Коротко

Новости

Подробно

Один в бюллетене

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 34

Демократическому имиджу президент Зимбабве Роберт Мугабе предпочел трон, украшенный шкурой леопарда. Он носит золотые часы и клянет империалистов.


Вячеслав Белаш


В 1983 году во время визита премьер-министра Зимбабве в Вашингтон президент Рональд Рейган называл его "мудрым лидером, залечивающим страшные раны гражданской войны". Сейчас госсекретарь США Кондолиза Райс называет президента Зимбабве не иначе как "позором всей Африки". Речь идет об одном и том же человеке — Роберте Габриеле Мугабе, который вот уже 28 лет управляет страной и не собирается расставаться с властью и влиянием, о которых не мог и мечтать в детстве.

Ботаник


Роберт Мугабе родился в 1924 году в семье плотника в британской колонии Южная Родезия. Он не был типичным деревенским ребенком. Он выполнял все поручения матери (отец бросил семью, когда Роберту было десять), но его никогда не видели играющим со сверстниками. "Если он был не в компании сестер-воспитательниц (Роберт ходил в школу, устроенную католической церковью), то сидел в одиночестве в библиотеке,— вспоминал позже один из его одноклассников.— Если бы у нас в ходу были такие прозвища, то мы бы звали его ботаником".

После окончания средней школы он единственный из своей деревни поступил в едва ли не самое престижное учебное заведение для черных жителей Южной Родезии — Кутама-колледж, основанный иезуитами. Здесь он получил свой первый диплом — учителя. Образование продолжилось в университете Форт-Хейр в Южной Африке, единственном высшем учебном заведении на континенте, которое предлагало настоящее европейское образование чернокожим.

Вскоре после окончания Форт-Хейра, в 1951 году, Мугабе отправился на Золотой Берег (в нынешнюю Гану) — в самоуправляемую британскую колонию, премьер-министром которой был в то время один из самых знаменитых африканских политиков Кваме Нкрума. Пребывание на Золотом Береге стало, пожалуй, одним из самых важных периодов в жизни Мугабе. Здесь он познакомился с лидерами освободительного движения и начал политическую карьеру. Здесь же он встретил и первую жену — Салли Хайфрон, которая, как говорили многие знавшие Мугабе люди, оказывала на него огромное и, главное, позитивное влияние.

Выскочка


На Золотом Береге Мугабе пробыл до 1960 года. Вернувшись на родину (тогда Южная Родезия входила в Федерацию Родезии и Ньясаленда), Мугабе вступил в Национально-демократическую партию. Проявить себя в партии он не успел: в 1961 году она была запрещена за подрывную деятельность. После запрета в подполье была образована первая революционная организация страны — Союз африканских народов Зимбабве, ЗАПУ, и Роберт Мугабе стал активным членом этой организации. Его активность, однако, не понравилась лидеру ЗАПУ Джошуа Нкомо, который увидел в Мугабе соперника.

Кроме личных в отношениях Нкомо и Мугабе проявились и идеологические разногласия. Джошуа Нкомо был записным марксистом-ленинцем, борцом за права пролетариата. ЗАПУ входил в число организаций, получавших финансовую помощь из СССР. Мугабе, родившийся в деревне, был убежденным маоистом, а потому врагом СССР. Вместе с несколькими товарищами в 1963 году Мугабе вышел из ЗАПУ и образовал собственную организацию — Зимбабвийский африканский национальный союз, ЗАНУ, немедленно вступивший в сношения с Компартией Китая и Трудовой партией Кореи Ким Ир Сена.

Кроме идеологических у ЗАНУ и ЗАПУ были и этнические различия. Подавляющее большинство членов ЗАПУ принадлежало, как и Джошуа Нкомо, к народности ндебеле, ЗАНУ состоял из представителей народности шона.

Карьера Мугабе в ЗАНУ пошла быстрее. Его выбрали генеральным секретарем ЗАНУ. Лидером партии стал Ндабанинги Ситоле. Вскоре партия была запрещена, а Мугабе, Ситоле и другие ее руководители арестованы.

Экстремист


В тюрьме Мугабе просидел без предъявления обвинений, следствия и суда десять лет. Этого времени ему хватило, чтобы закончить экстерном пару университетов и защитить диссертацию по юриспруденции. Кроме того, во время пребывания в тюрьме произошло событие, которое, как говорят знавшие его люди, более или менее умеренного противника колониализма превратило в человека, готового в борьбе с белыми использовать все средства и методы. В 1968 году умер его единственный сын. Он обратился к премьер-министру Южной Родезии Яну Смиту с просьбой отпустить его на похороны, но тот отказал.

В начале 1974 года в ЗАНУ произошел раскол. Лидер организации, все еще сидевший в тюрьме Ситоле, был смещен, а на его место избрали Роберта Мугабе. В то время этот пост был сугубо номинальным. Фактическим лидером организации был старый приятель Мугабе Герберт Чипето, остававшийся на свободе и руководивший боевыми операциями ЗАНУ. Однако вскоре все изменилось. Мугабе вышел на свободу и перебрался в соседний Мозамбик, в котором к тому времени власть фактически перешла к черным. Оттуда он объявил, что принимает на себя все руководство организацией.

"Вряд ли мы когда-нибудь узнаем правду о тех годах, о том, что сделал Мугабе, чтобы возглавить ЗАНУ. Но факт остается фактом: его приход к власти в ЗАНУ странным образом совпал с чередой несчастных случаев, в которых погибли многие видные деятели организации",— говорит южноафриканский историк Майкл Кунц.

Одним из первых был убит Герберт Чипето, живший в Замбии (бывшей Северной Родезии). По официальной версии, он стал жертвой покушения, устроенного спецслужбами Южной Родезии. И только в 2001 году в Замбии был опубликован доклад международной следственной группы, подтвердивший, что убийство Чипето было организовано Робертом Мугабе.

Всеобщий любимец


Установив контроль над ЗАНУ, Мугабе занялся освобождением Южной Родезии от колониального господства. Задача упрощалась тем, что к этому времени Южная Родезия превратилась в государство-изгоя. Еще в середине 60-х премьер-министр страны Ян Смит отказался подчиниться требованию метрополии предоставить черному большинству избирательные права и провести в колонии всеобщие выборы. Он в одностороннем порядке провозгласил независимость Южной Родезии в 1965 году, которая не была признана никем, кроме ЮАР. Смиту пришлось бороться сразу на двух фронтах: внутри страны его режим атаковали боевики ЗАПУ и ЗАНУ, на время забывшие о своем противоборстве, на мировой арене Смит испытывал все большую изоляцию.

В конце концов Смит согласился на проведение переговоров с представителями черных партий. В ходе переговоров Роберт Мугабе постарался проявить себя либералом. Он поддержал идею зарезервировать 20% мест в парламенте новой республики за белыми, предложил установить десятилетний мораторий на конституционные реформы и согласился с тем, что любой передел собственности будет проводиться только по принципу добровольной продажи.

В декабре 1979 года Роберт Мугабе вернулся в страну и тут же стал демонстрировать миролюбие и приверженность западным демократическим ценностям. "Прошу вас, оставайтесь с нами. Оставайтесь, пожалуйста, и помогите создать страну, основанную на единстве,— обращался он к богатым белым фермерам, уверяя, что их имущество не пострадает.— Всем найдется место под солнцем".

Эти слова не остались незамеченными ни внутри страны, ни за ее пределами. И когда по итогам выборов в 1980 году Мугабе стал премьер-министром Республики Зимбабве, его одними из первых поздравили лидеры западного мира — премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и президент США Рональд Рейган.

При Мугабе Зимбабве, особенно на фоне других стран региона, и вправду стала эталоном демократии. Многопартийная система, независимая судебная власть, очевидное отсутствие "расизма наоборот" с характерными для него конфискациями имущества белых и национализацией промышленных предприятий, превосходные отношения с бывшей метрополией и Соединенными Штатами, успехи в экономике, нулевая коррупция. И во главе всего этого либерально мыслящий экс-лидер национально-освободительного движения, основное занятие которого — открытие школ и больниц по всей стране.

За это Мугабе прощали многое. В том числе и одно из самых страшных преступлений, которое, как считают его противники, и заставляет его до сих пор цепляться за власть. "Я думаю, что он не был бы так упрям в деле сохранения власти, если бы не опасался суда за "Гукурахунди"",— говорит лондонский эксперт Роберт Оуэн.

Операция с поэтическим названием "Гукурахунди" (в переводе с языка шона "ранний дождь, смывающий грязь перед вешними ливнями") — это уничтожение более 25 тыс. человек, представителей народности ндебеле, которых Мугабе подозревал в поддержке своего старинного соперника Джошуа Нкомо. В операции приняла участие специально созданная для этого и обученная советниками из КНДР Пятая бригада зимбабвийской армии, состоявшая исключительно из представителей народности шона. "Когда в 1982 году Мугабе устроил резню ндебеле на юге страны, он сумел объяснить всему миру, что это никакая не резня, а борьба с коммунистическими повстанцами из ЗАПУ. На Западе ему слишком хотели верить, а потому и вправду поверили",— считает Майкл Кунц.

Черный Ян Смит


Очень многие связывают превращение Мугабе из либерала в диктатора с тем, что в 1992 году он потерял горячо любимую жену Салли. "Вы не представляете себе, каково было влияние Салли на Мугабе! Многие его министры говорили, что во время дискуссий в кабинете он часто прерывал заседание со словами "Пойду посоветуюсь с Салли",— рассказывает один из западных дипломатов, работавших в Зимбабве.— Ее смерть действительно изменила его".

Противники Мугабе считают, что он никогда не был либералом, но признают, что Салли Хайфрон Мугабе оказывала на него сильное сдерживающее влияние. "Она была скромной и очень умной женщиной. Она искренне верила в идеалы борьбы за независимость, и ей было омерзительно то, что творилось в других странах Африки, где президенты разъезжали в позолоченных автомобилях, а население бедствовало",— говорит один из бывших сторонников Мугабе.

Вскоре после смерти Салли Роберт Мугабе женился на своей секретарше Грейс. Его вторую жену за любовь к дорогим покупкам в стране называют не первой леди, а "первым покупателем".

Как бы то ни было, именно после 1992 года положение в Зимбабве стало меняться к худшему. Первыми это на себе ощутили белые фермеры, владения которых начали захватывать сторонники Мугабе, называвшие себя "ветеранами освободительной войны". Власти активно поддерживали "ветеранов".

Усугубила положение и смена правительства в Великобритании. Пришедший к власти Тони Блэр заявил о том, что Британия прекращает финансировать программу добровольного выкупа земель у белых фермеров (программа действовала со времен Маргарет Тэтчер и служила гарантией того, что перераспределение земель в стране не превратится в экспроприацию). По мнению британских лейбористов, программа не работала, поскольку выкупаемые у белых земли передавались не беднякам, а родственникам и друзьям самого Мугабе. Финансирование программ МВФ тоже прекратилось.

Не чувствуя себя связанным какими бы то ни было обязательствами, Мугабе перестал притворяться демократом. О многопартийной демократии зимбабвийцам пришлось забыть. У них был выбор: вступить в партию ЗАНУ-ПФ, образованную после насильственного слияния ЗАНУ и поверженного ЗАПУ, или на свой страх и риск поддерживать единственную серьезную оппозиционную партию — Движение за демократические перемены (ДДП), созданную местным профсоюзным лидером Морганом Цвангираи. Членство в ДДП гарантировало постоянные избиения бандами "ветеранов", регулярные аресты и даже убийства.

Мугабе, который объяснял все проблемы — инфляцию 100 000%, голод, охвативший страну, бывшую некогда житницей Африки, сокращение продолжительности жизни до 37 лет — происками Запада, объявил оппозиционеров предателями и изменниками и поклялся, что те никогда не придут к власти. Результаты выборов подтасовывались.

Так продолжалось до этого года, когда, несмотря на все старания властей, ДДП получило большинство мест в парламенте, а в первом туре президентских выборов Мугабе занял лишь второе место.

Однако если результаты выборов нельзя подтасовать, то их можно просто проигнорировать. Власти отказались приводить к присяге новых членов парламента, что свело на нет победу ДДП на парламентских выборах. Что же касается второго тура выборов президента страны, назначенного на 27 июня, то его проведение потеряло всякий смысл. "Никому за пределами Зимбабве не понять, что тут происходит,— говорит один из членов ДДП, проживающий в Лондоне.— Людей избивают прямо на улицах, многие активисты ДДП пропали без вести или были убиты". Обвинив власти в геноциде, Морган Цвангираи снял свою кандидатуру, что автоматически сделало Роберта Мугабе победителем.

"Как бы странно это ни звучало, но Роберт Мугабе превратился в этакого черного Яна Смита,— говорит один из западных дипломатов в Хараре.— Теперь именно он выступает против права большинства формировать правительство. Теперь именно он находится в жутчайшей изоляции. Против него выступили даже его коллеги из соседних стран, которые до сих пор либо помогали ему, либо держали нейтралитет".

Комментарии
Профиль пользователя