общественной организации "Деловая Россия". Если у самого гнусного преступника десять детей, то у государства должна быть возможность помиловать его ради них. Это должны решать самые авторитетные люди страны, культурные и религиозные деятели, когда на это есть моральные основания. Ведь какими бы умными и справедливыми ни были у нас судьи, возможность ошибки всегда остается.

Юрий Салтыков, уполномоченный по правам человека в Астраханской области. Это сложный вопрос. Как можно помиловать, например, убийцу двух человек?! А ведь почему-то в областную комиссию по помилованию при губернаторе обращаются в основном люди, совершившие тяжкие преступления. Другие не обращаются. В прошлом году мы направили президенту одно прошение о помиловании. Решение пока не принято.

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству. Надо, но в крайне ограниченных количествах. Право на помилование есть у каждого осужденного, право миловать — у президента. Все зависит от этих двух человек. Существуют органы администрации при президенте, они должны ему помогать.

Кафиль Амиров, прокурор Татарстана. Бывает, что человек совершает преступление, не видя иного выхода, а затем горько раскаивается. Почему такого не помиловать? Снисхождение и помилование совершивших преступление — одна из гуманных черт нашего законодательства.

Эдуард Лимонов, лидер запрещенной Национал-большевистской партии. Безусловно. Понятие "сострадание" — признак цивилизованности. В нормальных странах этот институт есть, и работает он именно по инициативе сверху. Но наши руководители — бесчувственные куски теста. Какого сострадания можно ожидать от человека, который на вопрос: "Что случилось с подводной лодкой "Курск"?" отвечает: "Она утонула"?

Михаил Мень, губернатор Ивановской области, в 2003-2005 годах глава комиссии по вопросам помилования в Москве. Не всех подряд, но некоторых. Раз оступившемуся не стоит ломать всю жизнь. Мой опыт работы позволяет говорить о том, что данный институт, может быть, и несовершенен, но действенен и востребован. Все решения в таких комиссиях принимаются коллегиально, что свидетельствует об определенной объективности. Потом комиссия направляет дела президенту. Не все представленные дела удовлетворяются, но сам институт работает.

Татьяна Алякшина, начальник психологической службы УФСИН России по Республике Мордовия. За исключением тех, кто сидит пожизненно. Несмотря на то что 80% этих людей становятся верующими, им всем все равно нужна помощь психиатра. Ни за одного из них я не могу поручиться.

Виктор Ерофеев, писатель. Насильников и убийц помиловать нельзя! А тех, кого посадили за политику, представив уголовниками, нужно выпустить. Я бы освободил Ходорковского и всю его команду. Больно жестокие у них приговоры.

Михаил Матвеев, депутат Самарской областной думы. Институт, который был при Ельцине, должен существовать. Такое право нужно предоставить губернаторам, как в США. Думаю, делегирование права различным уровням власти решать вопросы о помиловании должно зависеть от степени тяжести наказания. Милосердие — это один из элементов профилактики преступности.

Михаил Трепашкин, адвокат, полковник ФСБ в отставке. Надо, только не так, как у нас. Региональная комиссия в Свердловской области за пять лет работы помиловала только одного человека, осужденного за кражу 20 литров молока и отсидевшего уже две трети срока. Хорошо, что комиссия не одна, а их много. Но в региональных комиссиях сидят не те люди, не натерпевшиеся от власти Приставкин и Боннэр, а чиновники, которым только и дай кого-нибудь посадить.

Владимир Кучеров, начальник Главного управления МВД России по Уральскому федеральному округу. Главная цель наказания — не покарать, а перевоспитать человека. Общество должно принять раскаяние человека и дать ему второй шанс. Осужденный человек должен увидеть надежду на прощение. Это является мощным стимулом для исправления. А убийцы по сути уже помилованы: ведь в России отменена смертная казнь.

Борис Смолкин, артист. Система помилования преступников обязательно должна существовать. За исключением тяжких преступлений. Конечно, к человеку в голову залезть невозможно и понять, действительно он раскаялся или нет. Но комиссии по этому вопросу, которые были раньше, должны быть.

Юрий Самодуров, директор Музея им. А. Д. Сахарова. Я бы освободил политических заключенных. Это и Ходорковский, и физик Данилов, ученый Игорь Сутягин. Нужно понимать, насколько мера наказания соответствует морали общества. В комиссию по помилованию должны входить моральные авторитеты и юрист, который готовит дела на рассмотрение. При Ельцине была очень авторитетная комиссия. Туда входил Окуджава, Лев Разгон и другие. Их никто не мог заподозрить в личной ангажированности.

Сергей Михайлов, генеральный директор ООО "Менеджмент-консалтинг". Это должно быть распространенное явление, но не плановое. И это должен быть общественный орган. Я бы помиловал тех людей, которые совершили преступление, пытаясь защитить своего ребенка.

Валерия Новодворская, лидер Демократического союза. Страна, которой не нужна комиссия по помилованию, тоталитарна по сути. Та комиссия, которая существовала,— это идеальный вариант органа помилования. Туда входили такие великие гуманисты — Приставкин, Ковалев, Герман,— которые понимают, сколь необходимо милосердие. Я не верю, что нынешний президент способен на помилование больше, чем прежний. Ему уже подали список из 15 узников совести, а ответа нет.

ВОПРОС НЕДЕЛИ / ДВА ГОДА НАЗАД*

А вы мстить умеете?

После убийства российских дипломатов в Ираке Владимир Путин поручил спецслужбам уничтожить убийц.


Франц Клинцевич, заместитель руководителя фракции "Единая Россия". Я человек не мстительный. Но Путин говорил не о мщении. Государство должно защищать своих граждан, а если это не получилось, давать адекватный ответ.

Дмитрий Маркаров, первый вице-президент компании "Росгосстрах". Мстить не буду, но вторую щеку не подставлю. Говорят, что самое страшное — это месть обиженной женщины. Но и женщина просто так мстить не будет, ее надо довести.

Анатолий Куликов, депутат Госдумы, бывший министр внутренних дел. Кровная месть — пережиток прошлого. Слова президента надо воспринимать как предупреждение всем бандитам.

Владимир Каданников, председатель совета Национального торгового банка. У меня характер не тот. И, к счастью, я никогда в своей жизни не сталкивался с местью, даже женской.

Борис Моисеев, артист. Боже упаси, злоба, месть, экстремизм бумерангом всегда возвращаются. Нельзя прощать людей, которые тебе причинили горе, но мстить недопустимо.

Владимир Катренко, заместитель председателя Госдумы. Если довелось бы действовать в определенной обстановке, то рука не дрогнула бы. Вообще я очень миролюбивый человек и ищу способы решить вопрос мирным путем. Получается не всегда.

Георгий Гречко, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза. Я живу по принципу: "Не убий — лучше набей морду". Но если трагедия коснулась твоего близкого человека, то сходишь с ума и за собой не следишь. В такие минуты убить могу.

* Должности указаны на момент опроса.



Комментарии
Профиль пользователя