Коротко

Новости

Подробно

Сочинализация

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 12

4 июля исполнился ровно год с того дня, как Сочи был объявлен столицей зимней Олимпиады-2014. Осенью прошлого года на месте строительства олимпийских объектов произошли столкновения представителей власти с местными жителями, недовольными тем, что их лишают жилья. Как убедился корреспондент "Власти" Борис Волхонский, проблема отъема жилья в Сочи возникла задолго до объявления города олимпийской столицей, но оно обострило ее до предела.


Особняки и дороги


Последний раз я был в Сочи два года назад, возвращаясь из Абхазии. Тогда меня больше всего поразили масштабы строительства элитных жилых домов: такой концентрации роскошных особняков на единицу площади мне нигде не доводилось видеть. Теперь зримые изменения в облике Сочи стали видны сразу после приземления: в аэропорту отстроено здание нового терминала. Он, правда, пока не заработал: как и прежде, пассажиры нескольких рейсов, прибывших практически одновременно, вынуждены ждать багаж в тесном грязноватом помещении в компании таксистов и квартирных маклеров, которых тут, кажется, почти столько же, сколько пассажиров.

Что же касается особняков, то их стало еще больше, чем было два года назад. Только эти строения занимают, как кажется, все свободное пространство. А чем ближе к центру, тем больше многоэтажных (этажей под 20 и больше) зданий — как уже достроенных, так и существующих пока в виде голых бетонных каркасов.

И еще одно из первых впечатлений от Сочи — пробки на дорогах, вполне сопоставимые с московскими. Точнее, не на дорогах, а на единственной магистрали, идущей с северо-запада от Туапсе на юг, к границе с Абхазией (большую часть этой дороги занимает главная улица Сочи, Курортный проспект). Объездная дорога вокруг Сочи еще не заработала на полную мощность, и практически весь поток транзитного транспорта идет по Курортному проспекту, пропускная способность которого явно не соответствует возросшему в последние годы транспортному потоку.

"Строительство на болоте немного удорожит проект"


Имеретинская низменность — это огромная равнина в междуречье рек Псоу (по этой реке проходит граница с Абхазией) и Мзымта. Часть низменности расположена ниже уровня моря, и от затопления ее спасает галечная коса, намытая морскими волнами. Большую часть территории занимают болота и озерца с уникальной флорой и фауной. Здесь останавливается на отдых огромное множество перелетных птиц в период весенней и осенней миграции.

И именно здесь появятся основные сооружения будущей Олимпиады. И не только объекты спортивного назначения, но и гостиницы, а также два морских порта — один в устье Псоу, другой — в устье Мзымты. Злые языки, правда, поговаривают, что планы будущего строительства разрабатывались без должной геологической проработки, а почва в этой болотистой местности такова, что сваи придется забивать на глубину не менее 40 (а то и 70) метров. Одно время даже ходили разговоры, не перенести ли строительство в какой-то другой район, но сейчас, похоже, и оргкомитет, и корпорация "Олимпстрой", и местные и краевые власти в своих планах определились.

Один из руководителей градостроительного комплекса Сочи (попросивший не называть своего имени, как и подавляющее большинство официальных лиц, с которыми мне удалось пообщаться в городе) говорил мне следующее:

— Строительство на болоте немного удорожит изначальный проект,— на слове "немного" он слегка запнулся.— Но есть же технология строительства на сваях. Вон целый город Норильск на вечной мерзлоте построили.

В октябре прошлого года в Имеретинской низменности власти снесли два барака, а жителей (в основном это были беженцы из Абхазии) выселили ("Власть" писала об этом в N42 за 2007 год). Уже тогда было ясно, что это только начало, и рано или поздно настанет черед и других обитателей низменности, которую мы вслед за местными жителями будем называть для краткости Имеретинкой.

В Имеретинку мы едем вместе с председателем Ассоциации товариществ собственников жилья (ТСЖ) "Свой дом" Валерием Сучковым. Мы проезжаем по мосту через реку Мзымту. Вдоль русла насыпаны груды гальки.

— Галька идет на отсыпку дамбы, предохраняющей Имеретинку от затопления морской водой,— поясняет Сучков.— В прошлом году ее навезли в район будущего строительства, огородили бетонным забором, а в период штормов и заборы, и гальку смыло в море. А вообще это очень опасная затея. Ведь в период штормов сочинские пляжи смываются волнами. Потом, когда море успокаивается, гальку вновь намывает на берег. А откуда она берется? Да вот отсюда, из реки. И если ее отсюда выгрести, то скоро от пляжей ничего не останется.

Вскоре я убеждаюсь в правоте моего собеседника: вдоль полосы берега валяются обломки бетонных плит — остатки забора, смытого волнами. Берег, кстати, абсолютно пустынен: разгар дня, а ни купающихся, ни загорающих не видно — лишь две-три машины на расстоянии пары сотен метров друг от друга.

Мы подъезжаем к развалинам тех самых бараков, которые были снесены в октябре прошлого года.

— Людей выселяли как раз накануне зимы,— поясняет Сучков.— Но, как видите, никакие работы не начались. Зачем было так спешить?

— И где теперь люди? — спрашиваю я.

— Из 27 семей, живших тут, жилье получили три.

— А остальные?

— Некоторые еще пытаются как-то устроиться, но большинство просто испарилось, как только им намекнули на возможность проверки паспортного режима (большинство беженцев жило в бараках без регистрации.— "Власть"). Где они теперь — не знаю.

"Никуда отсюда не уйдем"


Планы будущего олимпийского строительства затрагивают и поселки, где люди живут десятилетиями. Это прежде всего Нижне-Имеретинская Бухта (здесь ее для краткости называют Нижняя Имеретинка или просто Бухта, а ее жителей — бухтянами) и поселок совхоза "Россия".

Как мне сообщили в оргкомитете Олимпиады-2014, общий проект будущего строительства уже существует, но конкретные места расположения объектов пока согласовываются, и поэтому сегодня никто не может сказать, какие именно дома попадают под выселение, какие — нет. Реальная картина станет ясна к концу года, возможно, уже осенью. И вполне естественно, что такая неопределенность вызывает нервозность местных жителей. Те, кто, скорее всего, не попадет в зону строительства олимпийских объектов (это жители поселка совхоза "Россия"), чувствуют себя в относительной безопасности и относятся к ситуации философски, а бухтяне нервничают и периодически проводят акции протеста.

Наша встреча с местными жителями проходит в доме одной из них. Мы сидим за длинным столом во дворе под навесом. Мои собеседники — четыре женщины, назвавшие только свои имена: Елена, Элла, Надя и Юля,— и один мужчина — Виктор Приходько. Настрой у моих собеседников весьма решительный. Они абсолютно уверены, что главная цель Олимпиады в том, чтобы отнять их земли.

— В Нижней Имеретинке 600 га свободных земель, а население занимает не больше десяти,— говорит Елена.— Если бы они не хотели отобрать наши земли, то могли бы разработать проект реконструкции или что-то еще.

Еще одна проблема — это то, что у многих жителей земли не оформлены в собственность.

— Мы подали документы на оформление,— рассказывает Юля.— А тут как раз был назначен митинг. Нам позвонили из управления юстиции и попросили митинг отменить. Мы не согласились, а нам документы не оформили.

В разговоре выясняется, что кадастровая оценка некоторых участков (а именно с нее начисляется налог) необыкновенно высокая. Одна из женщин показывает мне документы: там ее имущество оценено в 168 млн руб. (т. е. около $7 млн).

— Вот если бы у меня выкупили за эту цену, я бы, конечно, согласилась,— говорит она.

К разговору подключается только что пришедший глава местной общины староверов Дмитрий Дрофичев.

— В 2011 году будет сто лет, как староверы живут в Имеретинке,— говорит он.— И у нас к этой земле отношение особенное. Например, в наших обычаях хоронить детей, умерших до исполнения им 40 дней, не на кладбище, а возле дома. У многих стариков в земле лежат их братья и сестры. Нам покидать эти земли особенно тяжело. Сначала власти пытались предложить нам особые условия. Но мы не хотим на чужом горбу въехать в рай и выступаем вместе со всеми жителями.

— А диалог с властями ведете? — спрашиваю я.

— Нас уже так часто обманывали, что никакого доверия к властям у нас нет,— отвечает Дмитрий.— Ткачев (губернатор Краснодарского края Александр Ткачев.— "Власть") перед приездом делегации МОК говорил: "Даже в угоду Олимпиаде ни один дом, ни одно владение не пострадают". У меня есть видеозапись этих слов, а мне теперь говорят, что это монтаж, а сам губернатор нас обзывает спекулянтами. И Колодяжный (бывший мэр Сочи Виктор Колодяжный, с апреля 2008 года — глава госкорпорации "Олимпстрой".— "Власть") нам неоднократно давал различные обещания, а потом публично обещал всем морду набить. Теперь Афанасенков (Владимир Афанасенков — с апреля 2008 года и. о. главы города Сочи, победивший на выборах мэра 29 июня.— "Власть") говорит: "Давайте вести диалог".

— Ну а что же вы?

— А мы говорим: верить некому, и от диалога отказываемся.

Некоторые высказывания моих собеседников меня пугают. Например, такие: "У нас у каждого есть охотничьи ружья, собаки и вилы", "У некоторых уже припасены канистры с бензином", "Сама лягу под бульдозер и еще кого-нибудь с собой прихвачу".

— Мы никуда отсюда не уйдем,— говорит Елена.— Не надо нам ни денег, ни квартир. Будем отстаивать каждый дом.

Впрочем, не все жители настроены столь же решительно. На следующий день у меня состоялась встреча с бывшим главой территориального общественного самоуправления (ТОС) "Псоу" Вадимом Наместниковым и его женой Ольгой. Они, правда, живут не в Нижней Имеретинке, а в совхозе "Россия", поэтому к происходящему относятся более спокойно.

— Большинство бухтян против переезда,— говорит Ольга.— Имеретинская низменность — уникальное место с точки зрения сельского хозяйства. Говорю вам как дочь агронома. Тут за лето можно получить четыре-пять оборотов. А большинство местных жителей живет огородничеством. Те земли, куда им предлагают переселиться, значительно более тяжелые, и такой урожайности, как в долине, там не получишь. Так что им есть что терять. И конечно, очень много потеряют те, кто зарабатывает на отдыхающих: выделяемые участки находятся дальше от моря.

"Так вот и выживают"


Не только в Имеретинской низменности призрак Олимпиады привел к конфликтам владельцев недвижимости, городских властей и застройщиков. Конечно, строительства олимпийских объектов в центре Сочи не предполагается. Но после объявления Сочи столицей Игр-2014 цены на землю и на квартиры в городе подскочили многократно. Сейчас уже никого не удивляет цена в $1 млн за сотку земли в центре Сочи, а цена квадратного метра жилья вполне сопоставима с московской (до $4-4,5 тыс. за кв. м).

Валерий Сучков ведет меня на экскурсию по микрорайону "Светлана". Здесь, в самом центре Сочи, в каких-то 100-150 метрах от Курортного проспекта, на расстоянии буквально двух минут ходьбы друг от друга расположены три дома, жильцы которых борются за справедливую компенсацию за свое жилье, над которым нависла угроза изъятия. Схема везде одна: земля дорогая, поэтому застройщик, получивший участок под строительство, всячески стремится сбить на нее цену. А для этого используются различные методы.

Улица Депутатская, дом 9. Здесь проживает несколько семей. При этом практически вплотную к дому стоят и другие строения — с одной стороны красивый трехэтажный особняк, с другой — гараж с надстроенным вторым этажом. Дом объявлен ветхим, и будущий застройщик уже заключил с городскими властями инвестиционный договор о строительстве на его месте многоэтажного дома. И выясняется, что при расселении те жильцы, которые приватизировали свои квартиры, оказываются заведомо в менее выгодных условиях, чем те, кто живет в неприватизированных. Например, семья Каринэ Павловой (шесть человек) занимает сейчас 18 кв. м и ровно на столько и может рассчитывать. А жильцы неприватизированных квартир получат по 18 кв. м на человека.

— Если бы мне предложили 18 метров на человека, я бы согласилась,— говорит жительница дома Тамара Фоменко.— А так получается, что нас обманули, когда призывали приватизировать свои квартиры.

Валерий Сучков пытается уговорить жителей не соглашаться на компенсацию жилплощади:

— Вы не о том говорите. Ведь главное тут не сам дом, а земля под ним. Пусть она стоит не миллион долларов, но на $500 тыс. за сотку вполне потянет. Вам надо создать ТСЖ и выделить доли в общем земельном участке — тогда вы получите справедливую компенсацию.

Но выясняется, что сделать это крайне трудно именно из-за тех двух зданий, которые пристроены к дому с двух сторон.

— Вот этот трехэтажный особняк был построен как пристройка — фактически сарай — к одной из квартир, и именно так он и значится в разрешительных документах,— поясняет Сучков.— Но теперь его площадь 245 кв. м, а общая площадь основного дома — 209 кв. м. Инвестор уже выкупил этот особняк и теперь имеет большую долю в домовладении, чем все остальные жильцы вместе взятые. А создать ТСЖ и разделить землю пропорционально доле каждого можно только при условии согласия владельцев более 50% площади дома. Инвестору это невыгодно — без выделения долей в земельном участке он получит его фактически бесплатно.

— Нам говорят, что дом ветхий и аварийный,— говорит муж Тамары Фоменко.— А мы с сыном недавно пытались тут провести проводку, и для этого нам понадобилось просверлить дыру в балке. Так мы полдня бились изо всех сил — такая она прочная. Этот дом еще сто лет простоит.

— Или вот, посмотрите,— говорит Тамара.— Нам говорят, что стена у дома гниет. А как ее починить, если тут вплотную построен гараж? Так вот и выживают.

В доме N8 по улице Дмитриевой ситуация внешне иная, но по сути та же. Инвестор не стал возиться с расселением жильцов, а сразу начал возводить 18-этажную башню вплотную к существующему дому — бетонная стена высотки отстоит от стен этого деревянного сооружения на 1,5-2 метра. Как тут живут люди, крышу дома которых может в любой момент проломить бетонной плитой (строительство еще не завершено), я не понимаю. Зато микрорайон "Светлана" получил великолепное архитектурное завершение — дом стоит на самой верхней точке и виден издалека. А какой вид откроется его будущим жильцам — об этом можно только мечтать. При этом, по словам жильцов деревянного дома, изначально разрешение было выдано на строительство четырехэтажного дома, а не высотки.

С домом по адресу Депутатская, 12/4 поступили еще проще. Года полтора назад его просто подожгли. Причем о том, что это был именно умышленный поджог, говорит тот факт, что дом загорелся одновременно с двух сторон. В итоге половина дома сразу стала непригодной для проживания, и жильцов разместили в соседнем санатории.

— Мне предлагали несколько вариантов,— говорит бывший житель этого дома Артур Джикия.— Но все абсолютно непригодные. Отец мой настолько испереживался, что полгода назад умер от инфаркта.

— Не он один,— добавляет адвокат Сергей Басманов, защищающий интересы жильцов.— Уже человек пять умерло — и все от сердечных приступов.

После этого мы даже не стали долго задерживаться возле дома по адресу Лермонтова 2a. Там, правда, речь о сносе не идет, зато один из жильцов на общей дворовой территории возвел частный трехэтажный дом в немецком или швейцарском стиле.

— Такое в городе происходит повсеместно,— поясняет Сучков.— Самозахват в Сочи — явление самое обыкновенное.

"Лазеек для обхода правил много"


Самозахват начался давно — еще в "лихие 90-е". В 2005 году огромный резонанс получила история с эллингами — ангарами для яхт и катеров, построенными у самой кромки прибоя в поселке Малый Ахун. Тогда заместитель главы Росприроднадзора Олег Митволь выявил, что свыше 40 строений, стоящих прямо на пляже, построены незаконно, и грозил даже передать дела в суд. Как оказалось, многие инвесторы получали разрешение на строительство лодочного ангара, а затем надстраивали над ним еще два-три этажа. Эти надстройки использовались либо как частные гостиницы, либо как жилые помещения, что категорически запрещено как природоохранным законодательством, так и федеральным законом "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах".

— Не пиши об эллингах,— предупредил меня знакомый сочинский журналист.— Уж если у Митволя ничего не вышло (эллинги как стояли, так и стоят.— Б. В.), то ты себе ничего, кроме неприятностей, не заработаешь. Там такие люди замешаны... И не здесь, в Сочи, и даже не в Краснодаре, а в Москве, на самом верху. Был тут несколько лет назад один журналист, Сергей Золовкин, все пытался вскрыть, кто за этим стоит. Так потом в него стреляли, в конце концов, он был вынужден уехать в Германию и живет там по программе защиты свидетелей.

Да и помимо эллингов, в других районах Сочи также множество объектов, возведенных в нарушение всех природоохранных норм, запрещающих строительство, например производственных объектов в непосредственной близости от уреза воды. То частная пивоварня, замаскированная под трехэтажный ресторан, то частная гостиница, где только на первом этаже — открытое кафе, а остальные три этажа отданы под номера.

— Главная проблема в том, что в городе нет генерального плана развития,— объяснила мне председатель общественного градостроительного совета, директор архитектурной мастерской "Ар-Ко" Ольга Козинская.— Прошлый был принят еще в 1996 году, его никто не отменял, а условия за это время сильно изменились. В нем, в частности, вообще не предусмотрена высотная застройка.

— Когда началось самовольное строительство?

— Было две волны,— ответила Козинская.— В 1990-е годы началось массовое коттеджное строительство и строительство мелких гостиниц. Это были, если так можно сказать, мелкоштучные инвесторы. А уже потом открылся инвестиционный фронт крупных компаний. При этом старое зонирование, предусмотренное генпланом 1996 года, взломано, а новое зонирование в отсутствие генплана не определено. И лазеек для обхода правил много. Например, инвесторы заявляют, что строят отель, но называют его апарт-отель и фактически продают в нем квартиры. Правда, риэлтеры не стесняются и прямо заявляют, что продают квартиры на берегу моря.

Это на самом деле так: весь город пестрит объявлениями о продаже квартир на берегу (при том что строительство жилья на расстоянии меньше 300 м от моря запрещено), а об уровне прибыли позволяет судить, например, такая реклама на растяжке над Курортным проспектом: "Купи квартиру — получи в подарок Porsche".

— И что, обратного хода нет, или все-таки незаконно возведенные строения будут снесены? — спросил я Козинскую.

— Боюсь, это будет новая революция. Так что вряд ли кто-то сейчас решится на передел собственности. Но принципы зонирования нам придется жестко отстаивать.

Будущая олимпийская столица во многом похожа на другую столицу — российскую. По крайней мере, происходящее в Сочи в области градостроительства сильно напоминает Москву, разве что место самовольно возведенных ракушек и ларьков здесь занимают строения побольше и подороже — особняки, эллинги, частные гостиницы. Жители курортных городов всегда пытаются выкачать максимум из имеющихся в их распоряжении площадей, сдавая их отдыхающим, используя как открытые кафе и т. п. При этом надстройки над уже имеющимся строением, хозблоки и просто сараи, используемые как жилье,— это явление, хорошо знакомое всем, кто хоть когда-то отдыхал в так называемом частном секторе.

После судьбоносного решения МОК деньги в город потекли сплошным потоком, и в этом отношении Сочи тоже сравнялся с Москвой. Огромная масса денег, безудержный рост цен на землю и квадратные метры недвижимости, естественно, привлекают все больше и больше крупных инвесторов. И конечно же, точечной застройки (а если инвестору повезет, то и массовой), Сочи не избежать. А как показывает московская практика, никакие уверения мэра о борьбе с незаконным строительством этому строительству не мешают. Оно просто непостижимым образом становится законным. И маловероятно, что ситуацию сможет изменить почти полная замена руководства города (см. справку на стр. 17) — слишком о больших деньгах идет речь. Так что "южнобутовские" проблемы в Сочи и его окрестностях будут стремительно множиться. Вопрос в том, как эти проблемы будут разрешать власти: по английскому или китайскому варианту (см ниже).

"Недовольные всегда будут"
Новоизбранный мэр Сочи Владимир Афанасенков рассказал Борису Волхонскому, как будут освобождаться территории под строительство в Имеретинской низменности и в центре Сочи.

— У меня сложилось впечатление, что жители Имеретинской низменности не готовы к диалогу с властями.

— Это неправильно впечатление. С большинством мы диалог ведем. Со староверами вопрос решается наиболее сложно, но я встречался с инициативной группой, и мы с ними тоже вышли на диалог.

— А вот Дмитрий Дрофичев мне сказал, что староверы от диалога отказываются.

— Дмитрий Дрофичев не имеет полномочий говорить от имени всей общины. Он и еще человек пять или шесть просто пытаются заработать политический авторитет.

— Насколько я знаю, Владимир Путин еще в бытность президентом дал четкое указание, чтобы не было ни одного недовольного. А пять или шесть человек — это тоже люди.

— Не совсем так. У нас есть четкое указание: чтобы не было ни одного человека, с которым поступили несправедливо. А недовольные всегда будут. Чем недоволен Дрофичев — тем, что будет Олимпиада? Но на этот счет существует федеральный закон. Наша задача — сделать так, чтобы ни один человек не оказался в худшем положении, чем был раньше. И мы это сделаем. Более того, мы улучшим ситуацию по сравнению с тем, что есть сейчас.

— Как будет выкупаться земля?

— Существуют рыночные механизмы определения стоимости земли, строений, упущенной выгоды. И именно на основе отчетов оценщиков мы и будем выкупать участки и дома.

— Сегодня кадастровая оценка земли, с которой исчисляется налог, зашкаливает за все мыслимые пределы.

— Налогообложение — это одно, выкупная стоимость — совсем другое. Во многих случаях выкупная цена будет даже выше кадастровой оценки. Более того, скажем, еще два года назад земля в Имеретинской низменности никого не интересовала, и тогда ее рыночная стоимость стремилась к нулю. Теперь же бренд Олимпиады многократно повысил стоимость и земли, и имущества. Конечно, госкорпорация заинтересована в том, чтобы не завысить цену выкупаемого имущества. Но мы в этом вопросе на стороне жителей.

— А как вы оцениваете ситуацию в целом со строительством в городе?

— Главная задача — немедленно принять генеральный план и разработать проекты застройки территорий. Прекратить точечную застройку и перейти к развитию территорий. Генплан уже находится в стадии завершения, и, думаю, его реально будет принять до конца года.

— А как быть с теми объектами, которые уже построены в обход градостроительных норм?

— Если на объект существуют правоустанавливающие документы, то этим я заниматься не буду. Но если таких разрешительных документов нет, будем сносить.

— Независимо от этажности и от объема вложенных средств?

— У нас уже есть такой опыт: недавно была снесена многоэтажная гостиница, незаконно построенная в первой зоне. Искоренение незаконного строительства я ставлю одной из главных задач.

— Что будет с ветхим жильем в центре города?

— Давайте различать ветхое и аварийное жилье. Аварийное надо расселять, а ветхое — ремонтировать. До конца года будет закончена инвентаризация жилищного фонда. Кстати, Олимпиада нам в этом помогает, поскольку в рамках олимпийской программы нам предоставляется в том числе финансирование на строительство муниципального жилья.



Сочинская текучка
"Власть" проследила за тем, какие перемены в составе администрации города Сочи произошли в последнее время.

Кто ушел


С момента ухода Виктора Колодяжного с поста мэра Сочи (апрель 2008 года) в горадминистрации сменились почти все ключевые чиновники.

В июне по собственному желанию ушел первый заместитель мэра Константин Мищенко. Пост формально второго человека в исполнительной власти города он занял в 2006 году, до этого возглавлял управление торговли и потребительского рынка Сочи, а еще раньше работал в управлении госторгинспекции по Краснодарскому краю и в департаменте потребительского рынка Краснодара.

В июне ушел заместитель мэра Павел Величко, который считался самым влиятельным замом Колодяжного и его другом. Он курировал все ключевые с точки зрения доходов направления работы мэрии: выделение земельных участков, управление архитектуры и градостроительства, комитет по управлению муниципальным имуществом (теперь департамент), управление программ городского развития — словом, как шутят знающие люди, "все, где что-то распределялось". В мэрию он пришел вслед за Виктором Колодяжным в 2004 году.

После ухода Колодяжного подал в отставку заместитель мэра по правовым вопросам Александр Саурин. В администрации Сочи он находился с 2005 года, до назначения замом возглавлял правовое управление, до чиновничьей работы занимался адвокатской практикой и работал в налоговых органах.

По неофициальной информации из мэрии, этим троим были предложены руководящие посты в "Олимпстрое", но их назначения еще не утверждены на федеральном уровне.

После Колодяжного ушел заместитель мэра по ЖКХ Александр Ященко. Он никогда не был значительной фигурой, до назначения заместителем некоторое время руководил сочинским управлением муниципальных закупок.

Не поменялись пока только заместитель мэра, начальник управления по взаимодействию с правоохранительными органами Владимир Волков, заместитель мэра по социальным вопросам Любовь Семенкова и заместитель начальника управления по курортному делу и туризму Вячеслав Шашкин. Двое последних были назначены совсем недавно: Шашкин пришел в декабре 2007 с поста управляющего "Рэдиссон САС Лазурная Пик Отель", Семенкова — только в январе этого года с поста главы Кабардинского округа Геленджик.

Кто пришел


Место первого зама мэра пока вакантно — это единственный пост, который требует согласования с городским советом депутатов.

На место Величко пришел Сергей Колегов. Выпускник МГУ (специальность — геолог), с 1998 года он работал в компании ABN Realty, где дошел до должности исполнительного директора, с 2005 года — начальник управления освоения резервных территорий города и гаражного строительства департамента градостроительной политики Москвы.

Замом по ЖКХ вместо Ященко стал Алексей Агафонов. До этого он был гендиректором компании "Югводоканал", которую в этом году выкупил холдинг "Евразийский".

Замом по правовым вопросам вместо Саурина стал Валерий Ильюшенко. Раньше он работал в Омской области, возглавляя компанию "Омскавиапроект" и управление РФФИ по Омской области.

Александр Воробьев, Сочи


Как переселяли в Лондоне и Пекине
Как показывает пример двух других грядущих Олимпиад, строительство спортивных сооружений на уже застроенной территории всегда сопровождается проблемами.

В соответствии с законом покупка земли для последующего строительства олимпийских объектов в Лондоне была возложена на две организации — Лондонское агентство по развитию и Управление по олимпийским поставкам. Обеим структурам закон предоставлял право как выкупать землю в результате переговоров с землевладельцами, так и издавать ордера о принудительном выкупе, на самом деле предполагавшие не выкуп, а перемещение людей или производств в другое место.

По словам представителей обеих структур, подавляющее большинство земли было продано добровольно. Ордера о принудительном выкупе издавались, но служили своего рода страховкой для Лондонского агентства по развитию на случай, если соглашения с землевладельцами достичь не удастся. Представители агентства не говорят, сколько они платили за выкупаемую собственность, сообщая лишь, что цены были на уровне рыночных.

Ордера о принудительном выкупе применялись всего несколько раз. За все время выкупа земель (в период с 2005 по 2007 год) в Лондоне случилось только два крупных скандала. В первом случае инициативная группа владельцев компаний попыталась оспорить право Лондонского агентства по развитию издавать ордера о принудительном выкупе, но дело проиграла. Во втором случае дело было проиграно цыганским табором, которому не понравилось место, на которое его переселяли (они хотели переехать в более престижный район). Суд решил, что гарантированное цыганам право на жилище не означает права на выбор этого жилища, и в иске отказал.

Работа по строительству объектов на выкупленных землях началась в июле 2007 года. К этому времени были переселены 425 жителей, 65 цыганских семей и 208 компаний. Кроме того, компенсацию получили еще 64 землевладельца, которые не проживали и не использовали свои земли в зоне строительства.

Заявку на проведение XXIX Олимпийских игр Пекин выиграл в июне 2001 года. Власти КНР сразу же объявили, что построят к Олимпиаде 12 совершенно новых спортивных сооружений, а также возведут 7 временных объектов. Городские власти также заявили о том, что реализуют амбициозную программу по строительству инфраструктуры к Играм. Одной из первых проблем, с которой столкнулся оргкомитет, стало освобождение площадей под строительство олимпийских объектов — для этого требовалось снести несколько кварталов в центральных районах Пекина. Официально оргкомитет заявил о том, что переселить придется немногим более 6 тыс. человек. Хотя, по данным женевской правозащитной организации Centre on Housing Rights and Evictions, в реальности программа переселения затронула 1,5 млн пекинцев.

К маю 2005 года китайские власти, по данным британской газеты The Times, переселили более 300 тыс. человек. Вместо квартир в районах, близких к центру Пекина, переселенцам давали небольшие квартирки в новостройках на окраинах. Подобная политика вызвала масштабные протесты, в результате которых были арестованы десятки человек. Однако громкие случаи переселения привлекли внимание мировых и китайских СМИ, после чего власти сменили тактику. С лета 2005 года для переселенцев в спешном порядке строились зеленые микрорайоны недалеко от центра столицы, а площадь квартир при переселении увеличивалась примерно в полтора раза. После этого количество недовольных резко уменьшилось, а к лету 2008 года все олимпийские объекты были успешно достроены.

Андрей Одинец, Александр Изюмов


Комментарии
Профиль пользователя