Коротко

Новости

Подробно

Сербия недоделала демократический выбор

Партии президента придется создавать коалицию

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

На парламентских выборах в Сербии вопреки всем прогнозам уверенно победила Демократическая партия президента Бориса Тадича. Тем не менее шансы демократов и их основных соперников, националистов из Сербской радикальной партии, сформировать правительство остаются равными. Все зависит от того, чью сторону займет Соцпартия, созданная Слободаном Милошевичем. С подробностями из Белграда — спецкор "Ъ" МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ.


Нежданная победа


Избирательные участки в Сербии закрылись в восемь вечера в воскресенье, но даже в девять часов вопреки обыкновению не было ни предварительных результатов, ни exit-polls. Социологи просто не могли поверить тем результатам, которые к ним поступали. Лишь в половине десятого к журналистам вышел руководитель авторитетной сербской социологической службы CESID Зоран Лучич. На его лице было написано изумление.

— Нынешние результаты являются для нас довольно неожиданными. Опросы, проведенные нами еще неделю назад, давали другую картину. Но, согласно данным exit-polls, крупную победу одержала коалиция "За европейскую Сербию", возглавляемая президентом Борисом Тадичем,— улыбаясь, произнес господин Лучич.

Стало понятно, что CESID не решалась огласить данные exit-polls, потому что опасалась, что произошел какой-то сбой,— согласно всем предыдущим замерам, победу должна была одержать Сербская радикальная партия. Однако данные ЦИКа подтвердили цифры exit-polls. Коалиция Бориса Тадича набрала 38,7% голосов. Второе место получила Сербская радикальная партия, которую возглавляет обвиняемый в военных преступлениях подсудимый Гаагского трибунала Воислав Шешель (29,1%). Блок, созданный Демократической партией Сербии премьера Воислава Коштуницы, набрал 11,3%. 7,9% голосов получил блок, состоящий из трех партий,— Соцпартии, которую некогда возглавлял покойный Слободан Милошевич, Партии пенсионеров (ПУПС) и партии "Единая Сербия". Кроме того, в парламент прошли либерал-демократы (5,2%) и три партии, представляющие национальные меньшинства: венгерское, мусульманское и албанское.

Вскоре в штабе Демпартии появился Борис Тадич (он стал одним из наиболее упоминаемых персонажей на российских телеканалах — см. рубрику "Доступ к теле", стр. 4). Его сторонники были шокированы неожиданно высоким результатом. Он тоже был немного шокирован, поэтому старался выглядеть максимально серьезно.

— Мы сейчас не будем праздновать. Нам предстоит еще долгая работа по созданию коалиции,— говорил он, а его сторонники уже принесли огромную бутылку Moet & Chandon. Шампанское открыли, разлили всем собравшимся за спиной у президента партийным лидерам, и они выпили за будущую коалицию, которую создать Борису Тадичу будет и впрямь крайне сложно.

Тем временем по всему Белграду уже начали ездить машины с флагами Демпартии. Ее сторонники начали собираться в центре около белградского офиса, который расположен на одном из верхних этажей высотки на площади Республики. Гуляние было в самом разгаре, когда Борис Тадич появился в окне штаба. Люди размахивали флагами, а он выкрикивал, что это общая победа и теперь, раз большинство сербов сделали свой выбор в пользу европейского пути развития, он не позволит сформировать правительственную коалицию своим противникам из радикальной партии.

Российские наблюдатели из Госдумы и Совета федерации, не скрывавшие своих симпатий к радикалам, были явно расстроены результатом выборов. Однако все они заявили, что не ставят под сомнение их исход. Тем не менее член российского Центризбиркома Игорь Борисов поведал "Ъ", что неожиданный рывок партии президента может быть вызван использованием административного ресурса. "Впервые в своей практике я вижу, что "предвыборное молчание" длится не один день, а два. Примечательно, что ни один политолог не может дать объяснения, почему рейтинг президент так взлетел непосредственно перед выборами. Но это не удивительно, если учесть, что в последние два дня, когда агитация уже запрещена, государственные СМИ продолжали агитировать за курс правительства в обычных теленовостях. Такие меры влияния на электорат могут обеспечить партии власти порядка 5%. Но в общем, это претензия в первую очередь к сербскому закону о выборах, который предусматривает двухдневное предвыборное молчание",— заявил господин Борисов.

Непраздничный поросенок


В штабе радикалов в пригороде Белграда Земуне весь вечер царило смятение. Журналисты ждали, пока к ним выйдет кто-то из партийных боссов: руководитель партии Томислав Николич или его зам Драган Тодорович, а они все не появлялись. Вместо этого прессе вынесли зажаренного поросенка — традиционное сербское блюдо, которым радикалы всегда празднуют победу на выборах. Они выигрывали две последние парламентские кампании и эту рассчитывали выиграть еще увереннее. Нынешние выборы стали первыми после провозглашения независимости Косово. Радикалы были уверены, что популярность их партии, обещающей никогда не смириться с потерей края и бороться за его возвращение в состав Сербии, должна резко возрасти. Однако крайне эмоциональная и даже истеричная предвыборная гонка, построенная исключительно на косовском вопросе, похоже, утомила многих избирателей.

Томислав Николич вышел к журналистам поздно, когда лидеры всех остальных партий уже выступили в своих штабах. Он был довольно бледен и признался, что нарочно не торопился с выступлением, потому что хотел сначала послушать, что скажут его соперники.

Наибольшее возмущение Томислава Николича вызвала фраза президента Тадича, сказанная им из окна разгоряченным сторонникам, о том, что он не допустит формирования коалиции радикалами.

— Это что, призыв к гражданской войне? Мы занимали первое место на двух последних выборах — и если бы мы хоть раз заявили, что не допустим формирования коалиции без нашего участия, наверное, в стране давно бы началась война,— бесстрастным тоном заявил господин Николич.

Действительно, шансы радикалов на формирование правительства крайне велики, несмотря на то что они заняли второе место на выборах.

Премьер-министр развалившейся коалиции Воислав Коштуница уже заявил, что на этот раз не будет партнером партии президента Тадича, зато вполне готов на альянс с радикалами. А Томислав Николич вчера впервые объявил, что готов на коалицию с Воиславом Коштуницей даже ценой собственных амбиций. Фактически это означает, что радикалы готовы уступить господину Коштунице место премьера в новом кабинете.

Как рассказал "Ъ" источник, близкий к руководству радикалов, создать коалицию с Коштуницей и уступить ему кресло премьера согласился даже после долгих переговоров сидящий в Гааге Воислав Шешель.

Впрочем, у радикалов и партии премьера Коштуницы всего 107 депутатских мандатов, тогда как для большинства им нужно 125. Недостающие места им могут дать последователи Слободана Милошевича — у них как раз 20 мест в новом парламенте.

Все решит ПУПС


— Никакая коалиция без нашей партии невозможна,— говорил перед выборами Ивица Дачич, лидер Соцпартии. Он оказался прав, и теперь именно от его решения зависит, какая коалиция будет сформирована в Сербии. Более чем через семь лет после падения Слободана Милошевича именно его партия имеет возможность выбирать, какая из партий, в свое время свергавших его режим, одержит верх.

В отличие от Воислава Коштуницы, который уже решил, что будет союзником радикалов, Ивица Дачич подобных громких заявлений еще не делал. Программа социалистов очень близка к программе господина Коштуницы. Накануне выборов председатель ЦК Соцпартии Деян Бацкович говорил "Ъ", что социалисты вовсе не против евроинтеграции, но только в том случае, если ЕС примет Сербию в ее нынешних международно признанных границах, то есть включая Косово. Однако очень много в предвыборных обещаниях социалистов напоминает и программу партии Бориса Тадича. Кроме того, бывшие соратники Милошевича не говорили в ходе нынешней кампании, что не пойдут на альянс с президентом, наоборот, их лидеры допускали, что готовы к любым вариантам.

Таким образом, сейчас начинается большой торг. Без Соцпартии демократы Бориса Тадича не смогут создать правящей коалиции, даже если к ним присоединятся либеральные демократы и партии нацменьшинств, у коалиции будет только 123 мандата при 126 необходимых. Поэтому Борису Тадичу нужно привлекать социалистов на свою сторону. Если Соцпартия войдет в коалицию с демократами и партиями нацменьшинств, у подобного альянса будет как раз 130 голосов. Для блока Соцпартия--ПУПС--"Единая Сербия" такая коалиция может быть даже более выгодной. При таком раскладе они получат больше министерских постов, чем в союзе с радикалами и партией Воислава Коштуницы, так как станут вторым, а не третьим по численности голосов партнером в коалиции. Кроме того, социалисты давно пытаются улучшить свой имидж, отмыться от образа "бывшей команды Милошевича" и предстать обновленной партией левоцентристской направленности. Альянс с демократами поможет им в достижении этой цели. Если коалиция демократов, социалистов и нацменьшинств состоится, все шансы стать премьером, по данным "Ъ", есть у Божидара Джелича, нынешнего вице-премьера, который недавно подписал от имени правительства соглашение между Сербией и ЕС.

Решение социалистов о том, в какую сторону им направить Сербию, может зависеть и от внешних сил, например от России. Во-первых, у сербской Соцпартии существуют давние связи в Москве. Кроме того, в прошлом месяце Ивица Дачич был почетным гостем на съезде "Справедливой России" и получил почетное право выступить там наряду с представителем КПК. Собеседники "Ъ" в дипломатических кругах в Белграде уверяли, что влияния Москвы на Ивицу Дачича достаточно, чтобы подсказать ему нужный выбор. Тем более что глава МИД РФ Сергей Лавров одобрительно отозвался о соглашении между Сербией и ЕС.

Уже вчера в Белграде успели содрать всю политическую рекламу. Вместо нее расклеивают плакаты "Евровидения" — оно пройдет в сербской столице через две недели. Год назад победа Сербии на "Евровидении" стала хорошей приметой для демократов — буквально в тот же день им удалось создать правящую коалицию.


Комментарии
Профиль пользователя