Коротко


Подробно

"Норд-Ост" опять попал в заложники

Спектакль о теракте отменен после просмотра президентом Дагестана

Громким скандалом завершилась в Махачкале премьера спектакля "В твоих руках" по пьесе живущей в Англии писательницы Натальи Пелевайн о теракте на мюзикле "Норд-Ост" в 2002 году. После того, как на премьерном показе побывал президент Дагестана Муху Алиев, спектакль был отменен. По официальной версии, заболела исполнительница главной роли, однако работники театра уверены, что беспрецедентный для современной России запрет постановки исходил от президента Алиева. В руководстве общественной организации "Норд-Ост" говорят, что снять спектакль могли только "по политическим причинам" и "по звонку из Москвы".


Премьерный показ спектакля "В твоих руках" прошел в Русском драмтеатре Махачкалы в минувшую субботу. В России эту пьесу о теракте во время мюзикла "Норд-Ост" на Дубровке, по словам ее автора Натальи Пелевайн, до того не рискнул поставить ни один театр: пьеса шла только в Англии, где живет драматург. Действие разворачивается на авансцене и отчасти в зрительном зале: актеры сидят в зале вместе со зрителями, а "террористы" ходят между рядами. Главная интрига пьесы в том, что одна из шахидок узнает в заложнице журналистке Наташе юношескую любовь своего погибшего брата. В финале пьесы шахидка пытается спасти заложницу, жертвуя собой.

На премьеру спектакля пришли президент Дагестана Муху Алиев, спикер республиканского парламента Магомед Сулейманов, члены правительства республики и представители силовых министерств. Судя по лицу министра внутренних дел республики Адильгерея Магомедтагирова, ему спектакль поначалу даже нравился. Когда по залу забегали люди в камуфляже и зазвучали холостые выстрелы, он оживился и стал с интересом оглядываться по сторонам. Но когда артисты вышли на поклон, VIP-персоны аплодировать не стали, а поднялись и демонстративно направились к выходу.

На следующий день директор театра Ризван Асадуллаев сообщил актерам, что больше спектаклей не будет, потому как Любовь Данилова, исполнительница главной роли, "заболела". Вместо спектакля о "Норд-Осте" зрителям была предложена комедия "Данден, или Одураченный муж".

"Я услышала новость о том, что Люба тяжело заболела, когда сидела и болтала с ней,— рассказала "Ъ" госпожа Пелевайн.— Ситуация была абсурдной, но я была к этому готова. Мне пришлось сидеть в одном ряду с высокими гостями, и я видела их нарастающее недовольство. Я разочарована в этих людях. Если кто-то увидел в спектакле симпатию к экстремистам, то это клиника". Госпожа Пелевайн убеждена, что решение о снятии спектакля "спущено с самого верха". "Скорее всего, власти перестраховались. Вдруг их из самого центра спросят, как они такое допустили? Мне такая реакция знакома. Пару лет назад я предлагала нескольким московским театрам свою пьесу, и театральные деятели старой закваски хватались за голову, говоря, что их расстреляют или сошлют".

Билеты на спектакль были раскуплены задолго до премьеры, и его запрет вызвал зрительский гнев. "Я думаю, властям не понравилось то, что террористы не показаны зверями и обдолбанными фанатиками. Не понравилось, наверное, и то, что они кричали "Аллах акбар". А чего им еще кричать? ""Спартак" --чемпион" и "Слава России"?" — рассказал "Ъ" успевший посмотреть спектакль махачкалинский студент Мирза Мусаев. "Я в ярости от того, что кто-то считает, что может запретить мне и другим смотреть то, что мы хотим! Решать за нас, думать за нас. Будто советские времена вернулись, когда чиновник морщил нос — и все начинали суетиться: давали по шапке режиссеру, громили выставки. В нашей современной истории это первый случай!" — заявила "Ъ" еще одна зрительница Хадижат Расулова.

Впрочем, дагестанские власти обвинения отвергают. "Это провокация либо головотяпство министра культуры республики. Никаких указаний о запрете спектакля я не давал. Как можно запретить спектакль, который уже посмотрели больше тысячи человек, какой в этом смысл?" — заявил "Ъ" президент Дагестана Муху Алиев. Вместе с тем глава республики отметил, что "не согласен с позицией авторов сценария, героизирующих образ террористов и принижающих достоинство зрителей мюзикла — жертв террористов, которые представлены людьми, готовыми на все, ради спасения собственной жизни".

Тем не менее и режиссер Русского драмтеатра Скандарбек Тулпаров, и многие актеры настаивают, что постановку отменили именно по указанию властей. Господин Тулпаров надеется, что "власть придет в себя" и отменит запрет: "Если этого не произойдет, то нам придется пригласить из Москвы критиков, чтобы они, просмотрев спектакль, дали свое заключение. Может, они, не будучи чиновниками, увидят, что этот спектакль — о сопереживании человеку". "Спектакль же совсем не о том, как и с кем бороться, и не о том, кто прав, а кто виноват,— объяснил он "Ъ".— Этим спектаклем мы хотим попросить прощения у тех, кто пострадал".

"Отмена спектакля по решению властей — это что-то беспрецедентное,— считает писатель, автор и ведущий телепрограммы "Апокриф" Виктор Ерофеев.— Это можно расценивать даже не как ущемление творческой свободы, это просто нападение на свободу. Я очень надеюсь, что власть — на каком бы уровне ни принималось это решение — одумается, и спектакль на эту очень больную для России тему будет идти и дальше".

А члены общественной организации "Норд-Ост", которая объединяет тех, кто пострадал и потерял близких в ходе теракта на Дубровке, увидели в запрете политические причины. "Я предполагал, что будут трудности: власть не любит, когда ей напоминают о "Норд-Осте", но такой реакции не ожидал,— заявил "Ъ" член организации Дмитрий Миловидов.— Возрожденному после теракта мюзиклу дали тихо умереть. Эта схема отработана давно: забвение в лучших советских традициях. Но то, что произошло у вас,— это что-то запредельное". А сопредседатель "Норд-Оста" Татьяна Карпова считает, что спектакль был снят "по звонку из Москвы": "Этой премьеры ждал весь город. Местное телевидение много раз делало репортажи с репетиций спектакля. И если бы местные власти хотели запретить спектакль, они сделали бы это гораздо раньше. Я думаю, все дело в том, что на премьере было много сотрудников ФСБ, которые сидели в зале с каменными лицами, а потом, видимо, доложили наверх. А власть отреагировала: она и через пять с половиной лет после трагедии не хочет, чтобы хоть где-то звучала правда о "Норд-Осте"".

Светлана Ъ-Анохина, Юлия Ъ-Рыбина, Махачкала; Андрей Ъ-Козенко



Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение