Коротко

Новости

Подробно

Единство в разнообразии

"Business Guide (Корпоративное управление)". Приложение от , стр. 37

Несмотря на разную историю институтов корпоративного управления, страны БРИК — Бразилия, Россия, Индия и Китай — имеют много общего и в преимуществах, и в инфраструктуре принципов регулирования, во многом обеспечивающих их привлекательность для инвесторов. Для адекватной оценки рисков признанных лидеров развивающихся рынков необходимо точное знание преимуществ и недостатков этой инфраструктуры.


Либерализация государственного регулирования и динамичный экономический рост в крупнейших развивающихся странах предопределяет их растущую значимость на международных финансовых рынках. В особенности эта тенденция относится к четверке БРИК — Бразилии, России, Индии и Китаю — странам, обладающих значительными потенциалом роста и потребностями в капитале, где либеральные реформы последних двух десятилетий облегчили национальным компаниям доступ к мировым рынкам капитала. Отражением растущей экономической значимости и зрелости этих стран служит тот факт, что с 30 апреля 2008 года, когда Standard & Poor`s объявило о повышении суверенного кредитного рейтинга Бразилии до уровня BBB-, все четыре страны БРИК относятся к эмитентам инвестиционного уровня.

Одним из сдерживающих факторов инвестиционной привлекательности компаний стран БРИК остаются риски корпоративного управления, особенно с позиций долгосрочных инвесторов в акционерный капитал. В глазах международных инвесторов проблема усугубляется тем, что оценка реальных рисков затруднена из-за нехватки объективной информации об инфраструктуре корпоративного управления в соответствующих юрисдикциях и практике корпоративного управления в отдельных компаниях. Подобный информационный дефицит зачастую приводит к ситуации, когда дисконт по акциям эмитентов из развивающихся стран определяется из максимально консервативной оценки рисков корпоративного управления, как правило, отражающей прецеденты грубого нарушения прав миноритарных акционеров в 90-е годы, и не учитывающей позитивную динамику последних лет.

Стремясь восполнить информационный пробел в отношении эмитентов из развивающихся стран, Служба рейтингов корпоративного управления Standard & Poor`s с 2000 года предлагает услуги по присвоению рейтингов корпоративного управления. В апреле 2008 года Standard & Poor`s запустило новый аналитический продукт по оценке рисков, представляющий собой балльную оценку — рейтинг под названием GAMMA (аббревиатура, образованная от английских слов governance, accountability, management metrics and analysis — анализ и оценка корпоративного управления, подотчетности и менеджмента). Рейтинг GAMMA отражает мнение Standard & Poor`s о риске потери акционерной стоимости или об упущенных возможностях создания стоимости вследствие недостатков в системе корпоративного управления. Аналитический продукт GAMMA нацелен на крупнейшие развивающиеся рынки, в первую очередь на четверку БРИК, и не предлагается в развитых странах.

Анализ национальной инфраструктуры корпоративного управления является отправной точкой для оценки рисков корпоративного управления в отдельных компаниях в рамках присвоения рейтинга GAMMA. Согласно методологии Standard & Poor`s, анализ страновой среды корпоративного управления включает четыре элемента:

— рыночная инфраструктура;

— правовая инфраструктура;

— регуляторная инфраструктура;

— информационная инфраструктура.

Применяя эту структуру анализа к странам БРИК, фактически конкурирующим за лимиты международных инвесторов по средствам, направляемым на развивающиеся рынки, в рамках настоящего исследования мы проводим сравнительный анализ и отмечаем основные достоинства и недостатки инфраструктуры корпоративного управления в России. В частности, мы приходим к выводу, что Россия имеет наиболее эффективную правовую инфраструктуру корпоративного управления. Тем не менее на фоне прочих стран БРИК рыночная инфраструктура России представляется умеренно эффективной ввиду значительного участия государства в собственности и узости финансовых рынков. Россия уступает Индии и Бразилии по эффективности инфраструктуры регулирования, поскольку регулирование корпоративного управления существенно затрагивает всего 22 компании из 320 публичных в сравнении со всеми 4985 публичными компаниями в Индии и 97 из 442 в Бразилии. Наконец, Россия уступает всем прочим странам БРИК с позиций информационной инфраструктуры ввиду существенных недостатков российских стандартов бухгалтерского учета и отдаленных перспектив перехода на МСФО. Китай принял стандарты отчетности, весьма близкие к МСФО в 2007 году, при этом Бразилия и Индия в настоящее время используют значительно более совершенные, чем в России, стандарты отчетности и готовятся к переходу на МСФО в 2010 и 2011 годах соответственно.

Компонент 1. Рыночная инфраструктура


Несмотря на бурный рост финансовых рынков в странах БРИК, ни в одной из стран четверки не сформировался рынок корпоративного контроля, играющий важную дисциплинирующую роль в традиционной англосаксонской модели корпоративного управления. Миноритарные акционеры и финансовые рынки в целом имеют ограниченное влияние на практику корпоративного управления в публичных компаниях. Отчасти это объясняется невысоким уровнем активности миноритарных инвесторов, но основной причиной все же является преобладание высококонцентрированной собственности, препятствующей переходу контроля рыночным способом.

Финансовые рынки в странах БРИК развивались с начала 90-х годов благодаря приватизационным программам, ставших возможными вследствие оттепели в Китае (1980-1990), падения военной диктатуры в Бразилии (1985), проведения демократических реформ в Советском Союзе и России (1986-1991) и разгосударствления экономики в Индии (1992). За этот период капитализация рынка акций выросла с нуля в России и материковом Китае и менее 10% ВВП в Бразилии до 100% ВВП и выше (таблица 1). По данным Международного валютного фонда, с 1997 по 2006 год накопленный объем портфельных иностранных инвестиций в акционерный капитал компаний стран БРИК вырос с $70 млрд до $697 млрд. Однако наиболее заметный всплеск активности компаний из стран БРИК на международных рынках капитала пришелся на 2006-2007 годы. За два года 87 компаний из Бразилии, 43 из России, 173 из Индии и 402 из Китая провели IPO на национальных и крупнейших мировых биржах и привлекли $204,6 млрд, по сравнению с $54,7 млрд за 2004-2005 годы (данные отчетов Ernst & Young Global IPO Survey 2006, Global IPO Trends 2007 и пресс-релиза от 17 декабря 2007 года).

При сопоставимых показателях относительной капитализации фондового рынка четырех стран интересно отметить, во-первых, значительные отличия в активности торгов и, во-вторых, различия в среднем размере публичных компаний. Среднедневной объем торгов составляет около 2,5% капитализации рынка в Бразилии, 3,5% — в России, 4,7% — в Индии и около 7,5% — в Китае. Профиль публичных компаний также сильно отличается: если российский ликвидный рынок фактически представляет собой несколько десятков крупных компаний (цифра 320, приведенная в таблице 2, включает более 200 низколиквидных компаний, не входящих в котировальные листы), в Бразилии и Китае сопоставимые значения капитализации складываются из сотен, а в Индии — из тысяч компаний.

Структура собственности публичных компаний четверки БРИК отмечена высокой степенью концентрации. Согласно Исследованию информационной прозрачности российских компаний, проведенному Standard & Poor`s в 2007 году, из 80 крупнейших публичных компаний 71% были контролируемыми, в том числе 30% — государством, еще 21% имели блокирующих акционеров, в том числе 10% — в лице государства. Лишь шесть компаний имели рассредоточенную структуру собственности, однако и в их случае нельзя исключить наличия скрытых консолидированных пакетов или акционерных соглашений.

Доминирующая роль государства во многих публичных компаниях, включая самые крупные в стране "стратегические предприятия", в сочетании с административным подходом бюрократического аппарата к управлению госкомпаниями и высоким уровнем коррупции в государственных структурах фактически тормозят развитие механизмов корпоративного управления в ряде отраслей.

В Индии из 50 крупнейших публичных компаний, входящих в индекс Nifty Fifty, согласно исследованию, проведенному в 2007 году агентством Crisil, дочерним обществом Standard & Poor`s, лишь две имеют распыленную структуру собственности. Согласно исследованию Deutsche Bank, 54% крупнейших компаний контролируются семьями предпринимателей, 16% — иностранными инвесторами, 20% — государством. В большинстве случаев контроль над индийскими компаниями осуществляется при владении 12-20% голосующих акций, что потенциально открывает возможности для функционирования рынка корпоративного контроля. Тем не менее случаев враждебных поглощений за всю историю рынка не отмечалось. Проблемы корпоративного управления, связанные с преобладанием семейной собственности, исторически включали как непрофессиональный подход к управлению в отсутствие внешних дисциплинирующих механизмов, так прямое злоупотребление правами миноритарных инвесторов в виде нерыночных сделок с заинтересованностью.

Среди компаний с листингом на бирже Рио-де-Жанейро (BOVESPA) 77,3% контролируются единственным крупным акционером, владеющим более 50% голосующих акций. Лишь у 7% компаний нет акционера, владеющего более 20%. Основные акционеры в случае 53% контролируемых компаний представляют собой семьи предпринимателей, в 18% — иностранных инвесторов, в 8% — государство Aldrighi, D. M. and A. de Oliviera. The Influence of Ownership and Control Structures on the Firm Performance: Evidence from Brazil. Working Paper, Universidade de Sao Paolo, 2008.. При этом до 90% объема торгов на бирже приходится на неголосующие привилегированные акции, в среднем составляющие 54% капитала Leal, R and A. L. Carvalhal-da-Silva. Corporate Governance and Value in Brazil and in Chile. Working paper. The Coppead Graduate School of Business at the Federal University of Rio de Janeiro. 2005.. Преобладание неголосующих привилегированных акций в капитале и распространенность пирамидальных структур приводят к ситуации, когда большинство компаний находятся под абсолютным контролем, при том что контролирующий акционер имеет непропорционально скромное экономическое участие. Большинство миноритарных акционеров владеют привилегированными акциями и во многом ограничены в правах и не имеют возможности повлиять на действия и состав исполнительного руководства.

По нашим предварительным оценкам, полученным в ходе работы по исследованию прозрачности публичных компаний материкового Китая, около 70% таких компаний контролируются государством, около 15% — крупными частными инвесторами и лишь 15% имеют распыленную структуру собственности. В большинстве случаев контроль осуществляется при мажоритарном участии в капитале. Преобладание государственной собственности в публичных компаниях привносит особую специфику в рыночную инфраструктуру китайских компаний, в целом перекликающуюся с проблематикой российских госкомпаний, однако, как правило, принимающую более мягкие формы ввиду меньшей коррумпированности и большей предприимчивости госструктур. Последнему обстоятельству также способствует тот факт, что большинство госкомпаний управляются региональными, а не центральными органами власти.

Компонент 2. Правовая инфраструктура


Из стран БРИК российское законодательство наиболее широко определяет права миноритарных акционеров благодаря низкому порогу владения, позволяющему номинировать кандидатов в совет директоров, ежегодному переизбранию всего состава совета и обязательному применению процедур кумулятивного голосования. Изменения в российском законодательстве, внесенные в конце 90-х и начале 2000-х годов, фактически устранили тот нормативный дефицит, который сделал возможными грубейшие нарушения прав миноритарных акционеров в 90-е годы. Тем не менее к сохраняющимся недостаткам относятся позднее проведение годовых собраний, длительный срок выплаты дивидендов, сомнительная независимость регистраторов акций, а также отсутствие обязательства для акционеров раскрывать косвенное владение крупными пакетами, создающее риски образования консолидированных пакетов без ведома компании и миноритарных акционеров.

Существенным недостатком бразильских правовых норм, регулирующих механизмы корпоративного управления, является высокий лимит участия в капитале неголосующих привилегированных акций с плавающим дивидендом (до 67%). Это приводит к ситуации, когда значительная часть акционеров получает доход, зависящий от показателей деятельности компаний, имея ничтожные возможности участвовать в управлении. За привилегированными акционерами закреплено право совместно избирать всего лишь одного члена совета директоров и одного члена ревизионной комиссии. В то же время единственной существенной финансовой компенсацией привилегированных акционеров является право получать дивиденды на акцию в размере 110% от дивидендов на каждую обыкновенную акцию. В России привычным соотношением является 300% (хотя эта норма, как правило, закрепляется в уставах российских компаний и не гарантирована законодательством). К прочим недостаткам бразильской правовой инфраструктуры относятся ограничения по заочному голосованию на общих собраниях и предоставляемая компаниям возможность закрепить в уставе исключения из преимущественного права выкупа акций дополнительной эмиссии (например, при размещении на бирже или допэмиссии в целях поглощения с оплатой акциями). На привилегированных акционеров в большинстве случаев не распространяется обязательное предложение при смене контроля. Наконец судебная система известна своей неэффективностью, особенно в отношении акционерных коммерческих конфликтов.

Индийская правовая инфраструктура значительно ближе к англосаксонской традиции, чем к континентальной системе права, служащей в ее романском подвиде моделью бразильской правовой инфраструктуры, и в германском — моделью российской и китайской правовых систем. Индийское законодательство достаточно узко определяет права миноритарных акционеров, главным образом в плане процедур избрания совета директоров (признается только мажоритарное голосование) и длительного срока полномочий (до 5 лет для исполнительных директоров). Допускается членство в совете представителей номинальных акционеров, на которых не распространяется фидуциарная ответственность. К достоинствам индийской правовой инфраструктуры относится ограничение на присутствие исполнительных директоров в совете (не более трети), обязательное наличие комитета по аудиту с большинством из неисполнительных директоров. Плюсом также является четкое определение финансовых прав акционеров: закон о компаниях предусматривает трехлетний срок тюремного заключения для членов органов управления, виновных в невыплате дивидендов в течение месяца с момента их объявления.

Правовая инфраструктура Китая гарантирует равенство прав голоса на общих собраниях (акции типа A, B и H имеют равные права голоса) и обеспечивает существенные механизмы защиты миноритарных инвесторов в виде преимущественного права выкупа допэмиссии и обязательного предложения при образовании крупного пакета (свыше 30% капитала). В остальном законодательство предъявляет достаточно мягкие требования к механизмам корпоративного управления, устанавливая довольно высокий порог владения, позволяющий номинировать кандидатов в совет (10%), трехлетний срок полномочий совета и фактически оставляя использование процедур кумулятивного голосования на усмотрение основного акционера. Законодательство не предписывает формирование какого-либо органа надзора над механизмами контроля и аудита.

Компонент 3. Инфраструктура регулирования


В рамках четверки БРИК индийская инфраструктура регулирования представляется наиболее эффективной как с точки зрения масштаба влияния на механизмы корпоративного управления в отдельных компаниях, так и с точки зрения охвата: регулирующие нормы в отношении корпоративного управления распространяются на все 4985 публичных компаний. В Бразилии наиболее жесткие и эффективные требования к стандартам корпоративного регулирование распространяются на 97 компаний из 442 публичных, к 19 применимы более мягкие требования. В России достаточно эффективные положения Кодекса корпоративного поведения являются обязательными всего для 22 компаний, входящих в первичные котировальные листы. Наконец, в Китае дополнительные обязательства, возникающие при прохождении процедуры листинга, являются достаточно мягкими.

В России положения Кодекса корпоративного управления ФСФР имеют рекомендательный статус для всех акционерных обществ. Эти рекомендации включают ряд норм относительно присутствия независимых директоров в совете (не менее четверти состава, но в любом случае не менее трех человек), наличия и состава комитетов при совете директоров (так, комитеты по аудиту и по кадрам и вознаграждениям должны формироваться полностью из независимых директоров), процедур общих собраний, независимости регистратора, механизмов внутреннего контроля и раскрытия информации. При этом биржи, согласно рекомендации Постановления ФКЦБ N 03-1169/р, требуют от компаний, входящих в основные котировальные списки, соблюдать определенные положения кодекса и ежеквартально отчитываться о его соблюдении. Так, РТС и ММВБ требуют соблюдения ряда положений кодекса (включая требование о наличии трех независимых директоров) от эмитентов, включенных в котировальные листы "А1" и "А2". Более мягкие требования (например, о наличии одного независимого директора) предъявляются к эмитентам их котировального листа "B" и эмитентам облигаций, входящих в котировальные листы "А1" и "А2". Хотя кодекс не содержит требований по подготовке и раскрытию финансовой отчетности по МСФО, такие требования входят в критерии включения в котировальные листы "А1" и "А2". Эти требования распространяются на 22 российские компании.

Влияние кодекса на практику корпоративного управления в публичных российских компаниях ограничено его рекомендательным характером и лишь частичным контролем над соответствием его принципов и норм в отношении компаний, входящих в основные биржевые списки. К прочим недостаткам практики регулирования относится сомнительная эффективность требований к независимости совета директоров. Используемые критерии независимости основаны на формальных признаках, а не на принципе фактической заинтересованности: так, в советы ряда госкомпаний в качестве независимых входят члены исполнительного руководства других контролируемых государством организаций, явно зависимые от государства в своей основной деятельности, но тем не менее отвечающие формальным требованиям кодекса в отношении независимости. Эти же огрехи распространяются на независимость регистраторов, в большинстве случаев косвенно аффилированных с крупными акционерами, независимость внутренних аудиторов и т. п. Также вызывает сомнения эффективность регулирования инсайдерской торговли в отношении исполнительного руководства и совета директоров.

В Бразилии основные положения эффективного корпоративного управления зафиксированы в "Принципах лучшей практики" (Cartilha) Комиссии по ценным бумагам и биржам. Все публичные компании обязаны раскрывать информацию о соблюдении этих принципов, однако формального обязательства следовать им не существует. Наиболее важную роль в продвижении передовых стандартов корпоративного управления играют правила листинга на бирже Рио-де-Жанейро (BOVESPA). Биржа разработала свой собственный свод критериев корпоративного управления, которые подразделяют допускаемых к листингу эмитентов на компании двух уровней. Первый (низший) уровень должен соответствовать некоторым в целом необременительным критериям прозрачности и ликвидности. Компании второго уровня, более высокого с позиций корпоративного управления, должны предоставлять отчетность по МСФО или ОПБУ США, а также зафиксировать в уставе процедуры обязательного предложения при смене контроля таким образом, чтобы они распространялись на привилегированные акции (с дисконтом, не превышающим 30%). Компании второго уровня также обязаны ограничить срок полномочий директоров одним годом и предусмотреть для владельцев привилегированных акций право голоса на общих собраниях по ряду ключевых вопросов, включая утверждение сделок с заинтересованностью. Наконец, критерии включения в котировальный лист Novo Mercado предъявляют наиболее высокие требования к корпоративному управлению, включая отсутствие в структуре капитала неголосующих (привилегированных) акций, наличие не менее 25% капитала в свободном обращении и наличие не менее 20% независимых директоров в совете. По состоянию на конец апреля 2008 года в котировальном листе Novo Mercado числилось 97 компаний, в листе компаний второго уровня — 19 компаний.

Положительной чертой биржевого регулирования Бразилии является его фокус на тех элементах прав инвесторов, которые достаточно слабо защищены в рамках законодательства — в первую очередь это касается прав держателей привилегированных акций. Тем не менее требования к составу совета директоров и комитетов (главным образом, комитета по аудиту/ревизионной комиссии) достаточно мягкие. Критерии корпоративного управления BOVESPA также не затрагивают ряда проблем, связанных с неопределенностью процедур общих собраний в рамках бразильского законодательства.

Основной механизм регулирования стандартов корпоративного управления в Индии обеспечивается так называемым Положением 49 (Clause 49) условий листинга, идентичных для всех бирж страны. Положение включает нормы кодекса, подготовленного в 2000 году комитетом по корпоративному управлению совета по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Board of India, SEBI) под председательством Кумара Мангалама Бирлы и обновленного в 2004 году комитетом под председательством Нараяна Муртхи. Новая редакция Положения 49 вступила в силу с 2006 года.

Положение 49 предъявляет ряд достаточно жестких требований к составу совета директоров: независимые директора должны составлять не менее трети состава совета в случае, если председатель совета является неисполнительным директором, и не менее половины состава, если председатель участвует в исполнительных функциях. Положение предписывает создание двух комитетов при совете директоров — комитета по аудиту и комитета по рассмотрению жалоб акционеров (Shareholder Grievances committee). Комитет по аудиту должен состоять как минимум на две трети из независимых директоров, один из которых должен быть экспертом в области финансов и аудита. Положение также содержит ряд требований по раскрытию информации о практике корпоративного управления в компании, включая информацию о размере вознаграждения неисполнительных директоров.

Параллельно с инициативами биржевых регуляторов Министерство финансов выпустило рекомендации по организации и регулированию аудиторского процесса (отчет комитета Нареша Чандры), во многом перекликающиеся с законом Сарбейнса--Оксли 2002 года в США. Однако в настоящее время этот документ имеет рекомендательный статус.

В целом политика регулирования практики корпоративного управления в Индии гармонично дополняет нормы законодательства и предъявляет наиболее жесткие требования в области состава органов управления среди аналогичных норм в странах четверки БРИК, распространяясь при этом на все 4895 публичных компаний.

Кодекс корпоративного поведения для публичных компаний, выпущенный комиссией по ценным бумагам и биржам Китая, вводит важную норму об обязательном использовании процедур кумулятивного голосования для публичных компаний, в которых крупнейший акционер владеет более 30% капитала. Кодекс также предусматривает ряд норм в отношении прозрачности структуры собственности. Тем не менее все положения кодекса в отношении состава совета директоров, наличия и состава комитетов носят рекомендательный характер. Кодекс не содержит предписаний или рекомендаций снизить порог участия, позволяющий миноритарным акционерам номинировать кандидатов в совет директоров, он также не содержит рекомендаций в отношении предоставления отчетности по МСФО. Все эти обстоятельства снижают практическую значимость кодекса и рыночного регулирования корпоративного управления в целом.

Компонент 4. Информационная инфраструктура


Информационная инфраструктура российских компаний представляется наименее эффективной в рамках четверки БРИК. Россия медленнее других стран движется к переходу на МСФО, при том что российские стандарты отчетности в наименьшей степени отвечают интересам инвесторов. Китай перешел на весьма близкие к МСФО стандарты отчетности с 2007 года, в Бразилии и Индии используются отличные от МСФО, но в целом адекватно отражающие экономическую деятельность системы учета, при этом существуют планы по переходу на МСФО в 2010 и 2011 годах соответственно.

Прозрачность российских публичных компаний опирается главным образом на требования по раскрытию информации, предъявляемые биржами (в том числе и к эмитентам долговых инструментов). Требования по предоставлению отчетности по МСФО или ОПБУ США распространяются только на те 22 компании, чьи акции включены в котировальные листы "А" российских бирж. Требования по раскрытию информации, предъявляемые ко всем российским эмитентам, определяются обязательной отчетностью ФСФР, составляемой в установленном формате (к банкам предъявляются дополнительные требования со стороны Банка России), при этом наиболее важным документом обязательной отчетности является ежеквартальный отчет эмитента. К существенным недостаткам обязательной отчетности относится принцип юридического владения, а не фактического контроля, ограничивающий качество информации о структуре собственности и сделках с заинтересованностью, а также использование российских стандартов бухгалтерского учета (РСБУ) для отражения экономических показателей эмитента.

РСБУ не предполагают консолидации и существенно отличаются от МСФО по ряду принципов учета. Помимо этого, бухгалтерская отчетность по РСБУ является основой для налогообложения, что создает у менеджмента стимулы к систематическому занижению финансовых показателей. Финансируемый программой Европейского союза TACIS проект по совершенствованию стандартов бухгалтерской отчетности в России предполагает постепенное приближение РСБУ к МСФО и параллельное введение обязательства по предоставлению отчетности по МСФО для поэтапно расширяющегося круга компаний, согласно критериям публичности и размера активов. Однако существенных изменений в РСБУ и распространения МСФО до 2011-2012 годов не ожидается.

Большинство крупных публичных компаний привлекают основные международные аудиторские фирмы для аудита отчетности по МСФО/ОПБУ США, что обеспечивает достаточно высокое качество аудита. Тем не менее из-за дефицита профильных специалистов в компаниях и в отсутствие соответствующих ограничений со стороны законодательства и регулирующих органов многие крупные компании привлекают внешних аудиторов для оказания консалтинговых услуг по подготовке отчетности по МСФО или ОПБУ США, вплоть до фактического делегирования аудитору процесса перекладки. Значительный объем консалтинговых услуг, как правило, не раскрываемых, отрицательно сказывается на независимости аудитора, особенно в той ситуации, когда аудитор имеет договорные отношения одновременно с несколькими дочерними компаниями холдинга.

В Бразилии обязательство предоставлять отчетность по МСФО/ОПБУ США распространяется на 97 компаний, включенных в котировальный лист Novo Mercado на BOVESPA. До 2010 года, когда все крупные компании должны будут перейти на МСФО, бразильские компании, не подпадающие под требования листинга на Novo Mercado и зарубежных бирж, будут обязаны отчитываться по бразильским стандартам, близким к ОПБУ США и в целом адекватно характеризующим экономическую деятельность компаний. Обязательная отчетность доступна на веб-сайтах регулирующих органов и BOVESPA. Наиболее серьезным недостатком является отсутствие в отчетности по бразильским стандартам обязательного отчета о движении капитала и сегментной отчетности.

Как и бразильские стандарты учета, индийские стандарты бухгалтерской отчетности отличаются от МСФО, однако не столь существенно, как РСБУ. Тяготея к ОПБУ США, индийские стандарты представляют в целом адекватную характеристику экономической деятельности компаний. Процесс адаптации индийских стандартов к МСФО фактически начался в 2000 году, когда основной регулирующий орган — Совет по стандартам учета (Accounting Standards Board) при Институте сертифицированных аудиторов (Institute of Chartered Accountants of India, ICAI) — регламентировал введение 12 стандартов, приблизившим индийскую отчетность к МСФО. Тем не менее сохраняющиеся различия достаточно существенны и в ряде случаев не могут быть устранены без внесения изменений в законодательство: например, индийский закон о компаниях определяет понятие контроля как владение большинством акций или большинством голосов в совете. Определение, приведенное в IAS 27, предполагает более широкую трактовку контроля.

Согласно выпущенному в октябре 2007 года циркуляру ICAI, полный переход на МСФО предполагается завершить к 1 апреля 2011 года. Так, полное соответствие с МСФО будет регламентировано в отношении "компаний, представляющих общественный интерес", то есть эмитентов ценных бумаг, находящихся в свободном обращении, крупных компаний и финансовых организаций. К остальным компаниям будут применяться соответствующие международные стандарты для малых и средних предприятий.

Большинство крупных публичных индийских компаний привлекают международные аудиторские компании для аудита финансовой отчетности (многие также ведут либо параллельный учет по МСФО/ОПБУ США, либо представляют трансформацию данных отчетности на эти стандарты). Остальные компании привлекают индийские аудиторские фирмы, которые в большей степени подвержены рискам зависимости от крупного клиента. Независимость аудиторского процесса достаточно эффективно регламентируется кодексом Нареша Чандры, однако статус этого документа остается рекомендательным.

Благодаря активной политике правительства и регулирующих органов Китая прозрачность публичных китайских компаний проделала огромный путь за последние десять лет и в значительной степени сблизилась со стандартами, принятыми в развитых экономиках. Наиболее существенную роль сыграло совершенствование национальных стандартов отчетности, прошедшее несколько этапов и закончившееся принятием стандартов отчетности для коммерческих предприятий (Accounting Standards for Business Enterpises, ASBE) с января 2007 года. Новые стандарты формировались при участии международных организаций и консультантов, что позволило достичь стандартов, весьма близких к МСФО (China`s New Accounting Standards: A Comparison with Current PRC GAAP and IFRS. Deloitte. August, 2006).

Сохраняющиеся отличия носят в целом второстепенный характер и относятся к области учета сделок с заинтересованностью в госкомпаниях, оценки основных средств, аренды земельных участков и т. п. Признавая прогресс национальных стандартов отчетности в Китае, отдельные эксперты отмечают существенные риски внедрения, связанные с масштабом изменений, произошедших в краткие сроки. Способность китайских компании оперативно перестроить системы отчетности, обучить сотрудников и освоить логику принятия решений об оптимальном методе учета в тех случаях, когда стандарты предоставляют выбор, будет в значительной степени определять качество и надежность отчетности, особенно в первые несколько лет с внедрения новых стандартов (PRC Accounting Standards Convergence Commentary — "Best or Worst of Times?". PricewaterhouseCoopers. Beijing, 16 February 2006). Недостатком же с точки зрения регулирования аудиторского процесса является отсутствие требований к наличию органов независимого надзора над аудиторским процессом, ограничений на оказание неаудиторских услуг и обязательств по раскрытию стоимости услуг аудитора

Олег Швырков, заместитель директора, служба рейтингов корпоративного управления Standard & Poor`s


Елена Пастухова, аналитик, служба рейтингов корпоративного управления Standard & Poor`s


Комментарии
Профиль пользователя