Коротко

Новости

Подробно

Работники ножа и шантажа

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 48

25 мая сомалийские пираты захватили судно с российскими моряками на борту. Представители ВМФ России выразили готовность отправить в Сомали военные корабли, чтобы силой освободить членов команды. И хотя такой шаг пока кажется маловероятным, силовые методы борьбы с пиратством привлекают все больше сторонников во всем мире.


$700 тыс. против $1,1 млн


Судно Amiya Scan голландской компании Reider Shipping, следовавшее под флагом островного государства Антигуа и Барбуда, было захвачено пиратами у берегов Сомали. Во время нападения корабль Amiya Scan направлялся из кенийского порта Момбаса в Румынию, проходя через Аденский залив. На судне находились девять человек: четыре русских офицера и пятеро матросов с Филиппин. После того как пираты захватили управление судном, они вошли в территориальные воды Сомали. По их словам, судно вело нелегальный отлов рыбы в сомалийских водах, а правительство этому не препятствовало. Представитель Reider Shipping Ларс Валдер опроверг эти данные, заявив, что судно находилось за пределами территориальных вод Сомали. "К тому же это грузовое судно, а не рыболовное,— добавил он.— На его борту находятся детали буровой установки".

Захватившие судно пираты потребовали выкуп за освобождение команды, пригрозив убить ее в случае попытки военного вмешательства. Человек по имени Абдуллахи, доставлявший пиратам продукты питания, рассказал журналистам, что здоровье членов команды в порядке, и раскрыл сумму выкупа: "Пираты требуют $1,1 млн, а владельцы судна хотят заплатить только $700 тыс.". Ларс Валдер не стал комментировать эти слова, но обратился к сомалийским властям с просьбой воздержаться от применения силы, чтобы не ставить под угрозу жизнь моряков.

Тем не менее, если решение о военном вмешательстве все-таки будет принято, к берегам Сомали могут отправиться и корабли ВМФ России. В прошлый понедельник Совет Безопасности ООН принял резолюцию, разрешающую государствам использовать "все необходимые средства" для освобождения заложников и преследования пиратов в сомалийских территориальных водах, но только при заключении соответствующего договора с правительством этого государства. Проект этого документа подготовили США, Франция и Великобритания. На его рассмотрение потребовалась всего неделя, потому что сомалийские власти сами призвали другие государства на помощь в борьбе с пиратами. Эта страна уже 17 лет находится в состоянии войны, и ее переходное правительство не может самостоятельно справиться с резким ростом пиратства у своих берегов.

Прибыльный пиратский бизнес


С начала этого года сомалийские пираты атаковали уже 26 кораблей, то есть почти столько же, сколько за весь предыдущий год, когда нападению с их стороны подверглось 31 судно. Большинство пиратов — бывшие рыбаки, которые начали атаковать чужие рыболовные суда из-за того, что нелегальный отлов рыбы угрожал их бизнесу. "Незаконный рыбный промысел отнимает у Сомали около $6 млн ежегодно, и в нем участвуют около 800 кораблей со всего мира",— считает глава Кенийской ассоциации мореплавателей Эндрю Муангура. Многие специалисты признают, что пиратство стало чуть ли не единственным способом заработать на жизнь в одной из самых бедных стран Африки. Однако в последние годы захват кораблей, проходящих по загруженному маршруту через узкий Аденский залив, стал настоящим бизнесом, в который вовлечены не только рыбаки.

"Все атаки у берегов Сомали нацелены на то, чтобы захватить заложников и потребовать за них выкуп,— говорит Потенгаль Мукундан из Международного морского бюро (ММБ).— Для этого пираты могут атаковать судно в сотнях миль от берега, а потом направить его в сомалийские воды и держать там, пока владельцы не заплатят требуемую сумму за освобождение корабля и команды". Как правило, после совершения сделки пираты возвращают груз нетронутым, однако выкуп может достигать значительных размеров.

По оценкам экспертов, сомалийцы зарабатывают миллионы долларов каждый год за счет пиратства. "Бизнесмены и бывшие военные тоже решили участвовать в этом бизнесе, когда увидели, насколько прибыльным он может быть. Пираты и те, кто их поддерживает, делят выручку пополам",— рассказывает корреспондент компании BBC в Сомали Мохаммед Олад Хасан. То, что у пиратов есть спонсоры, подтверждает и Эндрю Муангура: "Эти люди сообщают пиратам маршруты движения кораблей и помогают покупать оружие. Именно они ведут переговоры с владельцами судов".

Финансирование со стороны спонсоров (которые компенсируют свои затраты, забирая часть полученного за заложников выкупа) позволяет сомалийским пиратам использовать любые виды оружия — от ножей и пистолетов до станковых пулеметов и ручных гранатометов. В их распоряжении есть и радиооборудование, с помощью которого они могут прослушивать переговоры кораблей и предсказывать пути их движения. "Иногда банды транслируют сигналы бедствия или посылают сообщения о том, что сели на мель. Это привлекает к ним корабль, который они потом атакуют с помощью автоматов Калашникова или гранатометов",— объясняет Цирус Моди, аналитик из ММБ.

Зачастую пираты действуют с больших рыболовных кораблей с катерами на борту, и это позволяет им атаковать суда в нескольких сотнях километров от берега. В связи с этим Международная морская организация (входящая в состав ООН) не рекомендует судам подходить к берегам Сомали на расстояние менее 200 морских миль (около 370 км). Однако многие страны ведут себя еще осторожнее и высылают в сопровождение своих кораблей военные суда. И зачастую такие меры оказываются вполне уместными.

"Жесткие действия — вот что нужно"


У берегов Сомали ведут постоянное патрулирование несколько американских, французских и немецких кораблей. Они входят в состав коалиционных войск CTF-150 под командованием США. Эти войска были сформированы с началом войны в Ираке в 2003 году для проверки вызывающих подозрение кораблей в регионе. Им нередко приходится помогать судам, атакованным пиратами.

Например, в октябре прошлого года сомалийские пираты захватили японское судно Golden Nori, перевозившее бензол из Сингапура в Израиль. Находившийся неподалеку американский эсминец USS Porter получил сигнал бедствия и начал преследование. Ему удалось уничтожить пиратские лодки, которые были привязаны канатами к судну и шли позади. Однако загнать пиратов в порт удалось только после того, как правительство Сомали разрешило двум американским и одному немецкому эсминцам продолжить преследование в территориальных водах. В результате пираты покинули корабль, оставив в живых всю команду.

Впрочем, штурм захваченного корабля всегда связан с риском для жизни заложников. Обычно сомалийские пираты содержат пленных в хороших условиях, чтобы получить за них как можно больший выкуп. Но они не стесняются угрожать расправой, если кто-то попытается освободить заложников силой. Когда в начале апреля этого года у берегов Сомали была захвачена французская яхта Le Ponant, правительство Франции предпочло сначала заплатить выкуп в размере $2 млн, а затем провести военную операцию с участием вертолетов. В результате удалось вернуть десятую часть выкупа и поймать шестерых пиратов. Они предстали перед французским судом по обвинению в краже, взятии заложников и похищении судна.

Сомалийское правительство уже не раз призывало другие государства отказаться от денежных выплат пиратам, которых от этого становится только больше. 22 апреля нынешнего года силы безопасности автономного региона Пунтленд в составе Сомали продемонстрировали другой подход к решению проблемы пиратства. Они штурмом атаковали судно Al Khaleej, которое было захвачено пиратами днем раньше вместе с командой из 16 пакистанцев. В столкновении один из пиратов погиб, еще семеро были арестованы. И уже через неделю они предстали перед судом, который приговорил их к пожизненному заключению.

В пользу силовых методов борьбы с пиратами высказываются и некоторые бывшие заложники. К примеру, Колин Дарч капитан российского судна "Свицер Корсаков" (за освобождение которого в феврале было заплачено $700 тыс.) рассказал в интервью BBC о том, что его команду можно было освободить и без выкупа. По его словам, на 12-й день после захвата он отправил сообщение на находившийся рядом американский эсминец, предупредив о том, что после выключения света на борту можно будет начинать штурм. "Мы спрятались в кормовом отсеке между водонепроницаемыми дверями и ждали, но атаки не последовало",— говорит он. Позже выяснилось, что американские военные не хотели штурмовать корабль, потому что были уверены, что жизни моряков и так ничто не угрожало. Однако Дарч уверен, что применение силы необходимо: "Жесткие действия — вот что нужно. Это единственный способ решить проблему".

Один в море не воин


Несмотря на то что корабли ВМФ России готовы последовать в сомалийские воды, пока это остается маловероятным. По словам начальника пресс-службы ВМФ Игоря Дыгало, существует объективная опасность того, что пираты осуществят свои угрозы и убьют заложников при вмешательстве в конфликт российского военного судна. "Силовое решение проблемы со стороны ВМФ России и со стороны других стран является крайней мерой. Оно возможно только при двух условиях: если будут исчерпаны все другие возможности разрешения конфликта и если уверенность в успехе операции будет стопроцентной. Сейчас все внимание сконцентрировано на переговорах, и торопить события нельзя",— заявил он "Власти".

Другое дело, что проблему пиратства у берегов Сомали не решить одиночными рейдами. Находящийся здесь контингент CTF-150 не в силах самостоятельно фиксировать все нападения на торговые суда, не говоря уже о том, чтобы бороться с каждым из них.

Судя по всему, наведение порядка в сомалийских водах возможно только по примеру Малайзии, Индонезии и Сингапура. Эти три страны в 2004 году резко усилили патрулирование Малаккского пролива, который тогда считался одним из наиболее опасных регионов с точки зрения пиратства. По данным Международной морской организации, в 2004 году там произошло 38 нападений на суда. Уже через год количество таких случаев снизилось до 12. Как раз в это же время у берегов Сомали число пиратских нападений резко увеличилось — с 2 сразу до 35 (см. таблицу). "Только сотрудничество всех игроков в регионе может заставить пиратов бояться нападать на суда, причем акцент стоит сделать не на работу "по факту", а на профилактические действия",— заявил Игорь Дыгало. Российский флот, по его словам, на данном этапе не будет участвовать в этом, и на восстановление военного присутствия в подобных проблемных регионах потребуется несколько лет. Пока же морякам, вынужденным проходить через акваторию Аденского залива, приходится рассчитывать только на себя.

ЕГОР НИЗАМОВ



Комментарии
Профиль пользователя