Коротко

Новости

Подробно

премьера кино

Отделение для буйных фантазий

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Психосоматические расстройства в фильме "Блаженная"

Мистическая драма российско-украинского производства "Блаженная" выполнена в уникальном жанре пасхального кулича — это богоугодная притча о том, как легко сойти с ума в городе Москва, если не жить в нем с рождения. Попробовав этот кинокуличик, ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА обнаружила, что вместо святой воды он спрыснут аминазином.


После "Блаженной" хочется запомнить малоизвестные до этого фамилии режиссера Сергея Струсовского и его соавтора сценария Виктории Баум — чувствуется в этих людях еще далеко не полностью реализованный в "Блаженной" потенциал, и в дальнейшем они еще найдут чем удивить зрителя. Про этот фильм нельзя сказать, хорош он или плох — он просто ни на что на свете не похож, как и его главная героиня, 17-летняя внучка олигарха (актриса БДТ Карина Разумовская), которая откуда-то приезжает в Москву, а что более вероятно, сваливается с неба. Такие подозрения возникают после первого же вопроса, который героиня обращает к дедушке после долгой разлуки: "А можно мне на Красную площадь, на минуточку?" Как выяснится в дальнейшем, Красная площадь — единственное место в Москве, где героине хорошо: она ходит босиком по брусчатке, гладит ее руками и декламирует нечто вроде стихотворения в прозе собственного сочинения, обращаясь на ты к некоему неустановленному существу, не исключено, что живущему в Кремле: "Я тебя найду. Печаль и уныние донимают — ты улыбайся, а если совсем невыносимо станет — знай, я уже рядом".

Завершается этот монолог обещанием: "Сейчас заплачу от счастья", однако на самом деле в ближайшие 80 минут экранного времени плакать девочке предстоит совсем от другого, хотя начинается все чрезвычайно радужно. Дедушка (Вячеслав Жолобов) катает внученьку, как сыр в масле, предоставляет ей большую квартиру с домработницей (Галина Яцкина), которая жарит ей сырники и вообще ведет себя как мать родная, а неземной красоты ассистент олигарха (Даниил Страхов) дарит блаженной игрушечного ослика и признается, что у него нет жены. Первым неприятным потрясением становится московский метрополитен: оказавшись в плохо освещенном полном вагоне, не привыкшая к экстремальным условиям девушка ощущает, что наступила кому-то на ногу, возможно даже человеку, и ее охватывает экзистенциальный ужас. Он ненадолго рассеивается во время интересной встречи с бомжом, которого героиня обнаруживает на какой-то набережной с живописным видом на сталинскую высотку: бомж тоже живописный, опрятный, так и просится на холст, который блаженная таскает с собой, будучи заядлой рисовальщицей. Чтобы натурщик не скучал, художница достойным восхищения способом вызывает из воздуха официанта в ливрее, и он прямо на асфальте накрывает бомжу поляну, посреди которой, как храм Христа Спасителя, возвышается крупный ананас. В разгар пирушки, когда добрая девочка и бомж начинают уже вплотную рассматривать версию, что она его дочка, ее уводят под локти подручные олигарха, который, разгневавшись чрезмерной эксцентричностью наследницы, запрещает ей рисовать и велит завтра же поступить в налоговую академию.

Мифическая академия оказывается самой безобидной разновидностью тюрьмы из тех, в которые еще предстоит попасть блаженной. Довольно неожиданно обнаружить в столь причудливо фантастическом фильме абсолютно реалистическое наблюдение, что все социальные институты построены по тюремному принципу, привыкать к которому приходится уже в детском саду: следующим из немногочисленных мимолетных друзей девушки-ангела становится печальный негритенок, с которым она разговаривает сквозь прутья детсадовской решетки. После негритенка подворачивается еще бездомная дворняга — ей героиня не заказывает ананасов и шато марго, зато покупает три сосиски, но после того как кормление песика срывается звонком ненавистной мобилы, сама же их и съедает в кинематографе. Подкрепившись, мученица отправляется на новые испытания: подвергается изнасилованию маньяком (Виктор Тереля), теряет дар речи и попадает в психосоматическое отделение больницы, где обнаруживает того же маньяка в качестве врача.

Задействовав в сюжете психиатрию, авторы фильма и сами начинают себя чувствовать еще более раскованно, как будто из отделения тихушников их перевели в палату для буйных, и решительно впрыскивают лошадиную дозу сюрреализма, пользуясь тем, что и дедушку накрывают неполадки с психикой. Обколотая аминазином героиня, вокруг которой вьется красавец-ассистент, решительно настроенный жениться на акциях магната, превращается из цветущего божьего одуванчика в вареный турнепс, однако не прекращает рисовать, намазывая краски на холст прямо руками, чтобы они имели температуру человеческого тела. Температуру это можно оценить приблизительно на 39 и 9 — примерно таков градус душевной теплоты, достигаемый авторами "Блаженной". Видимо, они и сами к концу начинают чувствовать, что сейчас повалит пар, поэтому завершают картину не каким-то неожиданным сюжетным поворотом (фильм кончается более мирно, чем можно было ожидать), а неожиданным живописным приемом, помещая крошечную одинокую фигурку посреди кадра, заполненного холодным брейгелевским снегом, и тем самым точно угадывая, чего именно жаждет к этому моменту перегревшийся зрительский мозг.


Комментарии
Профиль пользователя