Коротко

Новости

Подробно

«Они и здесь сумели вывернуться»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 66

55 лет назад, в апреле 1953 года, врачей-вредителей, только что обвинявшихся во всех смертных грехах, внезапно объявили ни в чем не повинными жертвами клеветы и незаконных методов следствия. Как выяснил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов, от такой неожиданности советский народ впал в полное недоумение.


"Миллионы евреев вам не простят того, что вы наделали"


То, чего не может быть, случалось на протяжении русской и советской истории бесчисленное множество раз. Однако в первые месяцы 1953 года события, мягко говоря удивлявшие население нашей страны, стали происходить поразительно часто. Главным из них, естественно, была смерть отца всех народов, который, как казалось массам, будет управлять страной всегда. Но даже на фоне этого глобального события не могли остаться незамеченными большие и малые происшествия, никак не укладывавшиеся в привычные рамки. Например, в начале года при живом Сталине с одобрения ЦК возникла дискуссия о Маяковском, которого вождь, как все знали наизусть, назвал "лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи" (см. "Власть" N6 за 2006 год).

А после официальных сообщений о тяжелой болезни отца народов патриарх всея Руси Алексий I разослал в епархии телеграмму, предписав всем приходам служить молебны во здравие лучшего из людей — товарища Сталина, сделавшего так много для Русской православной церкви. Конечно, каждый верующий знал, сколько клира и паствы было уничтожено радением бывшего грузинского семинариста. Как и то, что нельзя молиться за царя-ирода. Впрочем, поведение патриарха имело логичное объяснение. Что было бы, если бы Сталин выжил и с пристрастием проверил, как вели себя руководители государственных и общественных организаций в момент, когда он пребывал на смертном одре?

Однако до глубины души большинство советских граждан потрясло неожиданное окончание истории врачей-вредителей. Ведь начиналось дело "убийц в белых халатах" так же, как и все другие политические дела сталинской эпохи,— с громких заявлений о разоблачении врагов и публикации, пусть и в изложении, их покаянных показаний (см. "Власть" N5 и 6 за этот год). Реакция народа на пропагандистскую кампанию, имевшую выраженный антисемитский характер, была вполне предсказуемой. На предприятиях начались митинги, участники которых клеймили позором "подонков в профессорских мантиях", а в ЦК и газеты пошли письма граждан, желавших помочь партии и госбезопасности в разоблачении враждебного еврейского элемента.

"В Саратове,— писал пенсионер П. Иванищев,— во главе медицинского мира стоят такие же люди, как и врачи-отравители, арестованные в Москве. Слишком много в нашем городе врачей, учившихся за границей, многие из них вышли из буржуазной среды и насквозь пропитаны ее моралью. Подавляющее большинство медицинских работников в городе — евреи с сомнительным прошлым. Вот несколько примеров. Профессор Шварц — имел свою лечебницу за границей. Профессор Рахлин — учился за границей. Профессор Оксенгендлер — из семьи рыбопромышленников. Его брат недавно изгнан из органов МГБ и выслан из Москвы. Профессор Коробкова (быв. Ратнер) — училась за границей, выходец из крупной еврейской буржуазной семьи, а муж — из крупных саратовских купцов. Врач 8-й поликлиники Еропкин окружил себя группой врачей-евреев и отдал им на откуп это лечебное учреждение. Врач Бабушкина — из крупной купеческой семьи. По мужу Абрамсон, связана с семьей осужденных по делу убийства С. М. Кирова. Отец Абрамсона расстрелян, мать десять лет сидела в тюрьме. Все эти люди вызывают серьезное недоверие и требуют, чтобы соответствующие органы провели тщательную проверку их деятельности".

Еще злее было письмо работников Министерства внешней торговли:

"В настоящем письме мы, работники Министерства внешней торговли, хотим обратить внимание на то, что благодаря ротозейству управления кадров и, в частности, бывшего заместителя министра Баландина в министерствах и в отдельных объединениях на больших и малых постах подвизаются еще личности, которым давно уже не место во внешней торговле... В Союзпушнине: Каплин, Черняк, Баранова. В течение нескольких дет Каплин и Черняк всячески покровительствовали и предохраняли от разоблачения ныне арестованного расхитителя социалистической собственности еврея Дурова. Каплин выгораживал Дурова из-за крупных материальных выгод, а Черняк — из чувств национальной солидарности. Для Черняка еврей подлецом быть не может. Он всегда поддерживает любого проходимца. Делал это он в Союзпушнине, продолжает и теперь. Каплин и Черняк, бывая неоднократно в Америке, ориентировались только на крупные, антисоветски настроенные еврейские, сионистские пушные фирмы и давали им всякие преимущества, особенно на Ленинградских аукционах и на аукционах за границей. Они благоговели перед этими выродками-сионистами, бежавшими в разное время из России, и выставляли их чуть ли не добродетелями по отношению к СССР. Каплин и Черняк, будучи в Америке, не раз принимали от этих толстосумов подарки. Много еще всяких грязных делишек числится за Каплиным, но кое-кто из руководства министерства у него в руках, а поэтому не хотят его разоблачать. Каплин ради своей выгоды некоторых работников Кремлевской поликлиники одел в меха. Черняк и Баранова (еврейка), владеющие английским языком, регулярно слушают "Би-би-си" и "Голос Америки", особенно Баранова. А потом среди евреев, своих приближенных, делятся "новостями". Баранова — это злобствующая мещанка, злопыхающая на советскую власть, презрительно относящаяся ко всему русскому".

Особую категорию составляли, как их именовали в документах тех дней, "письма трудящихся-евреев", в которых арестованным врачам посылались проклятия, а власть просили не распространять репрессии на весь еврейский народ.

"Я еврей,— писал И. М. Винокуров из Ленинграда.— Вы своими гнусными преступлениями заставили меня ходить с опущенной головой, стыдясь посмотреть в глаза товарищам по работе. И разве только мне? Миллионам честных евреев, работающим вместе со всеми советскими людьми по сооружению прекрасного здания коммунизма. Может быть, беря деньги от американской службы разведки, вы считали себя представителями евреев?! Напрасно!!! Если так, то это самая крупная ваша ошибка. Миллионы евреев, живущих в СССР и пользующихся всеми правами граждан, никогда вам не простят того, что вы наделали. Вы невежды — не больше! Кто бы мог мне, еврею, дать возможность работать и учиться? Кто кроме партии Ленина-Сталина дал бы возможность получить моим братьям и сестрам среднее образование? Я не буду вдаваться в статистику. Привожу пример наиболее наглядный. Среди моих родных — два научных работника, два инженера, два врача, педагог, два техника, остальные или окончили, или оканчивают среднее образование. Мои родители — рядовые работники промышленности. Где бы это было возможно, "защитники" наши?! Нигде!!!"

И вдруг меньше чем через три месяца после старта пропагандистской кампании оказалось, что граждане попусту тратили гневные слова и понапрасну изводили бумагу.

"Оказался на поводу у преступных авантюристов"


В опубликованном 4 апреля 1953 года сообщении Министерства внутренних дел говорилось:

"Министерство внутренних дел СССР провело тщательную проверку всех материалов предварительного следствия и других данных по делу группы врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства.

В результате проверки установлено, что привлеченные по этому делу профессор Вовси М. С., профессор Виноградов В. Н., профессор Коган М. Б., профессор Коган Б. Б., профессор Егоров П. И., профессор Фельдман А. И., профессор Этингер Я. Г., профессор Василенко В. Х., профессор Гринштейн A. M., профессор Зеленин В. Ф., профессор Преображенский Б. С., профессор Попова Н. А., профессор Закусов В. В., профессор Шерешевский Н. А., врач Майоров Г. И. были арестованы бывшим Министерством государственной безопасности СССР неправильно, без каких-либо законных оснований.

Проверка показала, что обвинения, выдвинутые против перечисленных лиц, являются ложными, а документальные данные, на которые опирались работники следствия,— несостоятельными. Установлено, что показания арестованных, якобы подтверждающие выдвинутые против них обвинения, получены работниками следственной части бывшего Министерства государственной безопасности путем применения недопустимых и строжайше запрещенных советскими законами приемов следствия.

На основании заключения следственной комиссии, специально выделенной Министерством внутренних дел СССР для проверки этого дела, арестованные Вовси М. С., Виноградов В. Н., Коган Б. Б., Егоров П. И., Фельдман А. И., Василенко В. Х., Гринштейн A. M., Зеленин В. Ф., Преображенский Б. С., Попова Н. А., Закусов В. В., Шерешевский Н. А., Майоров Г. И. и другие привлеченные по этому делу полностью реабилитированы в предъявленных им обвинениях во вредительской, террористической и шпионской деятельности и в соответствии со ст. 4 п. 3 Уголовно-Процессуального Кодекса РСФСР из-под стражи освобождены.

Лица, виновные в неправильном ведении следствия, арестованы и привлечены к уголовной ответственности".

Сказать, что народ был изумлен, значило ничего не сказать. Конечно, партия и правительство, хоть и редко, признавали свои ошибки и в прошлом. Например, после массовой коллективизации, как известно, в 1930 году появилась сталинская статья "Головокружение от успехов", где критиковались неверные методы создания колхозов. Однако в ней речь шла о корректировке линии партии, ведущей к правильной цели. А в деле врачей линия партии развернулась в противоположную сторону. Причем безо всякой предварительной пропагандистской подготовки. Лишь после "сообщения МВД" газеты начали довольно неуклюже опровергать свои собственные выступления, которые читатели еще не успели забыть.

"Как могло случиться,— писали "Известия",— что в недрах Министерства государственной безопасности СССР, призванного стоять на страже интересов Советского государства, было сфабриковано провокационное дело, жертвой которого явились честные советские люди, выдающиеся деятели советской науки? Это произошло прежде всего потому, что не на высоте оказались руководители бывшего Министерства государственной безопасности. Они оторвались от народа, от партии, позабыли, что являются слугами народа и обязаны стоять на стороне советской законности. Бывший министр государственной безопасности С. Игнатьев проявил политическую слепоту и ротозейство, оказался на поводу у таких преступных авантюристов, как бывший заместитель министра и начальник следственной части, непосредственно руководивший следствием, Рюмин, ныне арестованный. Рюмин поступал как скрытый враг нашего государства, нашего народа".

Народ сначала впал в полное недоумение. Однако затем все пошло по хорошо проверенному пути — люди начали писать письма партии, правительству и в редакции газет.

"ЦК партии разберется без участия и волнения народа"


Среди писавших нашлись те, кто сочувствовал арестованным врачам и искренне радовался их освобождению.

"Я,— писал москвич Вавилов,— как и многие советские люди, растроган справедливостью, честностью, гуманностью акта нашего дорогого, любимого Правительства. Исправить ошибку перед всем миром — это ли не сила нашего строя, это ли не превосходство коммунистического мировоззрения над буржуазным! В руках таких замечательных людей, как тт. Маленков, Берия, Молотов и др. соратников И. В. Сталина, государственная власть есть великое средство народного благополучия и спокойствия, залог наших дальнейших успехов. Да здравствуют Партия и Правительство!"

Но куда больше было недовольных. Евреи практически единогласно возмущались недавней газетной кампанией. В редакцию "Правды", например, пришло письмо из Куйбышева:

"Коли вы несете хоть какую-нибудь ответственность за свои антисемитские, погромные статьи и сообщения, если вы действительно орган коммунистической партии, то вы обязаны выступить на страницах своей же газеты с недвусмысленным и честным разъяснением своего поведения до сообщения министерства внутренних дел СССР, переданного по радио и объявленного в газетах 4 апреля 1953 года, о реабилитации группы наших знаменитых врачей и профессоров.

Кстати, и у "Крокодила", издающегося у вас, "рыло в пуху". Он тоже обязан оправдаться перед народом за свою передовую статью "Отравители", напечатанную в N3 от 30-го января 1953 года, статью, грубо и нагло попирающую нашу советскую конституцию. "Крокодил" в этой передовице прямо призывал и проповедовал расовую и национальную ненависть, совсем недвусмысленно кивая на "единокровных братьев и сестер... порождение все того же Иуды".

Стыд, срам, товарищи, вместо классового подхода воспитывать национальную ненависть и рознь. Не это нам завещал Ленин. Вы отступили от марксизма, от заветов Ленина. Вы ложно и неправильно, тенденциозно, в духе царского "Союза русского народа" и "Союза Михаила-архангела", Пуришкевичей и Марковых ориентировали наш советский народ и вели погромную пропаганду.

Вы повинны в дискриминации целого народа, давшего революции так много (Маркс, Свердлов, Урицкий и много других), давшего более 100 человек Героев Советского Союза, давшего сотни и сотни лауреатов Сталинских премий, принесшего в борьбе с фашизмом наибольшие жертвы, более 6 миллионов человек.

Видимо, и взрыв бомбы в нашем полпредстве в Израиле тоже чудовищная провокация той же самой шайки фашистов, "истинно русских" людей, орудовавших бесконтрольно в бывшем министерстве госбезопасности.

Народ ждет от вас, товарищи, прямого и честного ответа по всем этим вопросам и большевистского признания допущенных вами таких грубых и чреватых огромными последствиями, прямо-таки контрреволюционных ошибок".

Однако большинство писавших в Москву придерживалось совершенно иного мнения. "Как нехорошо получилось с делом врачей-вредителей,— недоумевали ленинградские читатели газеты "Правда".— Сначала раздули это дело. Говорили, что Виноградов и др.— старые агенты американской разведки, а потом оказалось, что все они честные люди... Да, евреи еще нигде не пропадали, они и здесь сумели вывернуться! Дело не обошлось без кумовства!"

А рабочие механического цеха НКЗМ имени Сталина писали в Москву:

"Как могло произойти, что изверги, убийцы в облике человека оправданы? Это вызвало возмущение всего советского народа, который горячо любит свою Родину, свое правительство, своего любимого, дорогого вождя, отца, друга и учителя Иосифа Виссарионовича Сталина, которого уже нет и который, наверное, тоже был уже давно отравлен этими убийцами и поэтому так безвременно скончался. Хотя убийцы и оправданы, но весь народ их не оправдывает, так как не оправдывает и привилегии евреям в нашей стране. И если правительство этого не знает, то мы обращаем внимание на это, чтобы отдать должное врачам-убийцам и всем евреям, живущим за счет остальных народов нашей страны. Однако мы все же надеемся, что наше правительство, прислушиваясь к народу, примет соответствующие меры".

Ко всему прочему среди части населения начались панические настроения. Причем почти такие же, какие царили среди евреев несколькими неделями ранее:

"После сегодняшней передовой "Правды" нужно ожидать массовый арест русских людей, совершенно невинных, под всякой кляузой евреев. Когда эта нация успокоится и когда не будет русский народ из-за нее страдать? Ежели бы эта нация не была в СССР, то еще больше было бы инициативы у русского народа. Почему другие нации нам голову не морочат? Возьмем хотя бы татар — все честно работают и честно защищали родину во время войны. А эта нация всю жизнь нам голову морочит. Прошу учесть и не топить русский народ за евреев. Мы еще годимся".

Когда же в июне того же 1953 года арестовали Берию, было объявлено, что этот враг народа сознательно дискредитировал органы госбезопасности. Получалось, что он оправдал врачей-убийц именно из этих соображений. Народ окончательно перестал понимать, что же происходит в стране.

Наверное, настроения тех, кто чуть больше других понимал, что же в действительности происходит, выразил автор анонимного письма в "Правду", по всей видимости работавший в МВД:

"Просим вас больше не помещать в газете, органе Центрального Комитета КПСС, подобных сообщений, как сообщение Министерства внутренних дел СССР от 4.IV-53 г. Это сообщение вызвало у всех рабочих прежде всего тревогу и страх за те ненормальные отношения и полностью дискредитировало наши органы госбезопасности...

Неужели эти несчастные профессора, если они оказались не вредителями, стоят того, чтобы волновать так умы наших рабочих.

Сейчас, особенно после смерти товарища Сталина, нужно дать понять народу, что у нас и в государственном аппарате, и в КПСС, и в аппарате госбезопасности — везде должна быть налажена работа еще крепче, чем при жизни товарища Сталина. За все время существования советской власти еще никто не порочил так наши органы госбезопасности. От этой статьи пахнет еврейским базаром и междоусобицей между министерствами, и она вовсе недостойна того, чтобы ее в таком виде помещать в центральный печатный орган нашей партии...

Тов. редактор! Просим вас передать в ЦК КПСС от авторов этого письма просьбу: не разрешать на страницах центрального партийного органа освещать междуведомственные междоусобицы. В этом разберется ЦК партии без участия и волнения народа".

ПРИ СОДЕЙСТВИИ ИЗДАТЕЛЬСТВА ВАГРИУС "ВЛАСТЬ" ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕРИЮ ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРИАЛОВ В РУБРИКЕ АРХИВ

подписи

Советские граждане успешно подхватывали и развивали в письменной форме любые вводные властей по делу о врачах-вредителях (на фото — отдел писем газеты "Правда")

Смерть отца всех народов (вверху) и дальнейшие крутые повороты линии партии привели к тому, что жертвы давних (внизу, 1903 год) еврейских погромов и недавних гонений стали искать обидчиков и среди чужих, и среди своих

Заявление Министерства внутренних дел о том, что все обвинения в деле врачей-вредителей признаны "ложными, а документальные данные... следствия — несостоятельными", вызвало у трудящихся самые разные эмоции

Любители эпистолярного жанра быстро переходили от критики "некоторых работников Кремлевской поликлиники" (вверху) к гневным выпадам в адрес их преследователей (на фото справа — министр государственной безопасности Семен Игнатьев)

Возмущение, охватившее читателей даже в самых отдаленных районах СССР (внизу), вылилось не только в требования извинений, в том числе и от редакции журнала "Крокодил" (вверху), но и в призывы улучшить работу "в государственном аппарате, и в КПСС, и в аппарате госбезопасности" (на фото справа)

Комментарии
Профиль пользователя