Коротко


Подробно

Богемное место

Городок Биарриц расположен на атлантическом побережье Франции у подножия Пиренеев примерно в 40 км от столицы испанских басков Сан-Себастьяна. Биарриц — один из самых известных курортов Старого Света. Еще с середины XIX века сюда приезжали принимать грязевые ванны и играть в гольф. А с начала XX века в эту туристическую инфраструктуру органично вписались отель и казино "Бельвю де Биарриц". Об истории этого игорного заведения рассказывает Ольга Хвостунова.


Строительство здания, в котором позднее разместилось казино, начал в 1855 году известный архитектор Альфонс Бертран. Особняк предназначался для поэта Раймундо Бенито де Монфора. Однако простояло здание недолго: случившийся в 1886 году пожар полностью уничтожил и саму постройку, и все, что находилось рядом. Спустя год здание отстроили и отделали по образу и подобию казино "Де Монте-Карло" (первый игорный дом в Европе). Торжественное открытие "Бельвю де Биарриц" состоялось 10 августа 1901 года, после чего сюда вновь стали приезжать знатные и состоятельные любители игры.

Русский аристократ Поль Мещерский, проведший здесь в начале XX века не один сезон, так описывает в своих воспоминаниях кодекс курортной жизни в Биаррице, соблюдать который был обязан любой отдыхающий: "Подняться в 11 утра. Отправиться фланировать по улочке Испано на Коте де Баск, заглядывая в местные ремесленные лавки. Неспешно выйти к Гранд Пляж, выпить анисового ликера в рыбацком порту, прокатиться на барке вдоль бухты Старого порта, прогуляться по скалистому берегу Гетари. Ровно в час заглянуть на коктейль в Бар Басков (обязательный дресс-код — белоснежный спортивный костюм), затем отобедать в отеле, лениво пролистывая местную "Газету Биаррица". Посплетничать за чашечкой чая в салоне одной из курортных красоток, а в 5 пополудни сыграть партию в гольф с каким-нибудь заезжим герцогом или в поло с отпрыском семейства Ротшильдов. Около 10 вечера поужинать в Пале в обществе миллионеров и особ королевских кровей, а завершить день, разумеется, в казино Бельвю де Биарриц".

С самого своего открытия казино стало центром курортной жизни. Типичный вечер в "Бельвю" обычно протекает так. В зале малых игр завсегдатаи обсуждают городские новости, делая небольшие ставки в пти-шво. Дамы играют в домино, посверкивая перстнями. Террасы казино пустеют к двум часам ночи: игроки собираются в залах для баккара. Атмосфера накаляется: ставки растут, игроков охватывает азарт, их руки дрожат, дыхание становится прерывистым. Но на лицах написано спокойствие и даже равнодушие к происходящему: считать деньги здесь не принято, главное — произвести на окружающих впечатление бонвивана и хозяина положения. И вдруг вздох проносится над столами: кто-то выиграл 200 тысяч франков! Счастливчик медленно сгребает фишки и не торопясь направляется за выигрышем. Завтра он может так же легко проиграть вдвое больше.

В начале века в "Бельвю" можно было встретить Чаплина, Черчилля, Хемингуэя. Осень и зима в Биаррице традиционно считались "русскими сезонами": в это время года сюда съезжались члены русского императорского двора (императрица Мария Федоровна и морганатическая вдова Александра II княгиня Юрьевская), купцы Морозов и Рябушинский, писатели Набоков и Чехов, Георгий Иванов и Ирина Одоевцева, на собственной вилле отдыхал Федор Шаляпин.

Особым поводом для гордости держатели "Бельвю де Биарриц" всегда считали его развлекательную программу. На сцене казино часто давала представления знаменитая "Комеди Франсез", концертировали оперные примы и лучшие джаз-банды. Здесь выступала легендарная Сара Бернар, а в августе 1932 года оглушительный успех имел оркестр, которым дирижировал Игорь Стравинский.

Завсегдатаи казино, принадлежавшие к кругу избранных, были увлечены своей жизнью и не очень интересовались тем, что происходило в мире. В 1929 году здесь могли с недоумением поинтересоваться, кто такой Гитлер, или с энтузиазмом рассуждать о великом будущем британской колонии в Индии. В начале второй мировой "Бельвю" стало пристанищем людей, демонстративно игнорировавших войну: оккупированная Франция страдала от фашистского террора, а здесь как ни в чем не бывало танцевали чарльстон, фокстрот и степ, что очень осуждалось в Париже.

Казино недолго испытывало на себе последствия военного времени: к 1950 году состоятельная публика снова стала стекаться в Биарриц. Однако в августе 1957-го здание казино и соседние постройки сгорели дотла. Долгое время это место находилось в запустении, и только в начале 1990-х на него обратил внимание муниципалитет, имевший грандиозные планы застройки Биаррица. Мэрия решила возвести здесь гостинично-развлекательный комплекс, но встретила неожиданно мощное сопротивление со стороны "старой гвардии" Биаррица в лице Дидье Боротра. В марте 1991 года Боротра занял пост мэра города и тут же взялся за реконструкцию казино, предполагавшую не просто воссоздание его прежнего архитектурного облика, но возврат к самой концепции казино как средоточия богемной жизни французской Атлантики.

Мэрия объявила конкурс на лучший архитектурный проект отеля-казино. После нескольких этапов из 36 заявок было выбрано 4. В марте 1992 года муниципальный совет огласил решение жюри: победил проект, разработанный командой Франсуа Ломбара в составе нескольких архитекторов, художника, декоратора, инженеров и мастеров по свету и акустике. В июне 1994 года реконструкция здания и прилегающей территории (на ней соорудили два водохранилища, построили площадь и подземный паркинг на 500 машино-мест, разбили сад) завершилась, и двери казино Биаррица в очередной раз открылись для самой взыскательной публики.

Сегодня Биарицц — фешенебельный бальнеологический курорт, модный центр талассотерапии и столица ежегодного фестиваля серфингистов, поскольку именно здесь летом 1957 года (того самого, когда сгорело предыдущее здание казино) несколько смельчаков впервые прокатились по волне на досках.

"НАСТОЯЩАЯ ИГРА". Приложение от 26.03.2008, стр. 14
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение