Коротко


Подробно

Согрешишь — людей насмешишь

Неравный брак в фильме "Однажды в Вегасе"

Премьера кино

Романтическая комедия "Однажды в Вегасе" (What Happens in Vegas) рассказывает не столько о любви между двумя плохо сочетающимися особями, которых играют Камерон Диас и Эштон Катчер, сколько об очередных неудобствах американского образа жизни. В данном случае каша заваривается из-за того, что американцы даже после работы и в выходные не могут расслабиться прямо там, где живут, а вынуждены брать билет на самолет и отправляться в специально отведенное для веселья место. Побочные эффекты такого ханжества наблюдала ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


"Однажды в Вегасе" мало что нового добавляет к растиражированному образу Лас-Вегаса как "города греха", в котором можно не только играть в азартные игры, но и вообще все можно. Более того, сохранять в этом удивительном месте человеческий облик глупо, неприлично и невежливо по отношению к тем, кто создал такую герметичную резервацию для разного рода релаксации. В ней как никогда остро нуждаются главные герои, у каждого из которых в начале случается по небольшой трагедии.

У героини Камерон Диас, биржевого брокера с Уолл-стрит (что само по себе уже комично), рушится личная жизнь; наверное, не в силах больше выносить когнитивный диссонанс между профессией этой девушки и ее внешним видом жених бросает героиню в особо циничной форме: "Я ухожу от тебя, но поскольку это моя квартира, то уйти придется тебе". У героя же Эштона Катчера рушится карьера, если так можно назвать работу плотника на отцовской мебельной фабрике, откуда сын оказывается выдворен без объяснения причин.

Немного покручинившись в разных концах Нью-Йорка, брошенная брокерша и несостоявшийся плотник вдруг синхронно восклицают: "Айда в Вегас!" — и в мгновение ока героиня с лучшей подругой и герой с лучшим другом оказываются по судьбоносной ошибке поселены вчетвером в одном номере лас-вегасского вертепа. Завязывается шуточная потасовка, которая каким-то чудом не переходит в групповуху только потому, что все еще слишком трезвые. Это упущение оказывается быстро исправлено: в следующем кадре Камерон Диас, стоя на столе, поднимает тосты за всех брошенных и уволенных, а потом не щадя живота своего раз восемь подряд шлепается оземь под барную стойку.

С каждой рюмкой монтаж ускоряется, и вот уже среди бессмысленно мельтешащих разноцветных огоньков можно различить более информативные кадры: похоже, Эштон Катчер волочет Камерон Диас в номер, и ее несусветной длины нога, кажется, обвита вокруг его талии. На этом эротика кончается, начинается война полов: проспавшись, героиня обнаруживает на пальце характерное обручальное кольцо в виде игральных костей и вспоминает, что после заключения брака они с малознакомым мужем успели выиграть в автомате три миллиона. Поделить их по-хорошему мешают мутные юридические нюансы, из-за которых новобрачные не могут развестись обратно так же стремительно, как поженились.

Нью-йоркский судья-садист приговаривает их к шести месяцам принудительного брака с совместным проживанием и издевательским условием: первый из горе-супругов, кто признается, что больше не в состоянии выносить эту пытку, лишается совместно нажитых в Вегасе трех миллионов. Смотрится все это как откровенный тоталитаризм и наглое попрание прав человека, иначе трудно охарактеризовать ситуацию, когда два переспавших по пьяни гражданина вынуждены полгода ходить к семейному психотерапевту и симулировать перед ним искреннее желание создать полноценную ячейку общества.

Классическая модель, по которой сделан "Однажды в Вегасе", известная еще с 1930-х годов, предполагает, что герои должны все время собачиться, доходя чуть ли не до физического рукоприкладства, но в итоге понимать, что все равно они созданы друг для друга. Камерон Диас и Эштон Катчер честно стараются отразить это с трудом приходящее понимание, которое дается тем более нелегко, что семейные разборки вращаются в основном вокруг унитаза и не могут отклониться с этой орбиты. Где уж там миллионы делить, если насчет унитазного сиденья молодожены не могут договориться, хотя плотничий сын мог бы уступить супруге единственно из уважения к ее возрасту: на экране отчетливо видно, что молодая уже немолода, она существенно старше и помятее партнера.

Эштону Катчеру-то все нипочем, он известный геронтофил и по сравнению с его действующей женой Деми Мур Камерон Диас юная нимфа, но зрителю возрастной мезальянс немножко мешает воспринимать происходящее в сугубо лучезарном ключе: гладкая цветущая физиономия Катчера дополнительно подчеркивает тот печальный факт, что годы, которые попрыгунье Камерон Диас осталось резвиться романтической героиней, увы, сочтены.



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 12.05.2008, стр. 21
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение