Коротко

Новости

Подробно

Уступительная власть

Правительство Виктора Зубкова отступило в последний раз

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Утвердив на своем заседании на ближайшие три года повышение тарифов госмонополий, правительство Виктора Зубкова завершило свою работу. За семь месяцев работы, несмотря на поставленные задачи сохранения курса правительств 2001-2007 годов, Белому дому удалось "сдать" в рекордные сроки не только эту позицию, но и множество других в вопросах экономической политики последних восьми лет — от создания госкорпораций до принятия закона об иноинвестициях. Лишь премьерство Владимира Путина покажет, были ли уступки временными или же правительство Виктора Зубкова вело подготовку к общей коррекции экономического курса.


Премьер Виктор Зубков провел вчера последнее заседание правительства России под своим руководством (этому событию российские телеканалы уделили большое внимание — см. рубрику "Доступ к теле", стр. 4). На заседании премьер не только подвел итоги работы правительства, которое, по его подсчетам, проработало 237 дней, но и передал все оставшиеся проблемы новому премьеру Владимиру Путину. Главный нерешенный вопрос "в наследство" будущему премьеру — подготовка трехлетнего бюджета на 2009-2011 годы и модернизация налоговой политики. Кроме того, по его словам, Владимиру Путину придется заняться "прежде всего выработкой конкретных мер, которые позволят оперативно и адекватно реагировать на мировую экономическую конъюнктуру, стабилизировать цены на продовольственных рынках внутри страны и оказывать качественную поддержку социально незащищенным гражданам". Деятельность своего правительства он оценил положительно: главное, что сделал, по словам господина Зубкова, его кабинет министров,— "ряд аспектов, касающихся его формирования (бюджета) уже рассмотрен".

Как и предполагал "Ъ", последним крупным вопросом, решенным правительством, стало утверждение плана повышения тарифов госмонополиями в 2009-2011 годах ("Ъ" писал об этом вчера). По данным "Ъ", уже в середине мая Минфин начнет расчеты по будущему трехлетнему бюджету, в который включены новые тарифы. По итогам рассмотрения этого вопроса (по установленным Виктором Зубковым правилам, заседание прошло за закрытыми от СМИ дверьми), докладчик, глава МЭРТ Эльвира Набиуллина, комментировать происходящее не стала, заместитель министра МЭРТ Андрей Клепач лишь сообщил, что все предложения одобрены после дискуссии единогласно. Разбираться с будущей инфляцией, вызванной таким ростом тарифов, предстоит уже другому правительству: вчера заседание межведомственной группы по выработке антиинфляционных мер под руководством вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина в последний момент было отменено.

Проблемы правительства Виктора Зубкова не исчерпываются рекордной для последних лет инфляцией. С точки зрения макроэкономики семь месяцев работы правительства были достаточно успешными. Хотя всерьез говорить о России как об "острове стабильности" в атмосфере финансового кризиса невозможно, приток капитала в РФ возобновился уже в апреле 2008 года, сразу после того, как стало очевидно отсутствие глубокой рецессии в экономике США и отсутствие рисков при передаче президентской власти в России. Экономический рост продолжался на рекордном уровне все семь месяцев премьерства Виктора Зубкова. Тем не менее "капитуляция" в тарифном вопросе перед госмонополиями и их лоббистами (повышение тарифов утверждено без принятия дополнительных мер контроля над их расходами) закономерна. Именно "техническому" кабинету министров за семь месяцев удалось "сдать" многие успешно удерживаемые правительством Михаила Фрадкова вопросы экономполитики, остававшиеся в Белом доме предметом многолетних тактических дискуссий.

Главное отступление правительства не слишком заметно, поскольку находится в русле идеологии. Несмотря на постоянные дискуссии в кабинете министров Михаила Фрадкова о поддержке госинвестициями экономического роста, в целом его действия (создание стабфонда и пересмотр бюджетной конструкции, реформа валютного регулирования, ужесточение кредитно-денежной политики, либерализация в энергетике) находились в русле антициклического экономического курса, предполагающего ограничение госрасходов на пике сырьевых цен. Всего семь месяцев работы правительства Виктора Зубкова заставили сомневаться в жесткости этого курса. А в области социальной политики переход к явно проциклическим мерам поддержки госрасходами экономического развития стал официальным. Вопросы повышения зарплат в госсекторе, развитие кредитования населения уже увязываются с темпами роста ВВП.

Симптомом перехода стала и реформа стабфонда. Если еще осенью 2007 года один из суверенных фондов на его базе именовали Фондом будущих поколений, что предполагало по крайней мере символические ограничения на его расходы в настоящем времени, то в феврале 2008 года он уже был назван Фондом национального благосостояния.

Не менее серьезным отступлением стало создание в России четырех новых госкорпораций — "Ростехнологий", "Роснанотеха", Фонда содействия реформированию ЖКХ, "Олимпстроя" — осенью-зимой 2007 года. Еще в сентябре 2007 года правительство Михаила Фрадкова в целом сопротивлялось их созданию, полагая, что речь идет о выведении бюджетных финансовых потоков и госсобственности из-под прямого контроля Белого дома и стандартных бюджетных процедур. В "прощальной" речи Виктор Зубков упомянул лишь "Внешэкономбанк", также получивший статус госкорпорации, и работу правительства по программам Олимпиады-2014 в Сочи.

Еще одним поворотом в политике правительства стало завершение дискуссии вокруг законопроекта "Об ограничении иностранных инвестиций в стратегические отрасли". Успешно блокируемый в течение четырех лет экономическими министерствами в противостоянии с силовыми ведомствами законопроект был принят правительством Виктора Зубкова и 5 мая подписан Владимиром Путиным. По тому же сценарию решен вопрос о допуске инвесторов к добыче углеводородов на шельфе (в пользу "Роснефти" и "Газпрома"), о Международной товарно-сырьевой бирже (из проекта исключена NYMEX, ключевыми акционерами стали структуры "Роснефти", "Транснефти", "Зарубежнефти" и трейдеров "Сургутнефтегаза"), о геологоразведке, техрегламентах, приватизации "Росспиртпрома", о передаче "Газпрому" Чаяндинского месторождения.

Кроме того, правительство Виктора Зубкова впервые "распечатало" в арсенале экономической политики меры, ранее считавшиеся в Белом доме недопустимыми. Хотя "ценовые моратории" объявлялись и правительствами Михаила Касьянова и Михаила Фрадкова, ограничение зернового экспорта осенью 2007 года и системное вмешательство в работу агрорынков в столь жесткой и исходя из продолжающейся инфляции неэффективной форме применялось впервые. В проекте закона "О торговле", разрабатываемом правительством Виктора Зубкова, уже предполагается институциализация административного регулирования цен: этот вопрос являлся табу даже для правительства Евгения Примакова. В вопросах сельского хозяйства правительство фактически отказалось от сопротивления лоббистам: по инициативе главы Минсельхоза Алексея Гордеева утвержден рост госинвестиций в отрасль, протекционизм стал официальной госполитикой в сельском хозяйстве.

В вопросах административного дизайна и определения стратегических планов правительству господина Зубкова значимых успехов достигнуть не удалось. "Перекройка" функций Минрегиона во главе с новым министром Дмитрием Козаком с МЭРТ и Минфином не завершена, но разделение функций в рамках реализации федеральных целевых программ (ФЦП) и федеральной адресной инвестиционной программы идет с трудом. Белому дому также не удалось окончательно определить позиции по крупнейшим ФЦП развития Сибири и Дальнего Востока, транспортной инфраструктуры. Наконец, несмотря на определенное внимание к "приоритетным национальным проектам" в области жилищного строительства, образования, здравоохранения, сельского хозяйства, в случае первых трех перспективы развития остаются неопределенными.

Единства же в кабинете министров стало даже меньше, чем в правительстве господина Фрадкова. Число внутриведомственных конфликтов выросло, скорость прохождения документов не увеличилась. Широкой практикой стало решение важных вопросов вне Белого дома и внесение в парламент законопроектов ведомств "обходным путем" — через депутатов Госдумы и сенаторов.

Однако проблемы правительства Виктора Зубкова легко трактовать как успехи. Значительная часть отступлений Белого дома в 2007-2008 годы утверждена не столько на заседаниях правительства, сколько на совещаниях у Владимира Путина. Возможно, ставя в сентябре 2007 года Виктору Зубкову задачу "удержания курса" правительства в сезон выборов, будущий премьер имел в виду собственный экономический курс, а не позицию Белого дома по ключевым вопросам, формировавшуюся с середины 1990-х. В этом случае уходящему премьер-министру удалось едва ли не все, кроме борьбы с инфляцией, но рост цен при подобных успехах неизбежен.

Дмитрий Ъ-Бутрин, Петр Ъ-Нетреба



Комментарии
Профиль пользователя