Коротко


Подробно

У Владимира Квачкова не поручилось

Он не сумел добиться освобождения своего подельника

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Вчера Мосгорсуд продлил еще на 3 месяца срок ареста четвертому фигуранту уголовного дела о покушении на главу РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса Ивану Миронову. Выйти на свободу подозреваемому не помогло даже личное поручительство оправданного накануне присяжными предполагаемого организатора акции полковника ГРУ Владимира Квачкова.


27-летний Иван Миронов — аспирант--историк и сын бывшего главы Роскомпечати, а в последнее время идеолога русского национализма Бориса Миронова — стал подозреваемым и попал в федеральный розыск через три недели после покушения на Анатолия Чубайса, совершенного 17 марта 2005 года на выезде из поселка Жаворонки Одинцовского района Московской области. Тогда неизвестные диверсанты попытались подорвать и обстреляли кортеж главы РАО "ЕЭС России", не причинив чиновнику вреда — его спас бронированный автомобиль. 11 декабря 2006 года Миронова-младшего нашли и сразу арестовали, предъявив ему обвинение как соучастнику преступления. После оправдания и выхода на свободу предполагаемого организатора и исполнителей покушения — полковника ГРУ Владимира Квачкова и бывших десантников Александра Найденова и Роберта Яшина (этому событию российские телеканалы уделили большое внимание — см. рубрику "Доступ к теле" на этой странице) — господин Миронов остался единственным арестованным фигурантом дела.

Выступая перед судом, представитель Генпрокуратуры обосновал необходимость продления ареста обвиняемого тем, что Иван Миронов уже имеет полуторагодичный опыт жизни в подполье и, оказавшись на свободе, может вновь скрыться от следствия, а также оказать давление на свидетелей или уничтожить вещественные доказательства. Помимо этого обвинитель привел в качестве аргумента большой объем уголовного дела, которое обвиняемому лучше изучать в СИЗО, где ничто не будет отвлекать его от работы.

В ответ на это сам господин Миронов и его адвокаты заявили, что знакомились с 14 томами дела в течение месяца и этого времени им было вполне достаточно. Настаивая на освобождении своего клиента под подписку о невыезде, защитники отметили также, что все следственные действия с ним были завершены еще в 2005-2006 годах, а накануне, в четверг, присяжные Мособлсуда оправдали предполагаемого организатора и исполнителей покушения, поэтому держать под арестом одного лишь соучастника, роль которого в инкриминируемом преступлении неочевидна, не имеет смысла.

Активно поддержал позицию защиты и сам главный обвиняемый по этому делу полковник ГРУ Владимир Квачков, приехавший на суд в военной форме и с двумя десятками боевых наград на кителе. "Я, опытнейший специалист по диверсионно-подрывным операциям, "главарь банды", три года отсидевший в тюрьме, нахожусь сейчас перед вами в зале,— сообщил он суду.— А молодой ученый--историк, ни разу не державший в руках автомата,— за решеткой. Разве это справедливо?" — вопрошал господин Квачков.

Выступившая также на заседании мать арестанта Татьяна Миронова отметила, что Иван постоянно находится в камере, расположенной на первом этаже здания СИЗО "Матросская тишина", в которую вообще не проникает солнечный свет. От постоянного полумрака у него испортилось зрение, и к следующему свиданию она уже заказала сыну очки, которые тот раньше никогда не носил.

Однако ни один из аргументов защиты и родственников обвиняемого суд к сведению не принял, заявив, в частности, что оправдательный приговор, вынесенный "другим лицам", не является основанием для изменения меры пресечения Ивану Миронову. Обвиняемого оставили под стражей еще на три месяца. На решение судьи в зале отреагировали довольно эмоционально. "Сколько вам заплатил Чубайс? По вас самой тюрьма плачет!" — кричали посетители судье. Председательствующий даже был вынужден обратиться за помощью к дежурившим в зале приставам, однако их вмешательства не потребовалось — родственники и единомышленники Ивана Миронова одновременно встали и пошли на выход. Проходя через единственную дверь, каждый из выходящих старался как можно громче ею хлопнуть, выражая таким образом свое отношение к судье и ее решению.

Сергей Ъ-Машкин



Комментарии
Профиль пользователя