Коротко

Новости

Подробно

Клайв Стейплз Льюис

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 10

Из трех сказочных миров, созданных Толкиеном, Роулинг и Льюисом, Нарния К. С. Льюиса в наименьшей степени самодостаточный, замкнутый мир, в который можно погрузиться, в котором можно жить, с персонажами которого можно отождествляться (подробнее о фильме "Хроники Нарнии: Принц Каспиан")


Любители "Властелина колец" превращаются в толкиенистов; любители "Поттера" нацепляют круглые очки, а любители Льюиса никуда не погружаются и никого не изображают — тем не менее "Хроники Нарнии" К. С. Льюиса по большинству опросов остаются самым популярным детским чтением в англоязычном мире, опережая и "Властелина колец", и "Гарри Поттера". Иными словами, книги Льюиса по-прежнему играют ту роль, которую он им назначил, — роль посредника, роль проводника к чему-то иному, расположенному уже за пределами самих книг. Это что-то иное вовсе не обязательно будет религией — оно может оказаться и просто чтением: детские книги Льюиса чаще всего называют и в ответ на вопрос "Какая книга приохотила вас к чтению?" Книги Льюиса удерживают тот посреднический, неокончательный, переходный к чему-то иному способ чтения, который делается все более редким, вытесняемый двумя другими способами: потребительским ("прочитать и забыть") и культовым ("прочитать и больше не читать ничего другого").

Клайв Стейплз Льюис родился в 1898 году в Ирландии, в 10 лет приехал в Англию учиться (хотя весь мир привык видеть в нем англичанина, он писал о своих первых впечатлениях от Англии так: "голоса со странным английским акцентом, звучавшие вокруг, казались голосами демонов, а ужаснее всего был английский ландшафт"). В 1916 году он стал студентом Оксфорда, в следующем году отправился на фронт, был ранен, в 1918 году вернулся в Оксфорд, где и проработал до 1954 года, пока не получил место профессора в Кембридже. Умер он в 1963 году.

Центральным событием его жизни стало обращение в христианство в 1931 году. Как он написал в своей духовной автобиографии, "Когда мы отправлялись в зоопарк Уипснэйд, я не верил, что Иисус Христос есть сын Божий, но когда мы пришли в зоопарк, я верил".

Он написал очень много. Его книги можно разбить на четыре группы. Академические труды о Средневековье и Возрождении (ставшие классическими, но, к сожалению, малоизвестные у нас) — "Аллегория любви", "Предисловие к "Потерянному раю" Мильтона", "Отброшенный образ". Апологетические трактаты и притчи — "Просто христианство", "Страдание", "Расторжение брака", "Письма Баламута" и др. Фантастика для взрослых — "Мерзейшая мощь", "За пределы безмолвной планеты", "Пока мы лиц не обрели". И наконец, семь сказок "Хроники Нарнии": "Лев, Колдунья и платяной шкаф", "Принц Каспиан", "Плавание "Утреннего путника"", "Серебряное кресло", "Конь и его мальчик", "Племянник чародея" и "Последняя битва".

Его трактаты, притчи и сказки в прекрасных самиздатских переводах — стараниями в первую очередь Н. Л. Трауберг — стали важной частью христианского чтения для интеллигенции 1970-80-х годов. У Льюиса не так много запоминающихся образов и фраз, но один образ, безусловно, запомнили все, кто читал его лучшую книгу — притчу "Расторжение брака": образ серого, призрачного ада и алмазно-твердой травы в раю. Эта антитеза точно отвечала мирощущению многих позднесоветских читателей Льюиса — убогая советская нереальность вокруг и тоска по недоступной алмазной подлинности. Многие считают, что популярность Льюиса-проповедника говорит о богословской безграмотности его читателей. Может быть, они и правы. Но важнее другое: Льюис обращается к людям, для которых что-то значат убеждение и рассуждение, а не только физическое и духовное битье по голове. Поэтому его популярность свидетельствовала и свидетельствует прежде всего о гуманности и мягкости нравов в среде его читателей.

Григорий Дашевский


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя