Коротко

Новости

Подробно

Экономический прогноз 04.08

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30

Наступил апрель, и "Власть", как всегда, предлагает свой экономический прогноз на начавшийся месяц. Эксперты ответят на следующие вопросы: что случится с курсом доллара в России, какой окажется инфляция, куда пойдут мировые цены на нефть, как поведут себя доллар и евро на мировом валютном рынке. Но для начала оценим главное экономическое событие марта.

Главным экономическим событием марта следует признать очередной невероятный рекорд мировых нефтяных цен. Американская нефть WTI превысила порог в $110 за баррель: за нее давали $111,80. Мартовская рекордная цена североморской Brent оказалась ненамного ниже — $108,02 за баррель. Для России, являющейся мировым лидером нефтяного производства, нефтяные ценовые рекорды не могут не быть самым важным событием.

Чем выше цена экспортируемой Россией нефти, тем больше иностранной валюты поступает в страну — не только в виде нефтедолларов, но и в виде спекулятивного капитала, который любит страны, у которых с экспортными доходами все в порядке: нет опасности, что в какой-то момент курс национальной валюты рухнет и плодами финансовых спекуляций успеют воспользоваться не все (как это было, например, в Восточной Азии в 1997 году и в России в 1998 году: тогда спекулянты, вложившие деньги в российскую финансовую систему, пострадали как раз из-за катастрофически упавших цен на нефть, которые были ниже нынешних в 10 раз).

Чем более эффектные ценовые рекорды ставит мировой нефтяной рынок и чем больше иностранного капитала приходит в Россию, тем легче российскому ЦБ повышать курс рубля: мол, не может же быть слабой валюта страны с такими нефтяными доходами. Чем выше курс рубля, тем более оправданным выглядит тот исключительно быстрый рост импорта, который мы наблюдаем сейчас. Мол, все же известно из экономической теории: в стране с падающим курсом национальной валюты растет экспорт (предприятия хотят заработать дорогую иностранную валюту), а в стране с растущим курсом — импорт. Правда, власти, стимулирующие импорт с помощью курсовой политики, могут подвергнуться критике за нанесение ущерба национальной промышленности, не выдерживающей конкуренции. В России такая критика тоже имеет место, однако власти всегда могут указать, что особого вреда экономическому росту сильный рубль как-то не наносит. Напротив, темпы этого роста по международным меркам исключительно высоки, и с повышением мировых цен на нефть прогнозы еще и постоянно улучшаются. (Можно было бы еще заметить, что вон в Америке с ее постоянно падающим долларом все равно полно импортных товаров, прежде всего китайского производства, а экономический рост не только не ускоряется, но резко замедляется, и дело уже дошло до экономического спада и кредитно-биржевого кризиса.)

В России потребители, кажется, испытывают настоящую эйфорию в связи с мировыми нефтяными рекордами и тратят деньги так, как будто все являются нефтяными шейхами. Это обеспечивает быстрый рост внутреннего спроса и, соответственно, быстрое увеличение ВВП.

Правда, российские потребители ведут себя еще и так, будто являются не только продавцами, но и покупателями нефти — в том смысле, что готовы давать за любые товары рекордно высокую цену подобно тому, как покупатели нефти не останавливаются ни перед какой ценой, лишь бы приобрести этот энергоноситель. В связи с этим рекордно высокая цена нефти в России сопровождается невероятно высокой инфляцией на потребительском рынке, причем эта инфляция не желает снижаться, несмотря ни на какие уговоры властей. Однако связанное с ростом нефтяных цен постоянное повышение курса рубля можно при желании выдать за ключевой антиинфляционный инструмент. Мол, ЦБ сдерживает рост потребительских цен тем, что воздерживается от печатания лишних денег, чтобы выкупить прибывающие на российский рынок доллары, и позволяет американской валюте естественным образом дешеветь.

Существует также теория, согласно которой вызванный подорожанием рубля рост импорта сам по себе является важным антиинфляционным обстоятельством: наполнение потребительского рынка обостряет конкуренцию, и в условиях этой конкуренции продавцы просто не могут повышать цены — скорее готовы их снижать. Впрочем, столкнувшись с нежеланием инфляции уменьшаться, власти всегда могут указать на то, что в условиях ненормально высоких цен на нефть инфляция во всем мире заметно ускорилась. (Именно так, заметим, ведут себя власти всех остальных стран, объясняющие рост потребительских цен не недочетами в собственной работе, а воздействием внешних обстоятельств, в данном случае событиями на мировом нефтяном рынке, за который ни одно правительство не отвечает.)

В общем, в условиях рекордных цен на нефть все в экономике становится по-другому. Дело в России дошло даже до намерения снизить НДС. В марте правительственная дискуссия вокруг планов уменьшить ставку этого налога с 18% до 12-13% достигла необычайной остроты. Для граждан эта идея явно должна показаться логичной: раз страна купается в нефтедолларах, бюджету есть откуда брать деньги помимо обычных потребителей.

Самое интересное, что даже сами участники мирового нефтяного рынка теперь откровенно рассказывают на каждом шагу, что мартовские ценовые рекорды не порождены каким-то явным нефтяным кризисом и являются просто обычной финансовой игрой. Однако такие откровения не мешают участникам игры явно хотеть ее продолжения и всерьез прогнозировать достижение нефтью уровня в $200 за баррель.

1. Что будет с курсом рубля?

Мы прогнозировали, что в марте ослабевший доллар на российском рынке не особенно усилится и будет стоить дешевле 24,5 рубля. Действительно, доллар в марте не усилился: как упал в последний день февраля ниже планки в 24 рубля, так там и остался. В последний день марта за доллар давали 23,5 рубля.

Хотя ЦБ по традиции желает избежать упреков в том, что его курсовая политика мешает экономическому росту, а президент Владимир Путин в марте прямо указал, что необходимо следить за влиянием курса на экономику, рублю в марте чрезвычайно помогала на редкость печальная судьба доллара на мировом валютном рынке. Там он дошел до психологически важной отметки в $1,6 за евро — не поднимать же при таких обстоятельствах курс доллара в России. Заметим, что, когда в начале апреля доллар на мировом рынке пошел-таки вверх, его курс стал заметно расти и в России. Это показало, что при всех российских проблемах доллара он не стал совсем уж никчемной валютой. Иногда все-таки растет.

Март в очередной раз показал, что повышение курса рубля особого антиинфляционного эффекта не имеет. Уж насколько был силен рубль в последние месяцы, а инфляция все равно оказалась сильнее.

Наш прогноз: в апреле слабость доллара на мировом рынке помешает американской валюте стоить в России дороже 24 рублей

2. Что будет с российскими ценами?

В своем прогнозе на март мы указали, что рост цен за первые два месяца года был очень значительным, а значит, в марте российские торговцы несколько умерят свой пыл и инфляция не превысит 1,5%. Прогноз полностью сбылся. Окончательные инфляционные итоги марта еще не подведены, но по предварительным оценкам властей, рост потребительских цен составил 1,2%.

Однако все равно за первые три месяца года цены уже выросли на 4,8% (в прошлом году инфляция за это время составила 3,4%). Поэтому уже в марте власти признали провал плана в 8,5% — теперь новым ориентиром являются 9,5%. Явно предполагается, что хорошим результатом было бы удержать рост цен от преодоления психологически важной отметки в 10%.

Приняв новый план, власти начали отстаивать его выполнимость с таким же энтузиазмом, с каким в начале года отстаивали выполнимость плана в 8,5%. Подчеркивается, что в прошлом году за первые три месяца инфляция была меньше, чем сейчас, а в итоге получилось 11,9%, зато вот в позапрошлом первые три месяца кончились с результатом еще похуже нынешнего, а в итоге вышло 9% годовых. Так что еще не все потеряно.

Объяснение российской инфляции ростом мировых продовольственных цен стало основополагающей теорией. Власти всячески подчеркивают, что все в руках мирового продовольственного рынка — будет вести себя хорошо, выполним антиинфляционный план, будет вести себя плохо, не выполним. Никуда не делись и ссылки на пагубное влияние мировых цен на нефть. Если цены продолжат расти, невыполнение нового плана (как и провал старого) вполне можно объяснить тем, что Россия, как ни старалась, не справилась с притоком нефтедолларов. А как тут справишься при таких ценовых рекордах!

Наш прогноз: провалившие прежний план цены набрали такую инерцию, что в апреле вырастут более чем на 0,7%.

3. Что будет с мировыми ценами на нефть?

Мы прогнозировали, что в марте высокий спекулятивный спрос на нефтяные фьючерсы сохранится и нефть будет стоить дороже $95 за баррель. Прогноз полностью сбылся. Цены были выше $95 за баррель. Более того, в марте был установлен абсолютный рекорд: баррель американской WTI стоил дороже $111.

По привычке игроки на мировом нефтяном рынке в обоснование рекордных цен ссылались на временные перебои в поставках, геополитическую напряженность и недостаточность запасов у американских нефтепереработчиков. Однако и комментаторы, и сами игроки все чаще откровенно заявляют, что все это только предлоги для игры на повышение. А сама игра связана с тем, что инвестиционные и пенсионные фонды в условиях мирового финансового кризиса выбрали именно нефтяные фьючерсы в качестве главного объекта вложений — не американские же акции им покупать! И фонды предъявляют искусственный спрос на нефть — не как энергоноситель, разумеется, а как финансовый инструмент, обещающий хорошую прибыль.

ОПЕК, которая традиционно указывала, что никакого отношения к ценам на нефть не имеет (хотя всегда сокращала производство при малейшей опасности их падения), заметно приободрилась — мол, мы всегда так и говорили, что во всем виноваты спекулянты. И, несмотря на рекордный рост цен, расширять производство вовсе не спешит, хотя в прежние времена иногда на это соглашалась. По-прежнему в ходу у картеля и рассуждения о том, что еще неизвестно, дорогая ли сейчас нефть — может быть, нефтедобытчики всего лишь компенсируют себе потери от курса доллара, коль скоро на мировом рынке нефть продается только за американскую валюту.

Наш прогноз: спекулятивная нефтяная игра развивается постепенно, сопровождается временными снижениями цен, и в апреле нефть не будет дороже $115 за баррель.

4. Что будет с курсом доллара к евро?

В своем прогнозе на март мы указали, что под впечатлением достигнутых в феврале антидолларовых рекордов игра против доллара в марте продолжится, и евро не будет дешевле $1,49. Прогноз полностью сбылся. Игра продолжилась, да еще как! Только в конце февраля евро взял несколько лет ожидавшуюся высоту в $1,50, а уже в марте чуть было не преодолел невероятную планку в $1,60.

Стало ясно, что игроки на валютном рынке спешат воспользоваться нынешней ситуацией мирового кредитного кризиса и резким замедлением экономического роста в США. Обычно спекулянты обращают внимание прежде всего на снижение ставок в США, которое делает покупку долларов менее выгодной, чем покупка евро (в соответствии с теорией, согласно которой курс валют определяется разницей процентных ставок в разных странах). Особое внимание к ставкам привлекают заявления главы ЕЦБ Жан-Клода Трише, который постоянно высказывается в том смысле, что ЕЦБ не обязан непременно снижать ставку вслед за американской ФРС. Следовательно, кредит в еврозоне может и не подешеветь, и евро по-прежнему будет более привлекательным, чем доллар. Однако в марте дело было даже не совсем в ставках. Игра против доллара зашла слишком далеко. В Европе экономических проблем не меньше, чем в США, и европейские производители постоянно жалуются на потери в связи с сильным евро. Улучшись хоть сколько-нибудь ситуация в США, и игра против доллара превратится в игру против евро. Нужно спешить, пока американские дела не пошли лучше, и накупать евро, чтобы их потом продать за дорожающие доллары.

Наш прогноз: высота в $1,60 за евро по-прежнему манит к себе спекулянтов, и они еще поиграют: евро в апреле не будет дешевле $1,52.

Владимир Кулаков, губернатор Воронежской области:

1. Рубль останется на нынешнем уровне — 23,5 рубля за доллар. Дальнейшее укрепление рубля негативно скажется на конкурентоспособности наших товаров: они станут дороже импортных.

2. Инфляция опять будет выше запланированной и составит 1-1,2%. C одной стороны, правительство борется с ее ростом, а с другой — разрешает монополиям устанавливать новые цены. Все дорожает на 20-40% — ГСМ, электроэнергия и услуги ЖКХ.

3. Мировые цены на нефть уже достигли максимального уровня, поэтому ждать дальнейшего повышения в ближайшее время не стоит. В апреле баррель нефти будет стоить $100-102.

4. Несмотря на ипотечный кризис в США и общемировой финансовый кризис, американская экономика сможет преодолеть эти трудности. Не думаю, что в апреле следует ждать дальнейшего падения доллара по отношению к евро. Курс останется на уровне $1,5-1,6 за евро.

Яков Миркин, председатель совета директоров ИК "Еврофинансы", директор Института финансовых рынков Финансовой академии:

1. Рубль будет укрепляться. Думаю, что на 0,5%. Это происходит, с одной стороны, в рамках общей тенденции ослабления доллара, а с другой — укрепления всей группы основных восточно-европейских валют.

2. Инфляция сохранится на уровне марта — примерно 1,5%. Ослабления не предвидится. Конечно, может повлиять мартовский сброс ликвидности. Но он замещал средства иностранных инвесторов, выводимых из России, поэтому монетарные факторы воздействовать на инфляцию не должны.

3. Цены на нефть будут выше $100 за баррель. И полностью будут зависеть от крупных событий неэкономического плана. К примеру, если произойдут вспышки насилия в Ираке, безусловно, мы увидим повышение цен на нефть.

4. Доллар будет либо ослабевать, либо находиться в горизонтальном коридоре. Это коридор в $1,56-1,59 за евро.

Алексей Коровин, президент OTP-банка:

1. Если Банк России предпочтет борьбу с инфляцией, курс рубля основательно укрепится в отношении и доллара, и евро. Долгосрочная тенденция укрепления рубля сохраняется, и уровень в 23 рубля за доллар может быть преодолен: 22,85-22,9 рублей за доллар.

2. Инфляция в этом году вряд ли будет существенно ниже уровня 2007 года. Снижение роста цен возможно только со стабилизацией ситуации на мировом рынке. И вряд ли стоит рассчитывать на инфляцию существенно ниже 10% в ближайшие несколько лет.

3. Баррель марки Brent будет стоить $90-95. Спекулятивный ажиотаж сменится игрой на понижение. Продолжительность рецессии в США, ее влияние на экономики таких стран, как Китай, определит уровень корректировки цен.

4. $1,48 за евро. Скорее всего, ставки в еврозоне будут снижать, европейская экономика накопила не меньше проблем, чем экономика США. На этом фоне вполне можно ожидать отыгрыш долларом некоторых позиций. Но тренд на снижение курса доллара сохранится до конца года.

Павел Масловский, председатель совета директоров компании Aricom Plc

1. Рост цен и предчувствие кризиса ликвидности не позволяют слишком уверенно смотреть на будущее рубля. Тем не менее в паре рубль--доллар сильных изменений не произойдет. Курс будет колебаться в пределах 23-24 рублей за доллар.

2. Весной темпы роста цен могут быть высокими. Искусственное сдерживание, связанное с выборами, прекращено. Производителям и ритейлерам захочется возместить недополученную прибыль. За апрель инфляция может составить около 3%.

3. Оснований к снижению цен на нефть нет, есть — к вялому росту. Это и слабость доллара, и кризис на финансовых рынках, и панические настроения финансистов. Цены будут находиться в коридоре $105-110 за баррель.

4. Доллар стабилизируется на нынешнем уровне или даже чуть подрастет. И дело не в том, что ему уже некуда падать. Просто евро некуда расти, его укрепление начинает необратимо влиять на конкурентоспособность евроэкономики. Доллар вернется к показателю $1,54 за евро.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ


Комментарии
Профиль пользователя