Коротко

Новости

Подробно

""Имеди"не будет заниматься политикой, в которую Бадри заманил Борис Абрамович Черт"

Джозеф Кей объяснил, как он стал наследником Бадри Патаркацишвили

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Джозеф Кей, которого семья Бадри Патаркацишвили обвинила в попытке захвата его активов (подробно об этом "Ъ" рассказывал 24 и 25 марта), утверждает, что покойный олигарх завещал ему собрать свое имущество по всему миру, с тем чтобы потом разделить его между родственниками. В интервью корреспонденту "Ъ" ЮРИЮ Ъ-СЕНАТОРОВУ ДЖОЗЕФ КЕЙ заявил, что вмешавшийся в это дело Борис Березовский пытался заманить его в Белоруссию. В этой стране под арестом уже находится адвокат Джозефа Кея Эммануил Зельцер.


— Господин Кей, вас обвиняют в попытке захвата собственности покойного Бадри Патаркацишвили с использованием поддельных завещания и доверенности на управление его активами. Именно с этим многие связывают и задержание в минском аэропорту адвоката Эммануила Зельцера и его секретаря. Вы не могли бы прояснить ситуацию с завещанием и доверенностью?

— Давайте начнем с того, что Эммануил Зельцер являлся и является юристом Бадри Патаркацишвили, так как был знаком с ним более 13 или даже 14 лет и вел некоторые из его дел в Соединенных Штатах. Причем господин Зельцер занимался вопросами господина Патаркацишвили вплоть до его смерти в феврале этого года.

— Не могли бы уточнить, какими именно делами господина Патаркацишвили занимался юрист Зельцер?

— Мне сложно однозначно дать на этот вопрос ответ. Если честно, то не знаю.

— А как вы познакомились с Эммануилом Зельцером?

— Если я не ошибаюсь, это произошло в 90-х годах прошлого столетия. А точнее, в 1993 или 1994 году покойный Бадри Патаркацишвили познакомил меня с ним. С тех пор Эммануил Зельцер был и моим юристом.

— Откуда вам стало известно о завещании Бадри Патаркацишвили?

— Так получилось, что, когда скончался Бадри, на второй или третий день ко мне пришел господин Зельцер и сообщил, что Бадри Патаркацишвили оставил после себя завещание. Он составил завещание у господина Зельцера в Нью-Йорке. Точную дату я не могу припомнить, но, кажется, это было в ноябре прошлого года. А вообще, насколько я знаю, Бадри Патаркацишвили составил не одно завещание начиная с 2000 года, после того как уехал из Москвы. Некоторые завещания Бадри постоянно правил, заново переписывал, советуясь со мной, так как мы с ним были очень близки. Но когда именно он их писал, я точно вспомнить не смогу. Но вы, я думаю, знаете, что только последнее завещание имеет юридическую силу и считается законным.

— Вы это завещание сами видели?

— Да. Потому что господин Зельцер приехал ко мне и показал и завещание, и доверенность, согласно которым я становлюсь распорядителем всего его имущества. То есть в мои обязанности, согласно завещанию и доверенности на распоряжение имуществом, входило то, что я должен собрать все имущество и активы Бадри воедино и раздать именно так, как это записано в завещании.

— А кому раздать, если не секрет?

— Речь как раз и идет о том, что сперва надо дождаться решения суда, который подтвердит мои полномочия. И как только он подтвердит, что я являюсь именно тем, кем я являюсь, то я начну действовать в рамках закона.

— А какой суд должен подтвердить ваши полномочия?

— А я не знаю, в какой суд подал господин Зельцер. Да это и не важно. Как только Эммануил Зельцер покажет судебное подтверждение, я начну действовать.

— Не могли бы вы пояснить, с какой целью летел в Минск ваш юрист Эммануил Зельцер и почему он был арестован по обвинению в использовании поддельных документов и покушении на мошенничество?

— Это мне очень хорошо известно. Произошло следующее. Борис Березовский, который вам хорошо известен и которого, позвольте, я буду называть чертом, 11 марта вызвал к себе в Лондон Эммануила Зельцера, с тем чтобы организовать встречу с госпожой Гудавадзе (Инна Гудавадзе — вдова Бадри Патаркацишвили.— "Ъ"). Однако этому черту захотелось увидеть и убедиться в существовании завещания, которое на второй-третий день после смерти Бадри Патаркацишвили было показано в Лондоне Инне Гудавадзе. Что в принципе господин Зельцер и сделал. Кстати, когда Эммануил Зельцер ставил ее в известность о существовании завещания, там присутствовал и я.

— А какая была реакция госпожи Гудавадзе на завещание?

— Да никакой реакции, потому что у нее только что муж скончался. Но я хотел бы вернуться назад. Так вот Березовский якобы хотел организовать встречу Инны Гудавадзе и Зельцера (а она Зельцера недолюбливала), и этот черт заявил моему юристу: "Ты знаешь, Эммануил, вот если бы ты сейчас срочно поехал в Белоруссию, так как у Бадри там крупный бизнес, нефтеперерабатывающий завод. А то как бы Лукашенко не выставил его на продажу. Нужно срочно туда ехать и доказать легитимность бизнеса Бадри и кто будет продолжать им заниматься. Как-никак за нефтеперерабатывающий завод заплачено $148 млн, а к концу года он уже будет стоить $1 млрд".

— Вы присутствовали при этом разговоре?

— Это я вам рассказываю со слов господина Зельцера. Я был крайне против того, чтобы он общался с господином Березовским. Это раз. И второе — я был крайне против того, чтобы Зельцер вообще доверял ему. В какой-то момент я даже заявил Эммануилу, что начинаю сомневаться в его лояльности, и спрашивал его: "А на кого ты работаешь?" Потому что Березовский изначально говорил Зельцеру, что в Белоруссию должен ехать не он, а именно я. То есть чтобы меня там арестовали. Понимаете? А получилось, что туда полетел Эммануил Зельцер, причем на личном самолете Березовского. А в самолете было три человека — Зельцер, Функ и, наверное, вы знаете, некий гражданин Израиля, человек Березовского Анатолий Моткин, который занимался предвыборной кампанией Бадри Патаркацишвили в Грузии. И этого Моткина не арестовали. А я вот вас хочу спросить: если документы о завещании и моих полномочия были нелегитимны, почему этот дьявол не арестовал моих людей в Лондоне и Нью-Йорке, куда он посылал своих юристов их изучать?

— Возвращаясь к завещанию, о чем все-таки в нем говорилось?

— Ну если оно выписано на меня и если суд это подтверждает, тогда мне дается право конкретно собирать все имущество Бадри Патаркацишвили по всему миру и потом дальше распределять это имущество так, как он написал в своем завещании. В нем все имущество и активы отписаны семье и близким родственникам. Это и его матери и сестрам — чужих людей в завещании нет.

— Если суд еще не подтвердил ваше право на активы Бадри Патаркацишвили, то как же тогда грузинская телекомпания "Имеди" оказалась под вашим контролем и что вы намерены с ней делать?

— Я не очень хотел бы комментировать эту ситуацию, но скажу: я просто купил ее акции. Точную дату я не помню, потому что этим занимались мои юристы. О сумме сделки говорить тоже не хочу, это коммерческая тайна. А куплена телекомпания была по абсолютно легитимной схеме, и в дальнейшем она не будет заниматься политикой, в которую Бадри Патаркацишвили заманил Борис Абрамович Черт. Это будет чисто информационный канал вещания, без политики, которым я и собираюсь руководить.

— А вы пробовали договориться с господином Березовским?

— Я хочу сказать, что однажды, когда Борис Абрамович задал мне вопрос: "Джозеф, а что, ты считаешь, я представляю опасность для твоей жизни?" — я ему ответил: "Борис Абрамович, вы не только для моей жизни представляете опасность, я считаю, что вы представляете опасность для всего мира".

Интервью взял Юрий Ъ-Сенаторов



Комментарии
Профиль пользователя