Коротко


Подробно

«Мы не понимаем, почему просветительские задачи являются опасными»

На прошлой неделе продолжились атаки властей на московский книжный магазин "Фаланстер", начавшиеся еще в прошлом году (см. "Власть" N50 за 2007 год). 6 мая в магазине был проведен обыск и изъяты жесткие диски со служебных компьютеров. Происходящее с одним из основателей проекта "Фаланстер" Борисом Куприяновым обсуждала обозреватель "Власти" Анна Наринская.


Кооператив "Фаланстер" (все сотрудники магазина считаются равными, позиции директора не существует) организован в 2002 году группой энтузиастов, решивших создать книжный магазин, где были бы представлены практически все литературные направления и школы интеллектуальной мысли, чтобы "спорили сначала книги, а только потом уже люди".

— Пятого мая меня вызвали телефонным звонком в прокуратуру Северного округа. Там меня допросил следователь Алексей Алексеевич Галкин. Цель этого допроса была выяснить, как мы сейчас продаем газету "Лимонка". Я ответил, что мы не продаем газету "Лимонка", причем давно. Да и газеты самой уже не существует... Но он все пытался вывести меня на чистую воду — показывал мне какие-то бумаги столетней давности, в которых значилось, что мы передаем этой газете сумму в 120 рублей. И вроде бы получалось, что мы тайные спонсоры этой газеты. А значит, спонсоры запрещенной партии. Я отвечал, что ничего подобного, что пускай приходят и посмотрят, чем мы занимаемся, что у нас за книги...

На следующий день прихожу я на работу, а туда уже явились молодые люди из отдела по борьбе с организованной преступностью. Они закрыли магазин и в течение четырех часов искали запрещенную газету и документацию на нее. Осматривали все, поднимали подвесные потолки. Очень корректные и предельно вежливые молодые люди оказались, кстати. У них было распоряжение изымать все, на чем стоит аббревиатура из трех букв (не тех, о которых думают обычно), но когда они наткнулись на накладную поставки книг "Хармс НБП" ("Новая Библиотека Поэта".— "Власть"), то сказали, что, мол, в принципе мы должны это изъять, но понимаем, что это совсем не то...

В конце концов они взяли жесткие диски с компьютеров и ушли.

— Это вроде бы уже второй подобный случай...

— Не второй — что-то вроде этого у нас происходит раз в полгода. То к нам заявляется отдел по борьбе с распространением наркотиков: вдруг выяснилось, что издатель Илья Кормильцев и те, кто торгует книгами его издательства "Ультра.Культура", самые главные пропагандисты наркотиков. Потом неизвестные бросили в магазин через окно бутылки с зажигательной смесью. Магазин тогда сгорел, и хоть нам с невероятным трудом удалось добиться, чтобы завели уголовное дело, у него, очевидно, нет никакой перспективы. Потом у нас производили следственные действия по запросу депутата Чурова. Ему не нравились книги все того же издательства "Ультра.Культура", которые на этот раз будто бы разжигали религиозную рознь. А потом была эта отвратительная история с порнографией.

— Многие считают, что "дело о порнографии" и нынешний обыск связаны между собой...

— Я вообще-то оптимист и не хочу думать, что на "Фаланстер" происходит конкретный наезд, но если не рассматривать эти два события как связанные между собой, то тут уже оптимизм начинает граничить с идиотизмом. Когда полгода назад к нам пришли с бумагой о выемке книг порнографического содержания, мне было очевидно, что ищут-то на самом деле что-нибудь связанное с Лимоновым. Мне показалось, что порнография — это просто повод.

Тогда вообще было смешно — примерно в это же время к нам поступило письмо из Тверской прокуратуры, предостерегающее от торговли изданиями запрещенной Национал-большевистской партии. Мы написали официальный ответ, что у нас нет такой литературы — пожалуйста, приходите, посмотрите. Через четыре дня по старому адресу магазина "Фаланстер" — туда, где магазин находился до пожара и где он к этому моменту не работал уже два с половиной года,— пришел следователь уже Пресненской прокуратуры и стал выяснять у несчастных администраторов стоматологической поликлиники, как они продают газету "Лимонка". Потом он пришел сюда и раздал опросные листы с тем же вопросом. А через некоторое время явились уже по поводу порнографии... Причем пока эту порнографию искали, одному из наших сотрудников постоянно звонили на мобильный телефон некие не пожелавшие себя назвать личности и требовали сейчас же найти газету "Лимонка". "Лимонки" не нашли, зато нашли, например, "Путешествие в Агарту" Абеля Поссе — это известный латиноамериканский автор, лауреат всего чего только можно и так далее. Или "Трахни меня" Виржини Депант — фильм по этой книге шел у нас на широком экране. Еще некоторые книги были изъяты как "книги порнографического содержания".

— Они же должны были пройти экспертизу...

— Пока дело не заведено, получают так называемое предварительное заключение специалиста. Такой специалист нашелся в Институте культурологии. На официальном бланке института он написал предварительное заключение — вот, мол, я уже давно работаю с правоохранительными органами, часто делаю заключения и поэтому могу сказать, что вот та книга не порнография, та — тоже, а вот эта книга мне очень не нравится... Не понравилась ему книга Лидии Ланч (американская писательница, художница, актриса и музыкант.— "Власть"), потому что там много мата. Через месяц меня вызвали в отделение милиции и сообщили, что видят в моих действиях состав преступления, что заводят на меня уголовное дело. И видимо, только поднявшаяся по этому поводу сильная шумиха привела к тому, что делу не был дан ход, хотя я не уверен, что с ним покончено навсегда. И вот прошло полгода — и новый эпизод. Не знаю, какие у него могут быть юридические последствия, но эти действия, безусловно, недружественные. Нам явным образом что-то хотят объяснить, но что именно — я понять не могу.

— Вас же не могут так вынуждать закрыть магазин. Для этого есть другие методы...

— Для этого просто надо прийти и сказать: "Мы вас закрываем". И мы закроемся, никуда не денемся. А то, что они делают, это очень странно. Ну что они могут хотеть? Чтобы мы изменили формат магазина? Мы не будем менять формат. Хотя очевидно, что на сегодняшний день, если вдруг выяснится, что что-то мало-мальски выделяется на общем фоне, это явление рассматривается как враждебное. Это ситуация общая. Так происходит не только в книжной торговле, но и в книгоиздании, так происходит с музеями — вспомним Музей кино, например...

Вообще из нынешней ситуации есть два выхода — пойти на откровенное, демонстративное сотрудничество с властями, как делают некоторые, или уйти во что-то вроде сопротивления. Мы люди взрослые, мы не хотим ни того ни другого. Мы ставим перед собой просветительские задачи. Мы не понимаем, почему эти просветительские задачи являются опасными. Нам этого никто объяснить не смог.

— Как можно сотрудничать с властями в формате книжного магазина?

— Есть различные способы. Главный тот, который сейчас торжествует,— окончательно превратить книгу в товар. Сегодня книги успешно превращают в luxury-товар, переводят в разряд предметов роскоши. В том смысле, как их "подают" в магазинах — среди дизайнерских объектов и прочего. В смысле цены — сегодня книга у нас стоит больше, чем в Восточной Европе, и примерно столько же, сколько в Америке. Если бы мы торговали книгами как товаром, если бы я мог объяснить следователю Галкину, что мы торговали газетой два года назад, когда она не была еще запрещена, просто ради денег, то все было бы понятно. А когда мы говорим, что просто хотим, чтобы были представлены все точки зрения, чтобы люди сами делали выводы, здесь уже появляется странная непонятность. Все, что выходит за пределы понятного и финансово-эффективного, все является непонятным и, следовательно, нежелательным. Сама идея, что деньги не самое главное, является практически преступной.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 12.05.2008, стр. 58
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение