Коротко

Новости

Подробно

Братская могила на асфальтобетонном заводе

Чеченский омбудсмен сообщил о массовом захоронении жертв второй военной кампании

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Чечне обнаружено первое массовое захоронение времен второй военной кампании. По предварительным оценкам, в нем могут находиться останки почти трехсот человек. Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев обратился к генпрокурору РФ Юрию Чайке с просьбой назначить расследование по этому факту. По данным самого омбудсмена, в захоронении находятся тела людей, расстрелянных федеральной артиллерией в 1999 году при попытке покинуть Грозный по установленному для мирных жителей "зеленому коридору".


О существовании массового захоронения уполномоченному по правам человека в Чечне Нурди Нухажиеву сообщили жители Шелковского района, которые в октябре 1999 года стали свидетелями массированного артиллерийского обстрела беженцев. По словам очевидцев, тогда по автодороге между станицей Петропавловской и селом Горячеводским, объявленной "зеленым коридором", из Грозного и других оказавшихся в зоне боевых действий населенных пунктов в сторону северных районов республики двигалась огромная колона беженцев. "Наша колона была обстреляна из танковых и артиллерийских орудий, расположенных на высотах Терского хребта. Обезумевшие от ужаса люди, среди которых были старики, женщины и дети, как могли, пытались спастись, но удалось это сделать немногим",— рассказала чеченскому омбудсмену одна оставшаяся в живых беженка по имени Малкан (она просила до начала официального расследования не называть ее фамилию в печати). Сама женщина спаслась, укрывшись в водоотводной трубе. В тот день Малкан потеряла семерых членов своей семьи.

"Уже на второй день после обстрела среди искореженных автомобилей я узнала машину отца, но трупов на дороге не было. Их, как выяснилось потом, забрали военные",— рассказала женщина. По ее словам, только спустя восемь месяцев после случившегося, когда в республике появилась гражданская администрация, женщина узнала, что трупы ее родных вместе с остальными убитыми военные отвезли на территорию расположенного неподалеку от Горячеводского асфальтобетонного завода и там захоронили. Это место, по словам Малкан, так и осталось бы необнаруженным, если бы не одна случайность: летом 2000 года во время полевых работ трактор провалился в яму, забуксовал и вытащил на поверхность земли детские останки и одежду. Именно в этой яме, как утверждает Малкан, и были обнаружены тела ее отца и других членов семьи, в том числе двух племянниц, одной из которых было всего лишь две недели.

Рассказ свидетельницы подтвердил и житель селения Горячеводское Султан Махаев: "Когда колона машин с беженцами прошла подъем и начала спускаться с хребта в сторону нашего села, расположенные на расстоянии 2 км от дороги на высотках то ли танки, то ли самоходные орудия открыли по движущейся колонне с людьми огонь прямой наводкой. Я видел, как снаряды ложились прямо в борт автомашины ГАЗ-53, в которой плотно друг к другу стояли люди. Видел, как после взрыва снарядов части тел разлетались в разные стороны".

Позже, как рассказали жители Горячеводского, группа солдат предложила им обменять четыре трупа на продукты питания: "Мы выкупили четыре трупа и похоронили их на кладбище в своем селе". По свидетельствам уцелевших очевидцев, в ходе этого обстрела погибло около 300 человек, трупы которых затем военные собрали и захоронили в котловане на территории асфальтобетонного завода.

Ранее о массовом захоронении публично никто не говорил. "Думаю, что люди просто боялись свидетельствовать, поэтому и молчали",— предположил в беседе с "Ъ" омбудсмен Нухажиев. По его словам, указать на братскую могилу люди решились лишь после начала официального расследования по поводу другого массового захоронения, недавно обнаруженного в Ленинском районе Грозного ("Ъ" сообщил об этом 23 июня).

Вчера господин Нухажиев обратился к генпрокурору РФ Юрию Чайке с просьбой направить в Грозный следственно-оперативную группу для расследования по факту обнаружения захоронения, а также помочь в создании в республике специальной лаборатории по идентификации эксгумированных трупов. "Это, конечно, очень тяжелая работа, но мы должны ее сделать и добиться наказания виновных, чтобы люди поверили в справедливость",— заявил "Ъ" господин Нухажиев.

В свою очередь, прокурор Чечни Валерий Кузнецов сообщил "Ъ", что следственные органы республики уже начали проверку информации правозащитников о массовых захоронениях. "В Чечне представителями разных силовых структур совершалось немало преступлений против мирного населения, но, к сожалению, правоохранительные органы своевременно не реагировали на обращения людей, поэтому и возникают такие скандалы",— резюмировал прокурор.

Между тем некоторые чеченские правозащитники считают, что установление обстоятельств этого массового захоронения может обернуться многочисленными судебными разбирательствами. "Я хорошо помню эту трагедию, известно подразделение, которое вело огонь, есть даже фамилии командиров, которым сегодня можно предъявить обвинение",— заявил вчера "Ъ" руководитель правозащитной организации "Чеченский комитет национального спасения" Руслан Бадалов. Впрочем, он отметил, что, по его мнению, "главная надежда пострадавших — Страсбургский суд".

Муса Ъ-Мурадов



Комментарии
Профиль пользователя