Коротко

Новости

Подробно

Цветная дружественная обстановка

Итоги Миланского салона

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 64

подводит Юлия Пешкова


Судя по прошедшему недавно очередному Миланскому салону, производителей не пугают прогнозы аналитиков, предсказывающих кризис мебельной промышленности. Напротив, 230 тысяч квадратных метров выставки были забиты мебелью, всем своим видом излучающей оптимизм. Невиданная доселе концентрация ярких цветов, блестящий лак почти на всех поверхностях, игривые формы и богатые орнаменты — ну какой может быть кризис в такой обстановке?

Не было заметно даже его симптомов. Взять хотя бы популярность выставки — с ней не то что все хорошо, а даже слишком. Посетителей прибывает каждый год, но в этот раз их прибыло резко — на треть больше по сравнению с прошлым апрелем. Это объясняет, почему в коридорах павильонов было не протолкнуться. Русские ругательства (а что еще остается делать, когда тебе постоянно наступают на ноги) звучали в толпе так же часто, как французские и итальянские. Официальная статистика подтверждает, что посетители из России делят первое место с французами и испанцами. Если так будет продолжаться, организаторам придется ввести лимит: кто не зарегистрировался за полгода, входного билета не получает — как с отелями. Лимит на участников уже существует. Новая выставка Rho Fiera, открывшаяся всего два года назад и казавшаяся такой огромной по сравнению со старой, уже исчерпала свои возможности. На столе у президента Cosmit, организатора Миланского салона, лежит waiting list из 540 достойнейших мебельных марок со всего мира, которые ждут, что кто-то из старожилов вдруг откажется от своего забронированного на годы стенда.

Те, кто не помещается или не хочет выставляться на основном салоне, оккупируют всевозможные пространства в городе. И это давно не новость, но в этом году в Милане было особенно оживленно. Дизайнеры забились буквально во все щели, а ежегодный гид Interni хвастался новым рекордом: 380 событий за неделю. Они приезжают из все более далеких стран (среди новеньких были замечены индусы, китайцы и новозеландцы; японцы хоть и издалека, но не считаются, они тут свои), средний возраст все понижается, а жанровые рамки все расширяются. Гламурным презентациям дверных ручек и выключателей уже никто не удивляется, скоро дойдет дело до стройматериалов и каких-нибудь стеклопакетов.

Но не только количество внушает оптимизм. Если в прошлом году мы жаловались, что в павильонах официальной выставки было довольно тоскливо и центр тяжести переместился в город, то в этот раз главные марки как-то подсобрались и показали, что уступать первые места не собираются. Не то чтобы каждый стенд изобиловал шедеврами и откровениями, на это уже никто не надеется, но в целом коллекции получились довольно сильные. Многие, разумеется, ограничились переодеванием старых моделей на новый лад, но ленивых было меньше обычного (в основном те, кто постарался в прошлом году). А главное, казалось, что все — и дизайнеры, и производители — пребывают в приподнятом настроении духа. Чего и нам желают: такого количества шутливых, игривых, нарядных и веселых моделей сразу мы давно не видели. Так что если бы не тихие разговоры в кулуарах о так называемой китайской угрозе и проблемах на американском рынке, о кризисе бы вообще никто не вспомнил.

Ну и не будем об этом. Мебель не располагает к тревоге. Большая часть из нынешних позитивных тенденций берет свое начало еще в прошлогодних коллекциях. Но к этому году они окрепли, возмужали и оформились. Самое заметное новшество — бодрое вливание ярких цветов. Вообще в случае с цветом сложно быть категоричным. Все миллионы диванов мира не могут быть одного цвета, так что вариантов обивок не меньше, чем цветов в палитре Pantone. Журналисты, вынужденные преподносить каждый год как новость пришествие белого, черного, красного или цветочков с полоской, чувствуют себя довольно неловко. Но кое-какие движения в этой сфере все же происходят. И если обычно можно с относительной уверенностью выделить один-два модных цвета, сейчас границы расширились. Черный с белым, разумеется, держатся на своих местах. Но эта гамма уже не кажется доминирующей. Черно-белых цветочных рисунков почти не видно, если это сочетание и встречается, то скорее в духе 1960-х — графика или оп-арт. Оптические эффекты симпатично представлены в коллекции Artifort, один из редких цветочных орнаментов можно найти у Kartell, в обивке кресла Pop. По отдельности черный и белый встречаются регулярно, но почти исключительно в блестящем варианте. Мода на глянцевый лак, затихшая было на пару сезонов, снова вернулась во всей красе. Полированное дерево сверкает, кожа лоснится, стеклянные поверхности поблескивают. Портят красоту только следы пальцев любопытных покупателей. Красный, как обычно, актуален, но к этому все привыкли, и говорить о его актуальности снова уже нет необходимости. Желтый, оранжевый и натуральный зеленый тоже не сдаются, возникают эдакими яркими вспышками. Фиолетовый и бирюзовый доказали свою жизнеспособность. Их можно было видеть на каждом втором стенде, причем иногда в довольно неожиданных воплощениях, например, на сантехнике. Хотя бирюзовый в ванной очень даже уместен.

В чем же, спрашивается, новость? Да в том, что все цвета сосуществуют в относительно равной пропорции и, что куда интереснее, нередко встречаются в пределах одной коллекции или модели. Яркой бесхитростной мебели всех цветов радуги дизайнеры не предлагали давно. Чуть веселее обстояло дело в области пластиковой мебели, по определению несерьезной, но найти разноцветный комод или стеллаж было не так-то просто. Сейчас же производители признали, что цвет — это вовсе не обязательно прерогатива детской комнаты. Впрочем, увидим в следующем году. Возможно, эксперимент не удастся и никого, кроме журналистов, веселая мебель не обрадует. Пока же крайне разноцветную мебель можно видеть у Cappellini (книжный шкаф, складной стул и еще по мелочи), Edra (очередная реинкарнация Paesaggi Italiani), Casamania (шкаф из цветных чемоданов), Giovannetti (кресла, похожие на разноцветные леденцы), Sawaya & Moroni (стулья и аксессуары), Arflex, Adrenalina и др. Да о чем говорить, если даже Versace перекрасили свои тумбочки в чистые карамельные цвета. Все эти модели придуманы совершенно разными дизайнерами, но за их плечами явно маячат тени Мендини и Соттсасса — главных певцов цвета в итальянском дизайне. Собственно говоря, их работы представлены тоже. Это особенно трогательно в случае с Этторе Соттсассом. Великий дизайнер умер в прошлом году, но вещи по его эскизам продолжают выпускаться, например, коллекция мелкой мебели и аксессуаров для Serralunga и алюминиевые стулья с разноцветными сидениями для Emeco.

Некоторые марки развивают тему цветов менее прямолинейно, то есть они есть, но не чистые, а в виде сложных орнаментов. И это тоже в новинку. Последнее время дизайнеры (классические марки мы не трогаем) побаивались неоднозначных расцветок, пользуясь классическими, причем в их натуральном виде: горох, полоска, цветы. В этом году прибавилось рисунков посложнее. Обширную коллекцию мягкой мебели в цветных обивках выпустила марка Arflex. Переодела свои диваны и кресла Molteni & Co — силами самой Вивьен Вествуд. Meritalia неожиданно обратилась к несколько подзабытому Кариму Рашиду и выпустила стеллаж и пуфы с его компьютерными орнаментами. Как ни странно, на мебели они выглядят не так банально, как на бумаге. Голландская марка Moooi использовала цвет только в коллекции диванов Boutique и аксессуарах, зато покрыла почти все черные деревянные стулья резным орнаментом. Главные же по части цветов — Moroso и Edra. Moroso удачно продолжает начатую в прошлом году тему наивности с аппликациями, детскими рисунками и смешением фактур. Edra же предложила не слишком аппетитные ткани с восточным привкусом, тяжеловатое сочетание фиолетового с темно-бирюзовым и тревожное разнообразие фактур в одном диване: плюш с шелком, бархатом и хлопком. Куда лучше им удались кожаные модели, кстати, тоже цветные. Братья Кампана трансформировали свое прошлогоднее неаккуратное рванье в изящное кресло-цветок из кожаных лепестков, а Франческо Бинфаре придумал эффектный концепт дивана: подушки с накинутым на манер покрывала куском кожи. Эта же идея пришла в голову архитектору Доминику Перро. Его кресло Tricot для Poltrona Frau состоит из кожаных подушек, помещенных в кожаную сеть и свободно там двигающихся. Серьезные люди, а туда же.

Кресло-цветок не единственное в своем роде. В этом году дизайнеры активнее прежнего принялись за эксперименты с кожей и тканью. Из мягких и податливых материалов, обычно выполняющих роль покрытия, они пытаются создать форму. Кресло Токуджина Иошиока для Moroso называется "Букет" и его и напоминает: сидение сшито из сотен лоскутков ткани, сложенных в виде цветов. В стуле Sharpei для Cappellini Массимилиано Адами использовал похожий прием. Он взял куда большее количество ткани (в дурацких розочках, кстати), чем нужно, и заложил складки, как на понятно какой собаке. У этих двух стульев есть твердая основа, но именно ткань создает окончательную форму и забавный эффект.

Если говорить о форме, мягкая мебель продолжает мутировать. Мы уже рассказывали о диванах необычных форм, массово появившихся в прошлом году. Диваны — козявочки и загогулины — есть и сейчас, правда, меньше. Их вытесняют приземистые диваны необъятных размеров, чуть ли не квадратные. Поскольку не совсем понятно, где тут приставить спинку, от нее обычно отказываются. Ее роль выполняют подушки: мягкие, треугольные, валики или параллелепипеды. Получаются эдакие аэродромы, заставленные подушками-самолетами (например, есть у Edra, B&B Italia, Arflex и пр.). Сидеть на них невозможно, только валяться, но именно к этому нас и подталкивают производители и дизайнеры — к праздности и релаксу. Тоже очень позитивная идея.

Кресла не отстают и становятся все обширнее. Но они растут не просто вширь, а во все стороны, можно сказать, пухнут. Не все они на самом деле удобны, но выглядят очень заманчиво: они так и заманивают устроиться в их пухлом теле. Наиболее выдающиеся экземпляры есть у Arflex, Busnelli, Domodinamica, Edra, Cassina и Meritalia. Модели последних двух марок особенно хороши. Они называются почти одинаково ("Небеса" и "Облако") и полностью соответствуют названию и видом, и ощущениями. Сложно сказать, как там, на облаке, но согласно официальной версии — удобно.

Другая популярная форма кресла — воронка, скорлупка, полусфера, распустившийся цветок. Словом, нечто тоже далекое от классической формы. Хотя со времен их появления в 1950-е они уже стали классикой (например, крайне актуальны сейчас кресла Пьера Полена). Забавно, что воплощаются они абсолютно во всех возможных материалах: полиуретан с обивкой, металлический каркас с наполнителем, обитый кожей или тканью, пластик и даже массив дерева (как у Riva R1920). Более оригинальная версия этого типа — знак вопроса. Такие закрученные кресла одновременно предложили Giovannetti и Tonon.

Здоровую долю эротики и ажиотажа внес в атмосферу выставки Фабио Новембре. Диван для Driade со спинкой в виде женской фигуры (правда, несколько абстрактной) и стулья Him и Her в виде сидящих мужчины и женщины (совершенно натуральных) — его рук дело. Еще бы немного, и получилось пошло, а так — прекрасный интерьерный объект и верное вложение денег.

В области корпусной мебели все традиционно спокойнее. Конечно, без шкафов со столами не обойтись, но на выставке все взгляды прикованы к сидениям, суть выразителям тенденций. Но и эта область выглядит вполне оптимистично. Активно развилась симпатичная тенденция, о которой мы уже писали, — бестелесная мебель из металлических прутьев. Легкая и графичная, она составит прекрасную компанию перекормленным диванам. Все чаще в области корпусной мебели дизайнеры позволяют себе пошутить. Например, нормальных столов, твердо стоящих на четырех ногах, почти не осталось. Ног либо много, либо мало, либо они растут не из того места, однако столам это, похоже, не мешает.

Западная пресса выставкой недовольна. Где, спрашивают, sustainability, куда подевался экотренд и почему дизайнеры не поднимают социально значимые темы? Действительно, экологичность как-то отодвинулась, sustainability подкачала, а те, кто громко заявляет о своей ответственной и активной позиции, нередко преувеличивают. Так что оптимизм надо бы сдержать немного. При этом не надо забывать, что среди главных рынков мебели — Россия и Ближний Восток. А тут на одном прессованном картоне далеко не уедешь, тут надо, чтобы было красиво. И пока мы будем оценивать мебель, основываясь исключительно на этом неясном критерии, нам будет нравиться Миланский салон и его марки. А мы будем нравиться им.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя