Коротко

Новости

Подробно

«Здесь всегда будут любить оппозицию»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 15

21 мая в Грузии прошли парламентские выборы. Несмотря на острую интригу, которую накануне выборов создала объединенная оппозиция многотысячными митингами, уверенное большинство взяла правящая партия "Единое национальное движение". Спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова выяснила, кто помог Михаилу Саакашвили победить в очередной раз.


Лига чемпионов против оппозиции


Ночь после выборов. Тбилиси. На площади перед Дворцом спорта собралось около 3-4 тысяч человек. Это гораздо меньше, чем было на любом из предыдущих митингов объединенной оппозиции.

На фасаде Дворца спорта установлен большой экран, на котором транслируется финал Лиги чемпионов. Я не фанат футбола и не придаю этой детали большого значения.

— Неужели нас так мало? — обращается с трибуны один из ораторов, популярный певец.— Неужели никого больше не будет?

Но люди смотрят не на него, а на телеэкран.

Певец обещает, что, даже если он останется один на этой площади, он будет сражаться за счастье и свободу Грузии.

Счастье и свободу каждый здесь понимает по-своему.

— Мы хотим жить достойно,— говорит мне один из участников митинга Заза Шенгели.— У нас все есть для этого. У нас есть плодородная земля, и люди умеют трудиться. Но люди в районах голодают. Вы же этого не знаете! Люди не могут платить за свет и газ из своих крошечных пенсий!

Я пытаюсь возразить Зазе. Я говорю, что сразу все не меняется и нужно терпение, чтобы дать властям доделать то, что они начали.

— Ведь многое уже изменилось,— говорю я, показывая на новые высотные дома.

— Что мне до этих домов, если я в них никогда жить не буду! — горячо говорит Заза.— Я работал в налоговой инспекции, меня сократили. Они боролись с коррупцией и раздутым аппаратом чиновников, оставив меня без хлеба! Мальчишка-солдат $800 зарплату получает, а пенсионер с голоду дохнет. Они говорят, армию надо содержать. Да зачем мне такая армия, если меня без работы оставили, чтобы ее содержать? Я бы с Россией жил в мире, и мне никакая армия не нужна. Это Миша пришел, поссорился с Путиным и теперь армию строит, чтобы от Путина защищаться. А кто его просил? Люди с Россией мирно жить хотят! Мы раньше в Москву ездили на выходные, а теперь визу получить что в Россию, что в Америку — одинаково! У нас поговорку старую часто сейчас вспоминают: "Плохой сосед лучше далекого родственника".

Около часа ночи народу стало немного больше. Футбольный матч закончился. Однако это не та критическая масса, которая чуть не смела власть в ноябре прошлого года.

— Миша специально назначил выборы на этот день,— говорит другой оппозиционно настроенный житель по имени Давид.— За год было известно, в какой день пройдет финал Лиги чемпионов. А дату выборов назначили всего три месяца назад. Он очень хитрый. Президентские выборы он тоже назначил на 5 января, потому что знал, что люди в этот день еще Новый год отмечают и им не до политики.

— Неужели футбольный матч важнее, чем то, что здесь происходит? — удивляюсь я.

— Сразу видно, что вы женщина,— снисходительно улыбается Давид.— Вы не представляете, что такое футбол в стране, где у людей не осталось больше никакой радости! У нас люди продавали машины, чтобы купить билет на матч и полететь в Москву. Хорошо, что хоть визы у них не требовали — билет на матч был как виза.

Давид тоже горячо комментирует российскую политику. Он говорит, что Россия помогает Саакашвили. "Если бы в Москве были умные, то Саакашвили здесь уже бы не было,— убежден Давид.— Люди любят Россию. Люди не любят Саакашвили. И при хорошем отношении со стороны России все быстро решилось бы. Но Россия унижает нас. А в Грузии унижений не терпят даже от своих, не то что от чужих".

К этому часу появляются первые данные exit polls, и становится ясно, что правящая партия не просто победила — она возьмет в парламенте большинство: "Единое национальное движение" получило около 60%.

Очень скоро я понимаю, что Россия — одно из главных действующих лиц этих выборов. Практически каждый, с кем мне довелось разговаривать в Тбилиси, говорит о России. И не потому, что я русская, не потому, что я их об этом спрашиваю, просто они не могут о ней не говорить. Вне зависимости от того, любят они или ненавидят Саакашвили, любят или ненавидят Россию. Это не обязательно напрямую связанные вещи — как я убедилась, можно одновременно не любить и Саакашвили, и Россию.

"Мы не хотим иметь с Россией ничего общего"


Я иду по улице Руставели вместе с моим давним знакомым Кобой Ликликадзе, военным экспертом и активным сторонником идеи вступления Грузии в НАТО. Он считает, что только НАТО может защитить Грузию от посягательств России. И он уверен, что, если Грузия будет в НАТО, у нее будут прекрасные отношения с Россией, которая больше не сможет ей угрожать. Он также считает, что это один из факторов, который помог Саакашвили победить на выборах.

Центр Тбилиси выглядит как картинка. Когда-то давно, когда, засидевшись в ночном кафе, я спросила Кобу, могу ли вызвать в это время такси, он удивленно сказал: "Оля! Это европейский город!" Шел 2003 год, и на улицах Тбилиси лежали груды дров, а из окон торчали трубы от печек-буржуек. Но уже тогда грузины чувствовали себя больше европейцами, чем мы, русские. Поэтому и выбрали прозападных руководителей. У Кобы, правда, своя точка зрения на этот счет. "Тбилиси — оппозиционный город,— говорит он.— Здесь даже в советское время собирались многотысячные митинги. Здесь всегда будут не любить власть и будут любить оппозицию. Такая судьба у этого города. И Саакашвили это знает. Поэтому он и разогнал митинг 7 ноября. Боялся повторения того сценария, в результате которого сам пришел к власти".

Теперь Тбилиси действительно европейский город. Город фонтанов, клумб, красивых зданий и впечатляющей государственной символики. На улицах стоят полицейские в летней форме песочного цвета и бордовых беретах. Военные, которые тоже изредка встречаются, не похожи на тех изнуренных и грязных солдат, которых я видела раньше. И дело не только в натовской форме. У них в глазах почти натовское достоинство. Молодежь на улицах рассуждает так, как у нас даже в Госдуме до сих пор не научились. Активист Республиканской партии Лука Цуадзе, проводящий на улице Руставели антиправительственный пикет, говорит, что оппозиция делает нужное для страны дело — она добивается, чтобы правительство поняло свои ошибки и стало лучше. Лука говорит, что да, Саакашвили сделал многое для страны, но он и должен был это делать. "Его для этого выбирали! — говорит Лука.— Но он расправился с нами резиновыми пулями и слезоточивым газом".

7 ноября — это красная тряпка для оппозиции и всего оппозиционного электората. Оппозиции не нужно ничего придумывать. Им не нужна программа. У нее есть 7 ноября.

— Если бы в России реагировали так, как реагируют в Грузии на такие события, у вас была бы хорошая страна,— говорят оппозиционеры.— Но Россия забыла Беслан, "Норд-Ост" и Чечню. А мы никогда не забудем 7 ноября. Поэтому мы не хотим иметь с Россией ничего общего.

А ведь 7 ноября в Тбилиси не было ни одного погибшего.

Я захожу в офис Республиканской партии. Это партия интеллектуалов и интеллигентов. Она ненавидит власть, но призывает к конструктивной критике — чтобы не разрушить страну во имя ненависти к Саакашвили. Однако "российская" аргументация этой партии очень схожа с той, которую я слышу от правительственных чиновников. Эта партия призывает немедленно покинуть СНГ, чтобы у России не оставалось иллюзий о своем влиянии на Грузию.

— Место Грузии в Европе, потому что у нас общие ценности, и в НАТО, потому что нас привлекает идея коллективной безопасности НАТО,— говорит лидер партии Давид Усупашвили.— Альтернативы не существует. Если бы мы увидели, что в России есть хоть что-то схожее хотя бы с украинской демократией, можно было бы говорить о каких-то общих способах организации коллективной безопасности. Но сейчас у нас нет выбора. В России авторитаризм. В России власть важнее, чем люди. Политика России противоречит интересам россиян. И Россия в последние годы показала, что она выбрала этот путь и будет по нему идти дальше. А мы не хотим идти этим путем. Мы хотим, чтобы каждый человек был у нас защищен. И такую систему мы видим в Европе, а не в России.

В вопросе скорейшей интеграции в НАТО оппозиция едина с властями. Она уверена, что если Грузия не вступит в НАТО, то покажет свою беззащитность, и Россия еще сильнее "закрутит гайки". В том, что она на это способна, никто не сомневается — усиление российской группировки в Абхазии и сбитые грузинские самолеты-беспилотники продемонстрировали, что для разговора с Грузией Россия оставила только один аргумент. Именно этот фактор, по мнению многих экспертов, способствовал снижению радикализации оппозиции в ночь после выборов.

"В России меня спрашивают, почему мои родители грузины"


— Грузия в НАТО — это значит европейская судебная система, соблюдение прав человека, экономическое развитие и гарантии инвесторам,— рассуждает директор известного социологического центра Gorbi Мираб Пачулия.— Это значит, что нет войны и нет российских танков в Абхазии. Своими действиями в Абхазии Россия лишь подталкивает Грузию в НАТО. С 2001 по 2005 год идею интеграции в НАТО поддерживало около 50-55% граждан. Но в 2007-м, когда НАТО стало главным аргументом в отношениях между Россией и Грузией, процент возрос до 75.

Мираб — убежденный западник. Он понимает необходимость в профессиональной армии, но убежден, что автомат Калашникова — это символ зла. И то, что грузинская армия избавилась от АКМ и перешла на М-4, считает символом новой грузинской эпохи.

— Те страны, где на вооружении стоит АКМ, далеки от демократии,— убеждает меня Мираб.— И меня радует, что у Грузии не осталось ничего общего с советской армией.

Мы сидим в маленьком кафе на улице Руставели. Мираб пьет чай и очень спокойно — не так, как обычно это делают его эмоциональные земляки,— рассказывает о том, чем грузинская армия отличается от российской и почему Грузии не надо возвращаться на "российскую орбиту".

— Наша армия уже реформирована по образцу НАТО,— говорит Мираб.— Это качественно новая армия. У вас до сих пор солдаты и офицеры питаются отдельно. А у нас военнослужащие питаются в одной столовой независимо от ранга. Вы не увидите у нас пьяного солдата на улице. А пьяные российские миротворцы в Зугдиди показали, что представляет собой ваша армия. И авторитет армии в грузинском обществе резко вырос. По последним опросам, после церкви армия — самая рейтинговая структура. Доверие к армии огромное. А у вас? У вас никто не хочет служить. Служба не престижна, и в армию идут только те, у кого нет денег. То есть армию в России представляет социально незащищенный слой населения. Поэтому там процветает пьянство и наркотики.

— Значит, вы сторонник Саакашвили? — спрашиваю я.

— Ни в коем случае,— отвечает политолог.— Я вообще не голосовал. Мне не нравится, что Саакашвили много раз продает в своих интересах одни и те же идеи. Да, у нас нет коррупции, но это не надо повторять сто раз — мы тебя для того и выбирали. И не надо все время говорить, что Россия — враг Грузии. Когда у нас предвыборная кампания, то всегда оказывается, что Россия — самый злейший наш враг. У России свои интересы, и она их отстаивает — своими способами. А у нас свои — и надо их защищать, но без криков и истерик.

Прощаясь, Мираб говорит, что уезжает в Монголию и что полетит транзитом через Брюссель. Я спрашиваю, почему не через Москву, ведь так ближе. Мираба мой вопрос удивляет.

— Россия — полицейское государство,— говорит он.— Там меня спрашивают, почему мои родители грузины.

Уезжая из Грузии, я точно знаю, кто помог Михаилу Саакашвили победить на выборах и на этот раз. Это Россия, которая спрашивает грузина, почему у него родители грузины.

"Никакой гражданской войны не будет"
Президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований, известный политолог Александр Рондели объяснил Ольге Алленовой, почему оппозиция в Грузии не может победить.

— Оппозиция Грузии разъярена поражением на выборах. На ее стороне много людей. В чем причина такого массового недовольства властями?

— Одна из причин всплеска недовольства, который произошел в конце прошлого года и не стихает до сих пор,— это то, что Саакашвили пришлось государство создавать с нуля. Мы в начале 90-х не на коленях стояли, как говорят многие, а лежали ничком на земле. Ни света, ни газа, ни хлеба. Война, разруха, на улицах все ходили с автоматами Калашникова. Придя к власти, Саакашвили и его команда стремглав бросились все менять. Они принялись за хирургию, но забыли об анестезии. Интеллигенция вдруг оказалась ненужной и обиделась — с ней обошлись не как раньше было принято. Эта категория людей в Грузии всегда пользовалась особыми привилегиями — даже Сталин вынужден был с ними заигрывать. А тут пришел молодой президент, который решил, что не нужно какого-то привилегированного подхода к актерам, писателям, художникам. Он поднял руку на Академию наук, на порядки в вузах — я имею в виду коррупцию в первую очередь. И такое демонстративное пренебрежение было его просчетом. Когда усилиями Окруашвили и Бадри обострилась ситуация, все обиженные вышли на улицу. На митингах выступали очень активно именно эти люди — режиссеры, актеры, а эти люди традиционно пользуются большим авторитетом в обществе.

— Почему, если недовольство в обществе так сильно, партия власти победила?

— Оно не сильнее, чем во время последних президентских выборов. А вот оппозиция потеряла многое. Она не показала людям, к чему ведет, что предлагает. У них нет сильных лидеров. И за последние месяцы они ничего не смогли изменить, несмотря на все предпринятые усилия. Что касается рейтинга Саакашвили, то, во-первых, он оказался национальным лидером, хотя любит иногда приврать и пошуметь. Этот человек поднял руку на многие вещи, которые другие не посмели бы трогать: на элиту, на коррупцию. И страна сейчас очень изменилась — это видно невооруженным глазом. Нам еще далеко до евростандартов, но за четыре года сделано очень много. Это уже страна. У нас есть армия, полиция, мы можем защитить своих граждан. У нас экономический рост. В начале 2000-х в стране было открыто 2 тысячи банковских счетов, а сейчас — более 2 миллионов. Увеличили ВВП, в пять раз вырос бюджет. Бизнес стал свободным. Конечно, поборы есть, и власть наверняка постаралась получить от бизнеса какие-то деньги на эту предвыборную кампанию, но бизнес развивается, количество туристов ежегодно возрастает вдвое. И еще существенный фактор — после президентских выборов многие увидели, что Саакашвили не толстокожий, он многое понял, у него хорошее, социально ориентированное правительство. И это изменило отношение многих людей к нему. И вот поэтому я считаю, что ресурс у оппозиции слабый и никакой гражданской войны не будет.

— Многие в Грузии надеялись, что, если бы выборы прошли без нарушений и были бы признаны европейским сообществом демократическими, это стало бы пропуском Грузии в НАТО, и уже в декабре Грузии дали бы дорожную карту по вступлению в альянс.

— Думаю, это иллюзия. Европейцы не могут сказать прямо, что нам не дают дорожную карту из-за давления России, и они будут говорить, что нам его не дают из-за проблем с демократией. И эту линию они будут гнуть. А Россия будет и дальше давить на Запад, у нее способов давления больше, чем у Грузии.

— Как вы считаете, каким будет развитие абхазского сценария? Будет война?

— Нет, думаю, войны не будет. Хотя любая провокация может стать поводом. Вот в Зугдиди пьяные миротворцы устроили дебош. Да, мы это использовали в своих целях. Но ведь мы удержались. А если бы наши полицейские не удержались? Или у кого-то нервы не выдержали?

— Значит, война может начаться из-за пьяного солдата?

— Саакашвили сейчас дипломатически выиграл — он предложил абхазам мир и широчайшую автономию, а Россия ввела в Абхазию войска. Может начаться война? Кого мы должны спрашивать об этом? Мы предлагаем изменить миротворческий формат, чтобы от пьяного солдата не зависела судьба двух стран, а нам говорят, что мы это делаем в захватнических целях. В воздушном пространстве Грузии новейшие самолеты сбивают беспилотные аппараты. А нам говорят, что российских самолетов в Абхазии нет и что Абхазия имеет на вооружении свои Су-27. Но не может использовать Абхазия сверхзвуковые самолеты! Даже мы отказались от эксплуатации таких самолетов! И это очень опасно. В случае любой провокации никто потом даже не поймет, чьи самолеты или танки начали стрелять.

Но война не нужна Грузии, не нужна Абхазии и не нужна России. России нужен статус-кво, Грузию он пока тоже устроит. России не нужно признание Абхазии, ей нужно привязать Абхазию к себе и держать на коротком поводке. Абхазами манипулируют, и они уже понимают, что их никто не признает. И они не знают сейчас, что им делать дальше. А ставки в этом вопросе все растут. Если России удастся поступить с Абхазией так, как она хочет, и если Запад это допустит, то Россия то же самое сделает с Украиной. И поэтому восточные европейцы так нервничают сейчас.

— А в чем суть американских предложений абхазам? Недавний визит Мэтью Брайзы в Сухуми наделал много шума, но никто не понял, что же американцы предлагают.

— И американцы, и европейцы пытаются объяснить абхазам, что нужно сдвигаться с мертвой точки. Абхазов используют. Каждый выстрел в Абхазии — это удар по туристическому сезону. И эти удары происходят каждое лето. Абхазы наконец поняли, что вынуждены платить за услугу, которую им оказали много лет назад. И стали задумываться о том, куда они идут.

— Вам не кажется, что Россия всеми своими действиями предлагает Грузии торг — непризнание Абхазии в обмен на невступление Грузии в НАТО?

— НАТО — это уже не предмет торга. Это для России уже слишком маленькая цена за Абхазию. Подход России такой: "Повернитесь одним местом к Западу, или вам будет плохо". А когда мы говорим: "Ну хорошо, повернемся, и что?" Нам отвечают: "Посмотрим, но хуже не будет". И это мы слышим последние 15 лет. Когда-то еще Джон Кеннеди написал, что Россия на границах может иметь либо вассалов, либо врагов. Это истина.

— Значит, все переговоры бессмысленны?

— Все имеет смысл, но как можно доверять Москве, если нас обманывали уже много раз?

— Если переговоры бессмысленны, значит, остается война?

— Там нет военного решения. Надо выиграть умы и сердца людей. Мы должны доказать абхазам, что они могут безопасно жить с нами. Абхазам Грузия предлагает модель асимметричной федерации и международные гарантии безопасности. Но России не нужно, чтобы абхазы с нами договаривались, и она делает все для того, чтобы этого не произошло. Решением по Абхазии Путин убил сразу несколько зайцев. Он показал всем, что он хозяин в доме. Он показал Западу, что шутки с Россией плохи: "Вы признали Косово, а мы вот что сделали". Он сделал приятное абхазам и осетинам, которые давно просят, чтобы уровень их защищенности поднялся. Он продлил аннексию и тем самым поднял ставки в торгах за Абхазию. И он настроил российское население, создав образ врага в лице грузин. Это сделано для внутреннего употребления. Если понадобится мобилизовать общество, то вот, пожалуйста, есть и повод для войны. Грузия идет в НАТО, у них будут американские базы, и они нам угрожают. Вы посмотрите соцопросы в России. Грузины на третьем месте в списке врагов после американцев и эстонцев. Это совсем не случайно.



Комментарии
Профиль пользователя