ГКЧП в рассказах адвокатов и воспоминаниях сокамерников

        17 сентября на пресс-конференции в Москве адвокаты арестованных членов ГКЧП жаловались журналистам на трудности в своей работе, в частности, на прессу. Адвокаты по-прежнему скрывают любые сведения о своих подзащитных, кроме их болезненного состояния. Однако корреспонденту "Ъ" удалось побеседовать с сокамерниками двух путчистов.

        На пресс-конференции в центральном доме журналиста адвокат бывшего зампреда КГБ Виктора Грушко Александр Клигман расъяснил юридические неувязки предъявленного путчистам обвинения (ст. 64 УК РСФСР — "измена Родине"). В справочниках и комментариях к УК РСФСР Клигман прочитал, что "Измена родине — это предательство советского народа, строящего коммунистическое общество".
        Особенно смущает адвоката разъяснение о том, что измена наносит ущерб "суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности, обороноспособности СССР". Клигман предложил журналистам самим сравнить определение с действиями ГКЧП.
        Адвокатам не нравится и ход следствия. Они считают, что Горбачев, Ельцин, Силаев, Бурбулис и Степанков должны допрашиваться не как свидетели, а как потерпевшие. Поскольку много рассказывают в прессе, чего натерпелись во время путча.
        Защитник Крючкова Юрий Иванов изложил свои претензии к прессе, которая "создает истерию вокруг наших подзащитных, создаются мифы о защите Белого дома, о каких-то списках интернированных... Свидетель Силаев высказывается за смертную казнь. Сейчас идет практически избиение подзащитных". Дошло до того, что адвокат обозвал тележурналиста Молчанова Невзоровым. А именно: "Молчанов, не знаю каким способом получивший разрешение, говорил с людьми, только что арестованными, ошеломленными арестом, в отсутствие адвоката; здесь его можно приравнять к Невзорову".
        Защитники ГКЧП скрывают от прессы все сведения лично о путчистах, кроме их заболеваний. Однако корреспонденту "Ъ" удалось разыскать двух московских кооператоров, сидевших в камерах с Олегом Баклановым и Юрием Плехановым. Кооператоров выпустили из-под ареста на прошлой неделе, но следствие по их делам, как и по делам путчистов, не закончено. Поэтому "Ъ" имен информаторов не называет.
        По сведениям сокамерников, 23 августа в СИЗО N 4 на ул. Матросская тишина стали поступать члены ГКЧП. Они не были готовы к тюремным порядкам -например, к гнилому рыбному супу. Олег Бакланов, в частности, не знал, что в таком супе можно есть только рыбу, а остальное надо выливать. 26 августа в изоляторе сменили всю охрану и администрацию. Путчистов рассадили по отдельности в камеры к арестантам-старожилам, а лишних зэков из изолятора вывезли. Усилился режим: теперь в глазок каждой камеры почти круглые сутки глядит надзиратель. Это очень раздражает зэков, так как раньше в глазок заглядывали редко и украдкой.
        С 26 августа всех арестантов стали кормить так же, как солдат охраны: дважды в день по 30 г масла, два куска сахара и 30--50 г мяса. Но живут путчисты в обычных 3--4-местных камерах с кафельным полом и ядовито-синими каменными стенами. Например, в камере Бакланова слева от входной двери находится унитаз, огороженный стенкой метр высотой, и умывальник. Напротив унитаза двухъярусная кровать с металлическими полосами вместо пружин. У окна вторая такая же, металлический стол и скамья — все привинчено и приварено к полу.
        Раз в неделю в камерах проходит шмон: у зэков отнимают металл, который им удалось отломать. 10 сентября во время такого шмона у Павлова отобрали все записи, чем потом адвокаты очень возмущались. 15-го рукописи Павлову вернули.
        Выпущенные кооператоры объяснили корреспонденту "Ъ", что записи шмонают, когда опасаются письменных жалоб на администрацию.
        Подъем у членов ГКЧП в 6.00. После подъема надо вылезти из-под одеяла, иначе отправят в карцер. Но можно полежать поверх одеяла до завтрака (8.00). Перед обедом час прогулки в спецкамере без крыши. Раз в неделю душ и смена постельного белья. Сокамерники рассказали, что сначала гэкачеписты откровенно нервничали, плохо спали и с опаской поглядывали на соседей. Но увидев, что сидят только с советскими деловыми людьми, успокоились. Однако Олег Бакланов — известный идеолог оборонного сознания в СССР и непререкаемый авторитет среди генералов ВПК — рассказал кооператорам в камере, что ГКЧП хотел дать свободу предпринимательству. Бывшие зэки объяснили, что в СИЗО не доверяют ни одному слову бывших членов правительства, потому что уверены: в случае победы путча их бы просто расстреляли. Однако великодушные зэки утешают путчистов тем, что всех их выпустят года через 2--3 после политической амнистии.
       
        ГЛЕБ Ъ-ПЬЯНЫХ

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...