Коротко

Новости

Подробно

Семнадцать мгновений Гобо

Номинация "Эксперимент" на "Золотой маске"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

На сцене Центра имени Мейерхольда Русский инженерный театр АХЕ из Петербурга в рамках фестиваля "Золотая маска" показал спектакль "Гобо. Цифровой глоссарий", участвующий в номинации "Эксперимент". О номинации и спектакле рассказывает РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.


С этого года привычная номинация "Новация" по решению Союза театральных деятелей, одного из учредителей главной театральной премии страны, называется "Эксперимент". Зачем переименовывали — бог весть. Слово "эксперимент" у скептиков вызывает не меньше сомнений, чем слово "новация", а суть дела не поменялась: в этот раздел конкурса по-прежнему включают спектакли, которые не показать на фестивале "Золотая маска" было бы обидно, а сравнивать с обычными, пусть даже очень хорошими драматическими постановками затруднительно. Остается предположить, что переименование вызвано желанием хотя бы таким образом оживить сам процесс поиска новых форм.

Если так, то замена шила на мыло проведена очень невовремя, потому что с экспериментами, если судить по составу номинации, дело обстоит из рук вон плохо. Судите сами: из четырех театров, принимающих участие в конкурсе, два являются старожилами "Новации" — это московский театр "Тень" Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской ("Ъ" писал об их конкурсном спектакле 5 апреля) и Русский инженерный театр АХЕ из Санкт-Петербурга. Каждый из них уже лауреат "Золотой маски", причем "Тень" — неоднократный лауреат. В некотором смысле повторное выдвижение в номинации "Эксперимент" нонсенс, ведь если "Маска" действительно стала знаком общественного признания, то ее лауреат автоматически переходит в ряды истеблишмента, а значит, перестает быть настоящим новатором.

В идеальном случае эксперты должны были бы не едва наскребать в эту номинацию участников, а отбиваться от молодых фантазеров, придумывающих что-то необычное. Но фантазеров у нас негусто. А к тем, которые появляются, эксперты относятся с опаской. Вот рассматривали остроумный и тщательно сделанный перформанс Филиппа Григорьяна "Новый год" — и почему-то отвергли. Хорошо хоть включили в номинацию занятную студенческую выдумку "Optimus Mundus". Наверное, ее автору, совсем еще молодому режиссеру Арсению Эпельбауму, помогло то, что он сын Ильи Эпельбаума из театра "Тень": если забавы сына будут сочтены жюри безобразием, то "ответит" за него отец.

Все сказанное отнюдь не умаляет достоинств ветеранов номинации. Спектакль театра АХЕ "Гобо. Цифровой глоссарий" очередной раз порадовал фирменными "ахейскими" приемами. Поставленный Яной Туминой и сыгранный Максимом Исаевым и Павлом Семченко "Глоссарий" состоит из 17 эпизодов, с разных сторон описывающих некоего героя по имени Гобо: пустота героя, сон героя, одиночество героя, желание героя и так далее. Как обычно, сцена у АХЕ напоминает одновременно химическую лабораторию, склад театрального реквизита и мастерскую чудаковатых конструкторов. Каждая из главок почти лишенного слов спектакля — мини-перформанс. На видеоэкране мелькает черно-белая анимация, на него же камера транслирует кое-что из того, что происходит в этот момент на игровой площадке.

А на ней чего только не случается: жидкости взаимодействуют с твердыми телами, крутятся хитроумные механизмы, составленные из деревяшек, мелькают лазерные лучи, разлетаются по полу отжившие свой век детали одежды, в лапшу кромсается раскрытая книга, кукла путешествует по дну аквариума, над головами перформеров плывет причудливый воздушный корабль с транспарантом "Справедливость". Максим Исаев и Павел Семченко, наряженные клоунами, весь спектакль сохраняют серьезность. То ли они поочередно играют этого самого Гобо, то ли его вовсе не существовало, то ли несчастным Гобо может считать себя любой из зрителей. Несчастным, потому что представление выглядит очень печальным: герой описан, разложен не только на понятия, но и на химические составляющие и больше уже не нужен.

Интересно, что показанный на "Золотой маске" спектакль был заказан театру АХЕ гамбургским театральным центром "Кампнагель" в рамках программы, посвященной югославскому лидеру Иосипу Броз Тито. В какой-то момент Тито превратился в Гобо и изменился до неузнаваемости. Что неудивительно: политика и новейшая история мало интересуют АХЕ. Его авторы последовательно работают в по-прежнему редком для наших широт поле визуального театра и театра объектов. Недавно у них появились единомышленники — московская группа под руководством художника и режиссера Дмитрия Крымова в театре "Школа драматического искусства". Теперь крымовский спектакль "Демон. Вид сверху" (см. "Ъ" от 19 октября 2006 года) конкурирует с АХЕ в номинации "Эксперимент". Господин Крымов выдвинут на национальную премию уже второй год подряд и имеет все шансы присоединиться к клубу бессменных экспериментаторов.


Комментарии
Профиль пользователя