Коротко

Новости

Подробно

Кто сказал «баррель»?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 40

Неделю назад в Саудовской Аравии прошел саммит основных производителей и потребителей нефти с участием крупнейших нефтяных компаний. Собравшиеся хотели решить, что делать с нынешним нефтяным кризисом. Однако мирной нефтяной конференции не получилось — ситуация напомнила боевые 1970-е годы.


В 1970-х годах, когда мировые цены на нефть впервые стали бить рекорды, противостояние экспортеров и импортеров нефти приобрело прямо-таки военный характер.

Поводом для начала нефтяной войны стало значительное увеличение потребления нефти в США. В 1972 году она обеспечила 41,9% всего энергопотребления в этой стране — такого высокого показателя не было до этого никогда. Америка израсходовала 5,99 млрд баррелей сырой нефти — рост на 8,1% по сравнению с 1971 годом. За этим ростом стояло прежде всего увеличение на 6,2% потребления автомобильного бензина — до 2,35 млрд баррелей (самое значительное годовое увеличение за 20 лет). Между тем собственная добыча нефти в США осталась на уровне 1971 года и составила 3,46 млрд баррелей. Чистый импорт нефти и нефтепродуктов в результате вырос в 1972 году с 1,35 млрд баррелей до 1,65 млрд, то есть более чем на 22%. За счет импорта США стали получать почти треть потребляемой нефти.

В 1973 году американское потребление и импорт нефти продолжили рост, и арабские нефтепроизводители пошли в наступление. 1 сентября 1973 года Ливия объявила о национализации 51% активов восьми западных нефтедобывающих компаний, которые вели разработку ливийских месторождений, прежде всего американских — Exxon, Mobile Oil, Standard Oil Company of California, Texaco. Одновременно западным компаниям было предложено выкупать у ливийских властей 51% добываемой самими этими компаниями нефти сначала по цене $4,9 за баррель, а уже через месяц — по цене $8,92 за баррель. При этом компаниям указали на то, что они должны платить премию Ливии в размере $1,33 за баррель, поскольку, мол, ливийская нефть отличается низким содержанием серы.

В октябре 1973 года в связи с началом арабо-израильской войны арабы нанесли и нефтяной удар по Западу. Ударная группа из 11 арабских нефтедобывающих стран 17 октября на встрече в Кувейте объявила о снижении добычи на 5% и сокращении поставок тем странам, которые поддерживают Израиль. В последующие дни арабские официальные лица постоянно заявляли, что танкеры перестанут возить нефть в США и сокращение добычи составит не 5, а 10%. Наконец, 4 ноября арабские нефтепроизводители заявили, что сокращают производство на 25%. 7 ноября президент Ричард Никсон выступил с телеобращением к нации и с телеэкрана попросил конгресс дать ему чрезвычайные полномочия, чтобы обеспечить сокращение потребления нефти и нефтепродуктов.

В 1974 году, когда цены на нефть выросли по сравнению с началом 1973 года в четыре раза, западные страны приступили к созданию военного нефтяного блока. 30 сентября 1974 года американская газета The New York Times писала: "Группа по координации энергетической политики 12 стран подготовила проект соглашения о создании организации крупных стран-нефтеимпортеров, которая должна защитить их от нового арабского эмбарго. В организацию войдут США, Канада, Япония, возможно, Норвегия и страны ЕЭС, кроме Франции. Организация будет называться Международное энергетическое агентство. Она пойдет дальше НАТО. В частности, в том, что касается голосования. Решения по таким вопросам, как сокращение потребления и помощь друг другу нефтяными запасами, будут приниматься с помощью системы, при которой вес голоса каждого члена зависит от его доли в общем потреблении нефти. При этом ни США, ни ЕЭС не смогут обеспечивать нужное для себя решение, если за их точку зрения не проголосует как минимум еще один член организации. Мощь государств-потребителей нефти в любой схватке с производителями будет обеспечена грандиозными резервами нефти, которые члены организации обязались создать. Сейчас эти резервы должны покрыть потребление нефти в течение 60 дней, а к 1977-1978 годам — 90 дней. Резервы должны предотвратить попытки производителей сокращать производство для поддержания нынешних грабительских цен. Создавать резервы организации будут международные нефтяные компании — либо добровольно, либо по указанию национальных правительств. Политическое значение новой организации велико, она способна действительно предотвратить начало арабскими странами войны. Администрация президента Форда обратится в конгресс за одобрением пакета законопроектов, необходимых для создания новой организации".

Приведенное в газетной статье сравнение Международного энергетического агентства с НАТО выглядело еще более убедительным, если учесть, что войти в новый блок отказалась Франция, которая за несколько лет до этого вышла из военной организации НАТО. Более того, в конце 1974 года на переговорах американского президента Джеральда Форда и французского президента Валери Жискара Д`Эстена вопросы обоих блоков обсуждались одновременно. Француз предлагал провести международную конференцию с участием стран-производителей, западных стран-потребителей, а также развивающихся стран, также нуждающихся в нефти, и договориться, чтобы импортеры гарантировали экспортерам такие цены, которые обеспечили бы финансовые потребности нефтедобывающих стран, но не подрывали экономику западных и развивающихся стран. И тут же пообещал США выплатить $100 млн в качестве компенсации издержек, которые Америка понесла в связи с необходимостью вывода военных объектов НАТО с территории Франции. Впрочем, США с французскими предложениями все равно не согласились.

И уж совсем военные ассоциации могло вызвать сообщение The New York Times от 7 ноября 1974 года: "Швейцарское правительство решило присоединиться к Международному энергетическому агентству, созданному западными нефтепотребляющими державами. В самой Швейцарии и во всем мире растут опасения, что такой шаг подорвет традиционный для Швейцарии статус военного нейтралитета".

Сейчас в мире уже подзабыли о том, что Международное энергетическое агентство во время первого нефтяного кризиса рассматривалось, если говорить словами тогдашней советской пропаганды, как агрессивный блок потребителей нефти. Забыли и о том, что тогдашний госсекретарь США Генри Киссинджер призывал проводить по отношению к арабским нефтедобывающим странам как можно более жесткую политику, предрекая в противном случае постоянный нефтяной кризис.

Сейчас мир переживает кризис посерьезнее, чем тогдашний. В 1974 году и $20 за баррель казались невероятной дороговизной, а сейчас $200 считаются реальным барьером, на преодоление которого потребуется лишь время. И вот неделю назад в саудовской Джидде по приглашению саудовского короля собрались представители нефтепроизводящих и нефтедобывающих стран, а также крупнейших международных нефтяных компаний. Представители Международного энергетического агентства там тоже были. В общем, произошло нечто похожее на ту мирную конференцию, которую предлагала Франция в 1974 году.

Поводом для нынешней конференции стали совсем уж потрясающие события на мировом нефтяном рынке: 6 июня мировые нефтяные цены за один день выросли сразу на $11 за баррель. В 1973-1974 годах это была цена целого барреля, что считалось свидетельством невероятного кризиса.

Однако давняя мечта заключить соглашение о том, чтобы цены установить на уровне, устраивающем всех, снова не сбылась. Конечно, британский премьер Гордон Браун, который перед конференцией назвал происходящее сейчас на мировом рынке самым страшным нефтяным кризисом, заявил, что это наносит тяжелый удар по глобализации, и призвал заключить "новую сделку". Но речь отнюдь не шла о ценовом соглашении. Премьер всего лишь предложил открыть рынки западных стран для инвестиций стран нефтедобывающих, причем инвестиций в разработку альтернативных источников энергии: "Таким образом мы положим конец старому конфликту между производителями и потребителями и дадим миру то, что ему нужно".

Впрочем, главная причина, из-за которой мирной конференции не получилось и не могло получиться, состоит в том, что сейчас большинство производителей нефти, даже входящих в ОПЕК, вовсе не признают, в отличие от 1970-х годов, что применяют нефтяные поставки и нефтяные цены в качестве оружия против западных потребителей (о нефти как об оружии говорит разве что президент Венесуэлы Уго Чавес). Нефтедобытчики ведут себя примерно так же, как СССР: мол, цены почему-то высоки, и мы этим пользуемся. Более того, члены ОПЕК сами атакуют, заявляя, что в высоких нефтяных ценах виноваты западные страны, которые испытывают дефицит нефтеперерабатывающих мощностей и поэтому подталкивают вверх цену бензина, а более всего — западные же спекулянты, которые ведут бешеную игру на нефтяных фьючерсах и невероятно наживаются.

Западу приходится защищаться. Американский министр энергетики Сэм Бодмен заявил, что спекулянты, конечно, вложили огромные деньги в нефтяные фьючерсы и это толкает цены вверх, но не спекулянты являются первопричиной нефтяного кризиса. Они и вкладывают деньги в нефть только потому, что она дорожает. Дорожает же нефть потому, что страны ОПЕК не хотят увеличивать производство. Запад на конференции потребовал расширить нефтедобычу. В частности, Германия указала, что цены на бензин в индустриальных странах достигли уже нетерпимого для потребителей уровня и нужно срочно давать рынку больше нефти. Представители ОПЕК в ответ подчеркнули, что нефти на рынке и без того предостаточно и нечего тут жаловаться. А представитель Ливии, дав понять, что выступает против увеличения производства, и вовсе заявил: "И как это можно надеяться, что важнейшие энергетические вопросы можно решать на мероприятии, которое и длится-то всего три часа?"

В общем, нынешнее противостояние потребителей и производителей можно считать даже более серьезным, чем в 1970-х годах. Стороны просто обвиняют друг друга в высоких ценах. Даже и непонятно, о чем тут договариваться.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ


Объемы импорта крупных потребителей нефти (млн баррелей в день)


1980199020002007
США6,257,3110,6412,21
Япония4,925,245,384,84
Франция2,171,711,921,87
Италия1,871,761,721,51
Испания0,980,971,411,58

Источник: Агентство энергетической информации США.

Комментарии
Профиль пользователя