Коротко

Новости

Подробно

Месяц на троне

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 28

На прошлой неделе исполнился месяц с того момента, как Дмитрий Медведев занял должность президента России. Обозреватель "Власти" Дмитрий Камышев исследовал его деятельность за отчетный период на предмет соответствия занимаемой должности.


Президентские дела


Если исходить из интенсивности и разнообразия рабочего графика нового главы государства, то сомнений в том, что Дмитрий Медведев является полноценным президентом, возникнуть вроде бы не должно. Он подписывал указы и законы, назначал и увольнял федеральных и региональных чиновников, ездил по российской провинции и совершал зарубежные визиты, встречался с министрами, губернаторами и представителями общественности. То есть делал все то, что делал до него и предыдущий президент России — Владимир Путин.

В пользу нового главы государства говорит и то, что в дебютных стратегиях второго и третьего президентов можно найти немало общего. К примеру, оба оперативно решили вопрос о премьере: Путин внес в Госдуму кандидатуру Михаила Касьянова через три дня после первой инаугурации 2000 года, а Медведев — кандидатуру Путина и вовсе в день вступления в должность. Обновление правительства в обоих случаях было незначительным: Медведев поменял девять членов кабинета, Путин — семь. Первый выезд за пределы Москвы нынешний президент, как и его предшественник, совершил в российскую глубинку — в Ивановскую, Костромскую и Ярославскую области (Путин 8 мая 2000 года ездил в Курск). А первый зарубежный визит оба лидера нанесли в страны СНГ: у Медведева это был Казахстан, у Путина — Узбекистан.

Кроме того, и второй, и третий президенты в свой первый месяц одинаково осторожно меняли кадры в силовых ведомствах. Причем Медведев оказался даже смелее Путина. Последний в мае 2000-го назначил лишь двух новых силовиков — директора Службы внешней разведки Сергея Лебедева и генпрокурора Владимира Устинова. Медведев же поменял троих: переместил главу ФСБ Николая Патрушева в кресло секретаря Совета безопасности, на его место назначил Александра Бортникова, а на прошлой неделе сменил начальника Генштаба Юрия Балуевского на Николая Макарова.

В то же время в работе Медведева присутствовали и эксклюзивные компоненты, которые, собственно, и позволяют говорить об индивидуальном курсе того или иного лидера. Скажем, у Владимира Путина в 2000 году главной приметой первых недель правления было выстраивание вертикали власти, которое он начал с создания федеральных округов, реформы Совета федерации и введения института федерального вмешательства в деятельность регионов. А Дмитрий Медведев занялся реализацией наиболее громких предвыборных обещаний — правда, весьма различной идеологической направленности.

С одной стороны, в первые дни своего президентства Медведев подтвердил звание самого социального кандидата в президенты, которым наградили его единороссы в ходе предвыборной кампании. Во всяком случае, первые указы, подписанные 7 мая, сразу после инаугурации, стали как бы продолжением его работы на посту первого вице-премьера по реализации нацпроектов. Президент, в частности, распорядился обеспечить за два года жильем всех ветеранов Великой Отечественной войны, учредил Фонд содействия развитию жилищного строительства и поручил правительству сформировать сеть федеральных университетов. За этим последовали учреждение ордена "Родительская слава" и указ о социальной поддержке лиц, ухаживающих за нетрудоспособными гражданами.

С другой стороны, новый глава государства дал понять, что не желает оставаться лишь "социальным президентом" и готов немедленно приступить к обещанным ранее реформам, которые многие наблюдатели сочли весьма либеральными. Главными из них, судя по заявлениям президента, должны стать снятие избыточных административных барьеров для малого бизнеса, борьба с коррупцией и совершенствование судебной системы. По всем этим проблемам Медведев в течение первых двух недель после вступления в должность провел специальные совещания. А в начале июня он отметился и в экономической сфере, обсудив со специалистами вопросы экологической и энергетической эффективности экономики.

Наконец, в наследство Дмитрию Медведеву как главе государства достались и приятные хлопоты, связанные с чествованием россиян, победивших на всевозможных конкурсах и соревнованиях. И нельзя не отметить, что май в этом смысле оказался для нового президента крайне урожайным: выигравший Кубок УЕФА "Зенит" и ставшую чемпионом мира хоккейную сборную России он принимал в Кремле, а победившего на "Евровидении" Диму Билана оперативно поздравил по телефону.

Президентские недоделки


Впрочем, если по форме у Дмитрия Медведева все было в порядке, то по содержанию его действия самостоятельными выглядели далеко не всегда. Прежде всего это касается кадровых вопросов, в которых свобода нового президента была весьма ограниченной. Как уже писала "Власть" (см. N19 за этот год), количество безусловных соратников Медведева в новом составе правительства и администрации президента оказалось минимальным, поскольку и в Кремле, и в Белом доме основные руководящие посты заняли те, кто работал там и при Путине.

Внешнее влияние можно обнаружить и в других кадровых назначениях нового главы государства. Скажем, новый начальник Генштаба считается выдвиженцем министра обороны Анатолия Сердюкова, который вскоре после назначения на этот пост в 2007 году сделал командующего Сибирским военным округом Макарова своим заместителем и начальником вооружения российской армии. В новый состав президиума Госсовета вошел президент Чечни Рамзан Кадыров, особо теплое отношение к которому со стороны Владимира Путина хорошо известно. И даже первого медведевского губернатора правильнее было бы назвать козаковским. Ведь именно министр регионального развития Дмитрий Козак еще в бытность полпредом в Южном федеральном округе добивался отставки прежнего главы Ставропольского края Александра Черногорова, а его сменщик Валерий Гаевский в последние годы работал заместителем Козака в полпредстве и Минрегионразвития (см. "Власть" N20 за этот год).

Были в графике Медведева и другие пробелы. Например, он в отличие от Путина образца мая 2000-го еще ни разу не участвовал в таких статусных протокольных мероприятиях, как принятие верительных грамот от иностранных послов и вручение государственных наград. Не отметился новый глава государства и существенными шагами в региональной политике (если не считать назначения главы Ставрополья). Особенно это заметно на фоне активности того же Путина, который в мае 2000 года приостановил с десяток региональных нормативных актов, противоречивших федеральным законам, и лично представлял главам субъектов РФ своих полпредов в федеральных округах. В мае 2008-го двух новых полпредов представлял глава кремлевской администрации Сергей Нарышкин.

Не пахано Медведевым пока и партийное поле. Путин-2000 до утверждения Госдумой премьера встретился со всеми главами парламентских фракций, а затем посетил съезд партии "Единство". Медведев же с партийными лидерами пока не совещался (если не считать главы "Справедливой России" Сергея Миронова, побывавшего у президента как спикер Совета федерации), а на конференцию "Единой России" опять же делегировал главу своей администрации.

Наконец, ощущение неполноценности нового президента вольно или невольно подпитывает и новый премьер. Открыто, правда, Владимир Путин в компетенцию главы государства не вторгается, занимаясь исключительно финансами, промышленностью и сельским хозяйством (а с хоккеистами если и встречается, то лишь после президента). Но после его визита во Францию, где он имел продолжительную беседу с президентом Никола Саркози, западные СМИ в один голос назвали оказанный премьеру прием президентским. А состоявшееся сразу после этого назначение заместителем руководителя правительственного аппарата бывшего посла России в США Юрия Ушакова многие эксперты расценили как создание в Белом доме альтернативного МИДа, особенно с учетом не самых теплых отношений между Ушаковым и министром иностранных дел Сергеем Лавровым.

Президентский имидж


О том, что Дмитрий Медведев пока еще не превратился в полноценного президента, свидетельствуют и последние опросы общественного мнения (см. графики).

Наиболее показательным можно считать исследование "Левада-центра", которое зафиксировало значительный рост числа россиян, полагающих, что реальная власть в стране после избрания нового главы государства останется в руках Путина. Заметно увеличилось и число тех, кто уверен, что Медведев будет действовать "под контролем Путина и его окружения". Правда, при этом 76% опрошенных считают, что Дмитрий Медведев "определенно" или "скорее" справится с обязанностями президента. Но, похоже, немалая часть отвечавших на этот вопрос предполагает, что эти обязанности заключаются именно в выполнении неких "действий под контролем Путина".

Еще более любопытно выглядят итоги опроса ВЦИОМа, согласно которым 14% россиян вообще не знают, что главой России теперь является Дмитрий Медведев. Правда, у Путина аналогичный показатель еще хуже: о его назначении премьером не подозревают 17% опрошенных. Но из сравнения этих двух опросов можно сделать вполне естественный вывод: 15% затруднившихся назвать имя премьера, скорее всего, не смогли это сделать именно потому, что все еще считали Путина действующим президентом.

Примечательно также, что общественное мнение по поводу нынешнего распределения властных полномочий сложилось не благодаря, а вопреки усилиям федеральных телеканалов, которые, судя по данным мониторинга их новостных программ, сделали все, чтобы ознакомить россиян с новой структурой власти. За прошедший после инаугурации месяц Медведев обошел Путина по суммарной продолжительности новостных телесюжетов почти на два часа (см. график). Более других в создании у соотечественников правильного представления о жизни отличился главный госканал "Россия", на котором Медведев победил Путина с перевесом в 2 часа 20 минут. Суммарное преимущество у действующего президента было также на "Первом канале" и НТВ.

Впрочем, в данном случае можно смело утверждать, что, проиграв числом, бывший президент победил нынешнего умением. Потому что решающую роль в восприятии телезрителями расстановки сил во власти, похоже, играет не столько продолжительность сюжетов о деятельности двух лидеров, сколько их стилистика. А в этом аспекте Путин Медведеву как минимум не уступил.

Во-первых, визиты и рабочие встречи премьера освещались телевидением практически в прежнем президентском формате, чему во многом способствовал и переход в Белый дом прежнего "кремлевского пула", состоящего из наиболее авторитетных журналистов. В этих сюжетах непременно присутствовали и красочная картинка (Путин выслушивает отчет министра, осматривает свиноферму, дает наставления партийцам, встречается с зарубежными лидерами и т. п.), и убедительный звуковой ряд (программные заявления премьера).

Во-вторых, очень грамотно с точки зрения пиар-поддержки был выстроен и сам рабочий график премьера. Скажем, президиум правительства сейчас заседает по понедельникам. Именно в этот день ранее проходили традиционные встречи президента Путина с членами правительства, на которых, как и на нынешних заседаниях президиума, решались самые важные проблемы из жизни страны. Стало быть, любой телезритель, включив телевизор в привычное время, снова может увидеть, как Владимир Путин выслушивает отчеты министров и дает им новые поручения. А то, что делает он это уже не как президент, остается за кадром.

То же самое можно сказать и о личных встречах Путина. В отличие от прежних премьеров, чьи беседы с подчиненными, как правило, проходили без участия прессы, Путин допустил на них журналистов, и в результате эти мероприятия поднялись на почти президентский уровень. К тому же многие из этих встреч проходят в выходные, когда политических новостей немного. Благодаря этому трудолюбивый премьер в новостях выходного дня нередко обходит отдыхающего президента, как это было, например, 17 мая (встреча Путина с министром транспорта Игорем Левитиным) или 31 мая (встречи с главой Минприроды Юрием Трутневым и министром связи Игорем Щеголевым), когда в графике Медведева официальных мероприятий не значилось.


Комментарии
Профиль пользователя