Коротко


Подробно

«Статья была, чтобы меня дискредитировать»

После скандала с публикацией о свадьбе Владимира Путина и Алины Кабаевой в газете "Московский корреспондент" многие решили, что дни владельца газеты Александра Лебедева сочтены. Как убедился обозреватель "Власти" Михаил Зыгарь, в последнее время проблем у бизнесмена действительно прибавилось.


"Кремль в этой ситуации вел себя адекватно"


— После скандала с публикацией в газете "Московский корреспондент" у вас начались проблемы?

— Для начала неплохо бы разобраться, кто и зачем этот скандал организовал. Мы же взрослые люди. Не верю, что журналисты "Москора", как они сами утверждают, просто так, по собственной инициативе, взяли и "пошутили". Кому-то было очень нужно, чтобы такая фальшивая сенсация появилась именно в этой газете. А самое главное — раздуть это, донести до президента.

Насколько я знаю, первые лица отнеслись к этой ситуации с юмором. Но это, конечно, не мешает чиновникам помельче меня терзать. Проверки всякие присылать. Проверки ко мне, правда, всю жизнь ходят. И мне сложно отличить внеплановые проверки от тех, которые являются признаком обычного состояния российской бюрократии. Например, в Тульской области у нас было четыре проверки в один день. Там идет посевная по картофелю, и вдруг нагрянули Ростехнадзор, Россельхознадзор, санитарная охрана и пожарные. Зачем они все приехали? Чтоб помешать нам картофель сажать? А то, что сейчас происходит с нашим низкобюджетным авиаперевозчиком Red Wings,— это вообще отдельная история. Компанию просто убивают. При этом я, конечно, уверен, что никакого отношения руководители страны к этим вещам не имеют. Просто чиновники выслуживаются, думая, что им это будет поставлено в плюс.

У меня в свое время замгенпрокурора Бирюков в Басманном суде арестовал акции "Ильюшин Финанс". Целый год они были арестованы. Я до сих пор не понимаю, как это произошло. Многие, в том числе иностранные газеты написали, что это Кремль уничтожает политических противников. А какой же я политический противник Кремля? Я создал "Ильюшин Финанс", согласовав это с президентом, не вынес оттуда ни одной копейки. Но прокуратура это так тонко исполнила, что до сих пор многие считают: это был наезд Кремля. Не побежит же Кремль оправдываться: "Это не мы, это Бирюков!".

— А вам лично сигналы из Кремля были?

— Не было. Мое мнение, что Кремль в этой ситуации вел себя адекватно и с политической точки зрения, и с человеческой. Улыбнулись и сказали: "Ну недоразумение. Ну гриппозные носы и эротические фантазии". Можно журналистам такое ответить, раз они так себя ведут. Допустимая реакция в пределах необходимой обороны. Но в условиях вертикали власти средние и близкие к верхним элементы вертикали действуют самостоятельно. Как жрецы в Древнем Египте: они же интерпретировали волю верховного бога Амона-Ра так, как им хотелось. Это самое интересное для меня: будут в меня камнями кидать или нет.

— И какие сигналы подают жрецы?

— Самые разнообразные. Одним жрецам хотелось бы, чтобы газета была немедленно закрыта. Другим — чтобы извинилась. Третьим — чтобы дальше работала, потому что ясно, что это засада Лужкова против меня. Четвертым — затронуть наши интересы в "Аэрофлоте". Пятым — закрыть какого-нибудь перевозчика, который им мешает. В общем, действия жрецов обусловлены коммерческими интересами. В борьбе за власть и сохранение своих позиций они используют любой повод. Они полагают, что та история как-то затронула президента, в чем я сильно сомневаюсь. Мне кажется, все посмеялись и забыли.

"Оттого я делаю вывод, что это засада"


— А вы-то считаете, что это была засада против вас?

— Во-первых, интересно то, что заметка была опубликована в несуществующей газете. Потому что с точки зрения тиража и доступности этой газеты для граждан она как бы не существовала. Ее в городе убили, ее нельзя было найти. Кто нашел этот номер? Кто его куда отнес?

Газета выходит в субботу утром. Ее развозят по каким-то киоскам. На дату выхода по всем киоскам был полный запрет на ее распространение. Из метро нас выкинули еще месяца три назад. Наружную рекламу нам не давали. Бесплатно распространять тоже было нельзя — сразу забирают разносчиков в отделение. Киосков у нас нет, а подписка в городе не работает. Итак, допустим, в 10 часов утра вы находите один экземпляр газеты. Как он попадает на доклад в Кремль?

— Но есть еще сайт.

— Но сайт не самый посещаемый. Потом, мало ли по интернету гоняют уток? Почему вдруг весь интернет так загорелся? Почему вдруг La Repubblica? Die Welt? Что они, интернет наш читают? Все очень странно. Вот, например, несколько месяцев назад журнал Time написал, что состояние Путина — $50 млрд. Ну и что? Умирает, не родившись. Это пишет один из самых влиятельных журналов мира — и ничего, нет сенсации. Да мало ли таких историй. А тут вдруг такой шум. Оттого я и делаю вывод, что это засада. Сложная засада. Провокация.

— А кто нагнал шум? Пресс-служба некой организации?

— Вот это правильная формулировка. Пресс-служба какой-то организации так этим озаботилась, что сама разогнала эту волну. Она стала звонить на телеканалы и предупреждать, что эту новость нельзя трогать. "Какую новость? Ладно, тогда мы пойдем все в интернете ее искать".

А может быть, те, кто занес статью, и не рассчитывали на такой эффект. Эффект произошел по случайным обстоятельствам. Статья была, чтобы меня дискредитировать, чтобы потом побежать доложить: "Вот он какой негодяй". Может, никто не рассчитывал на эффект в СМИ. Может, просто нужно было в моей газете разместить эту статью и сразу отнести ее в одном экземпляре куда следует.

— И кто за этим стоял?

— Мне не очень ловко самому говорить, потому что я лицо заинтересованное. Все мои противники широко известны. Это, например, бенефициары игорных заведений, в связи с моим законом о выводе игорных заведений из крупных городов. Естественно, я крепко насолил городской строительной мафии. Наконец, есть силы, которые заинтересованы в искусственных конструкциях. Недоброжелателей у меня хватает.

— Как технически появилась статья о свадьбе Путина и Кабаевой? Откуда?

--У меня всегда была одна позиция: "Я, ребята, в ваши дела не вмешиваюсь. Что хотите, то и пишите. Соображайте сами, но помните про действующее законодательство, мораль и будьте готовы отвечать за свои слова". Факты таковы. Сама сплетня, как теперь выяснилось, гуляет по интернету уже год. И вдруг главный редактор Нехорошев, провозгласив, что ему нечего ставить на первую полосу, накануне съезда "Единой России" дает срочное задание написать такую историю. До этого он, если писал острые, чреватые скандалом статьи, звонил представителю акционера. Не то чтобы согласовывал, но спрашивал. А в этот раз он ни с кем не советовался. Сначала были отговорки, что есть точная информация. Потом, когда выяснилось, что это в чистом виде утка, сказал: "Да, мы признаем, но у нас есть право на журналистский подвиг".

Как потом выяснилось, там, в этом же номере, была еще одна мина заложена. Была критическая заметка про Банк Москвы. И вот спустя две недели приходит иск от лужковского Банка Москвы с суммой компенсации 200 млн рублей. Представляете? К газете, которая уже не выходит!

А через несколько дней к Нехорошеву приходит заместитель начальника пресс-службы мэрии Москвы по фамилии Оганян, беседует с ним за жизнь, и на следующий день в газете "Твой день" появляется интервью под заголовком "РАЗВОДка олигарха", где Нехорошев якобы говорит, что это я все организовал. Причем сам Нехорошев публично заявил, что интервью фальшивое, что он ничего подобного чиновнику мэрии не говорил, и собирается судиться с этой газетой.

А еще в "Независимой газете", которая на пресс-конференции в Италии задавала вопрос Путину, вышла очень странная статья ее хозяина и по совместительству главного редактора Ремчукова. В истории современной журналистики я такого не видел. Удивительная. Он там написал, что Лебедев — это Сталин. Я думаю, что Костя Ремчуков испугался за свою журналистку, неудачно задавшую вопрос. Написал, что Лебедев хуже Сталина, тоже не жалеет ни жен, ни детей, поэтому пусть не удивляется, если Кремль его раздавит. Я такого давно не читал.

"Они меня заставили керосин пить"


— Прогноз Ремчукова уже сбывается?

— Совершенно точно никакой Кремль меня давить не будет. Я думаю, что я там не сильно в чести, судя по событиям последних лет, но я точно не противник и не оппонент. Если я что-то себе и позволяю, так это иногда высказаться в газетах или на "Эхе Москвы". Мне кажется, должен быть кто-то, кто это делает. Нужны ли нам эти суперсовременные модульные центры имени Зурабова? Что у нас с авиапромом? Почему мы никак не возродим авиастроение, хотя беспрерывно идут заявления на "Первом канале", что скоро мы займем 10% мирового рынка? А мне летать не на чем.

Я часто говорю про бюрократию, которая находится вне контроля, которая является коммерчески ориентированной, у нее только хватает времени на коммерческое строительство, спекуляции землей и выдачу разрешений. Но поверьте, если меня дальше будут мучить проверками в Туле во время посевной, то придется мне выращивать картофель в Израиле и Египте и возить его сюда. Не бывает такого, чтобы четыре проверки в один день. Не Кремль это делает, это просто абсолютно отвязанная бюрократия. Безбашенная, которая никого не боится, и никто ей не указ. Не будут же все время узду на нее накидывать из Кремля? Чиновники среднекрупного звена решили, что можно, и набросились. У них предлог хороший, легенда. Мы же с вами не сможем их допросить, давали им команду или нет.

— На вас перед последним съездом "Справедливой России" обрушился Сергей Миронов. Сказал, что "публиковать такие статьи про президента подло", и от таких "случайных попутчиков", как вы, партия будет избавляться.

— Я думаю, Миронов просто поторопился. Было бы приличнее, если все это он сказал бы через месячишко. Просто тогда бы мы не думали, что он решил побыстрее дистанцироваться от Лебедева. И вообще, зачем Миронову так много времени мне уделять? Зачем было говорить, что моя дальнейшая судьба ему неизвестна. Раньше, значит, она была известна: говорил, что Лебедев будет сенатором. И говорил, что у нас интересные совместные планы. А я всегда говорил, что у меня не получилось сработаться с партийным аппаратом, но у меня хорошие отношения с Мироновым, и есть темы, которые мы продолжаем разрабатывать. А так получилось немного некрасиво.

— И в Совет федерации не пойдете?

— Я по сенаторству договаривался не с Мироновым и ни с какой из башен Кремля. У меня была встреча с президентом, и это обсуждалось. Причем речь шла о моем возможном членстве в верхней палате и продолжении работы над реформой правоохранительных органов.

Кстати, точно так же, как и Миронов, поторопилась, я считаю, и Госдума — с законом Шлегеля. Понятно, что Думе дали команду: "Принимайте в первом чтении". Это, конечно, перебор, но Дума хочет выслужиться таким образом. Ну ничего, я сразу воспользуюсь первым чтением. Я бы, например, очень хотел закрыть "Первый канал", который постоянно наносит мне моральные и физические страдания, распространяя заведомо ложные сведения. Во-первых, они меня заставили керосин пить, когда я посмотрел программу "Малахов+". Я не люблю пить керосин, но они меня убедили, что исчезнут все проблемы насморка и желудка, если попить авиационный керосин. Поэтому, я считаю, надо принимать как минимум предупреждение "Первому каналу" о закрытии. Еще я хочу закрыть газеты "Жизнь" и "Твой день". Потому что я огромные страдания потерпел от них. Они по поводу статьи в "Московском корреспонденте" опубликовали заведомо ложное интервью "РАЗВОДка олигарха". Что это такое? Слава Богу, мы закроем наконец все эти негодяйские средства массовой информации, которые заставляют нас страдать.

Но если честно, без иронии, то я надеюсь, что они этот закон все же снесут. Они же сначала его снесли. Правительство сначала дало отрицательное заключение на законопроект. А потом вдруг за один день снова достали проект, переделали его чуть-чуть, чисто декоративно, и сразу приняли в первом чтении. Значит, был звонок — где-то на среднем уровне.

"Мы что, во времена Сталина живем?"


— Что дальше будет с "Московским корреспондентом"?

— Для начала там пока некому работать. Я был в редакции через несколько дней после публикации. Журналисты были совершенно неадекватны для выпуска газеты. Я же самостоятельно не смогу газету выпускать — я не профессионал в этой сфере. И вообще, мой план состоял в том, чтобы, получив опыт ежедневной газеты, поняв, что у нас с дистрибуцией, с затратами, с наружной рекламой и подпиской, перейти на еженедельник. Более толстый, с московской проблематикой.

— А "Новую газету", которые вы с Михаилом Горбачевым так активно поздравляете с 15-летием, собираетесь сделать ежедневной?

— Редакция этого хочет. Это процентов на 40 увеличит нам затраты. Никаких доходов мы от нее не получаем. Хотя я поддерживаю муратовскую и горбачевскую идею на базе газеты создать холдинг и назвать его "Новые медиа". Сделать "Новую" ежедневной, повысить качество расследовательской журналистики, раз это такой бич божий в отношении российской бюрократии. А еще сделать еженедельную газету по московской тематике и радио FM в режиме ток-шоу.

— Любовь к бичеванию бюрократии вряд ли придаст вам популярности среди обитателей Кремля.

— Обитатели Кремля — разные. Я уже имею в качестве недругов и игорную мафию, строительную мафию, и городские структуры, и организованную преступность. Не к лицу мне заискивать перед бюрократией и бояться с ней поссориться. Среди бюрократии есть и очень приличные люди, но их серая система выталкивает. Таких людей, как Вьюгин, Задорнов, Шаронов, Андросов, Набиуллина или Голикова, их все время на обочину вымывает. Как хорошо было бы видеть таких людей в советах директоров. Например, "Аэрофлота". Так что не со всеми я веду борьбу. Я пытаюсь заполнять по мере сил пустующую нишу, служить контролю за бюрократией. Вообще-то этим должны заниматься партии, выборы, парламентский контроль, независимая судебная система, независимые СМИ.

— Амбициозные у вас цели — подменить собой гражданское общество.

— Вы меня подводите к провокационному выводу, что я такого о себе мнения. Но на мини-, даже на микроуровне — конечно. Если я считаю, что Олимпиада — сомнительная затея, почему я не могу об этом сказать? Также я не считаю, что остров Русский — прекрасный проект. Там есть Хайнань, Таиланд и Мальдивские острова. Надо ли нам такие неправильные приоритеты расставлять? Мы что, во времена Сталина живем, что нам надо ДнепроГЭС поднимать к какой-нибудь дате, чтобы рейтинг повысить? В стране дорог нет. Я и в нанотехнологии не верю. Отраслей нет базовых: сельского хозяйства нет, дорог не строят, аэропорты не ремонтируют, не строят доступного жилья. Какие нанотехнологии?

— Какой же вы тогда соратник Путина и Медведева, если вы все их достижения рубите на корню?

— А почему соратники должны петь осанну и курить фимиам? Почему они должны с панегириками выступать? Ну нет пока еще этих достижений. Остров Русский не построен, Олимпиада не проведена, нанотехнолгии нигде не внедрены. Пока что, помимо стабилизации и некоторых неплохих макроэкономических показателей, все остальное спорно. Реальная инфляция по 20 основным товарам и услугам, которые потребляют россияне, она, конечно, не 11%. Это понятно кому угодно. Что такого диссидентского я говорю? Можно меня за что-то критиковать, сказать, что я неправильно считаю процент инфляции, но сделать из меня диссидента все равно не получится.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение