Коротко

Новости

Подробно

Альбертина сменила профиль

Вена приросла топ-музеем

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

Выставка живопись

Венская Альбертина известна как богатейшее собрание графики на планете. Но теперь она становится мировым топ-музеем с одной из лучших коллекций живописи модерна. Хитовая выставка "От Моне до Пикассо" из частных коллекций перейдет музею. Из Вены специально для "Ъ" — АЛЕКСЕЙ Ъ-МОКРОУСОВ.


Сегодня импрессионистами и абстракционистами, казалось бы, никого уже не удивишь. Но выставка "От Моне до Пикассо" в венской Альбертине стала настоящим хитом сезона. Сезанн и Ренуар, Синьяк и Матисс, Тулуз-Лотрек и Явленский... Восторг вызывают подборки "наби" и фовистов, группы "Мост" и сюрреалистов. А из почти полусотни работ Пикассо десять полотен относятся к важнейшим в наследии художника. Русский же авангард вообще исчерпывающе полон: Малевич и Филонов, Гончарова и Родченко, Ларионов и Пуни, Попова и Экстер (судя по каталожной библиографии, русская часть коллекции во многом формировалась благодаря кельнской галерее Гмуржинской).

Собрание Риты и Герберта Батлинера из Лихтенштейна, ставшее основой нынешней экспозиции, выглядит как полноценный музей. Из 500 батлинеровских работ показывают лишь треть, но и этого хватило, чтобы публика выстраивалась в очереди. Подобный интерес уже проявился несколько лет назад в зальцбургском Музее модерна, где на небольших, но часто сменявшихся экспозициях Батлинеры выставляли свои сокровища. Но в Вене ажиотаж превзошел все прогнозы. 111 тысяч зрителей только за первые шесть недель работы выставки, почти 400 тысяч за месяц до закрытия — семья из Лихтенштейна может гордиться плодами своей полувековой страсти. Если учесть, что коллекция Батлинеров передана Альбертине на бессрочное хранение, становится понятно, почему директор музея Клаус Альбрехт Шредер заговорил о новом этапе в истории музея. Отныне Альбертина, и так обладающая выдающейся графикой, становится в один ряд с крупнейшими музеями мира. Причем государству это фантастическое превращение не стоило ни копейки.

Вместе с коллекцией Батлинеров показывают и еще одно приобретение Альбертины — работы из коллекции семьи дюссельдорфского банкира Курта Форберга, также передавшего ее Альбертине. Господин Форберг тоже собиратель с полувековым стажем, но в центре его внимания Пауль Клее, окруженный работами Кандинского, Явленского и Франца Марка, акварелями и скульптурами других мастеров модерна.

Альбертина показывает собрания Батлинеров и Форбергов не как раздельные фрагменты, но перемешав их, да еще и добавив работ из собственных запасников — Сезанна и Мане, Мунка и Пикассо. Здесь практически все "измы" ХХ века, а качество работ таково, что историю искусства ушедшего столетия вполне изучать, не покидая здания. Венский музей совершил поворот в собственной истории: из собрания графики, работающего по схеме временных выставок, Альбертина переходит в разряд "полноценных" музеев, обладающих серьезной подборкой живописи.

Появление коллекций Батлинеров и Форбергов в Альбертине отличается от прежних форм работы с частными коллекционерами. Музей заключил с владельцами бессрочный договор, предусматривающий не только хранение живописи и графики, но и последующий выставочный маркетинг на международном уровне. Подробности этого контракта даже не стали скрывать от общественности — случай редкий в подобной ситуации. Именно непрозрачность таких договоренностей между музеями и коллекционерами и породила немало сложностей в последнее время. Например, во франкфуртском Музее современного искусства долгие годы хранились и выставлялись экспонаты из одной частной коллекции. Когда же собиратель неожиданно решил забрать ее из музея, выяснилось, что последний заметно обеднел. Скандал получился нешуточный: получалось, что государство на деньги налогоплательщиков многие годы хранило в музейных условиях чужие произведения, которые в мгновение ока исчезли из общественного оборота. Максимально прозрачные отношения Альбертины с Батлинерами и Форбергами заставляют верить, что подобного в Вене не произойдет.


Комментарии
Профиль пользователя