Коротко

Новости

Подробно

55 лет без Сталина

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 12

Из рассказов генерала госбезопасности Е. П. Питовранова


В министерстве изменилось не только время работы — мы перестали работать до утренней зари,— но и сама обстановка. Абакумов относился к подчиненным с грубой доброжелательностью, Игнатьев — с интеллигентно-отстраненной осторожностью. Берия был Хозяином, вокруг которого копошилась мелюзга. Даже своего ближайшего заместителя — Богдана Кобулова — он вызывал к себе не по телефону, а как секретаря, нажимая кнопку звонка. Тучный, огромный Богдан обрывал разговор на полуслове, вскакивал и бегом бежал к шефу.

И сам министр, и люди из его окружения вели себя так, будто им позволено все. Один из моих товарищей рассказывал мне характерную для того времени историю. Он принес на подпись Кобулову документ, направлявшийся в ЦК. Обычное — просим утвердить такого-то в должности. Подпись: "Заместитель министра внутренних дел Б. Кобулов". Богдан посмотрел бумагу и сказал: "Не пойдет. Переделать". Ошибок в документе не было. Ну что-то подправили, принесли снова. Та же история. Третий раз — то же. Наконец ребята догадались, что дело в подписи. Перепечатали документ в четвертый раз с подписью: "Б. Кобулов".

— Вот теперь правильно,— сказал Богдан,— в ЦК и так знают, кто такой Кобулов.

Берию разбирал какой-то административный зуд. Он как будто хотел в один день изменить и внешнюю, и внутреннюю политику страны, и все кадры в госбезопасности. Он сменил всех представителей советской госбезопасности в социалистических странах. В целом это было оправданной акцией, поскольку прежние в большинстве своем не знали языка страны пребывания и не могли установить по-настоящему доверительных отношений с местными руководителями. В то же время он решил проверить и при необходимости заменить резидентов внешней разведки. Исполнительный Рясной (начальник внешней разведки.— "Власть") не придумал ничего лучше, чем собрать всех резидентов в Москве на совещание. Огромное количество разведчиков было засвечено.

Мое назначение в контрразведку оказалось чисто номинальным. Кобулов время от времени привлекал меня к работе бесчисленных возглавлявшихся им кадровых комиссий. По приказу Берии Богдан менял всех и вся. Начальников областных и республиканских управлений МВД. Но в основном я был предоставлен сам себе. Иногда присутствовал на совещаниях, но никаких конкретных поручений не получал. Одним из первых указаний Берии было разбираться с подозреваемыми следственным порядком. В переводе на обычный язык это означало арестовывать всех, на кого имелось хотя бы одно сообщение. Но это оказалось только началом. Как-то вечером мне домой позвонил Тохчианов, работавший в моем подчинении в контрразведке и по-прежнему чуждый любым условностям:

— Евгений Петрович, у тебя что сегодня на обед?

— Приходи,— говорю,— сам все увидишь.

Было понятно, что ему надо что-то обсудить вне службы. Приезжает.

— Ты в курсе последних указаний?

— Каких?-- спрашиваю.

— О передаче разработок на подозреваемых в шпионаже.

— Кому? — Неужели, думаю, какую-то параллельную контрразведку организовали?

— Я громадную кучу дел перетаскал к Богдану. Он сказал, что все отдадут Судоплатову. На ликвидацию. Кобулов сказал: "Незачем всей этой сволочи жить". Добром это не кончится.

ПРАВДА

27 мая 1957 года

За последние годы в Западной Европе создано немало различных "европейских" организаций и объединений. Существует так называемый "европейский совет". Есть еще совет министров "европейского совета" и целая серия различных комиссий. Это "европейское объединение" именуют "большая Европа", противопоставляя его "малой Европе" в составе Франции, Италии, Бельгии, Голландии, Люксембурга и Западной Германии. Адвокаты "объединенной Европы" избрали своей главной мишенью национальный суверенитет западноевропейских стран. Они ратуют за создание некой "сверхнациональной власти". Очевидно, однако, что ликвидация национального суверенитета западноевропейских стран приведет лишь к усилению иностранного господства в Западной Европе.

ИЗВЕСТИЯ

28 мая 1953 года

Иные иностранные дельцы, посещающие Москву, не могут понять: "Для чего вкладывать столько средств в мраморные подземные дворцы? Ведь это же не скоро окупится!" — недоуменно говорят они, разумея обычную капиталистическую прибыль. "Для миллионов людей,— отвечают им.— И это окупается радостью, удобством, благоустроенностью повседневной жизни трудящихся!" Таков наш, советский стиль обслуживания населения.

ВЕЧЕРНИЙ ЛЕНИНГРАД

29 мая 1953 года

В восьмидесятых годах прошлого века зарождалось павловское учение о высшей нервной деятельности. Сейчас последователи и ученики И. П. Павлова продолжают разрабатывать важнейшие проблемы научного павловского наследия. Реакционная теория Вейсмана--Моргана утверждает, что внешняя среда не оказывает влияния на особенности организма, передающиеся, согласно этой теории, по наследству без всяких изменений. С павловских позиций подходит к изучению больного человека профессор М. В. Черноруцкий. "Почему,— спрашивает он,— один заболевает гипертонической болезнью, а другой — язвенной?" И отвечает: "Ясно, что причина лежит не только во врожденных особенностях этих людей, а в той обстановке, в которой им приходится жить и работать".

МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ

30 мая 1953 года

Массовки пользуются большой популярностью среди молодежи. Однако многие комитеты ВЛКСМ считают, что главное — это вывести молодежь в лес, на реку, открыть буфет, а там уже все будет развиваться по собственному усмотрению. Это неверный взгляд. План каждой массовки должен быть обдуман во всех деталях.

Рубрику ведет Евгений Жирнов

Комментарии
Профиль пользователя