Коротко

Новости

Подробно

Либерал-губернаторы

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 30

На прошлой неделе архангельский парламент утвердил новым главой области бывшего мэра Якутска Илью Михальчука. Судя по всему, он стал последним губернатором, назначенным Владимиром Путиным. Следующих будет выбирать уже Дмитрий Медведев. И именно назначение лояльных лично ему лидеров может стать для нового президента едва ли не единственным способом укрепления реальной власти.


Как будут распределяться на практике полномочия между президентом Медведевым и премьером Путиным, пока не ясно. Многие россияне, если верить опросам, уверены, что будущий премьер сохранит за собой роль национального лидера и, соответственно, реальные рычаги управления государством. Некоторые политологи в этом сомневаются и предрекают, что рано или поздно между нынешним президентом и его преемником начнется борьба за лидерство — открытая или закулисная.

Правда, ресурсов в такой борьбе у Медведева будет не так уж много. Перетянуть на свою сторону силовиков ему наверняка не удастся. Условный баланс чекистов и либералов, лежащий в основе нынешней системы сдержек и противовесов, скорее всего, сохранится и в новой властной конструкции — с той лишь разницей, что сам Владимир Путин, который прежде оставался над схваткой, теперь сможет более откровенно связать себя с силовиками. Крупный бизнес тоже вряд ли рискнет сложить все яйца в одну — медведевскую — корзину. Бизнесменам, конечно, близки рассуждения нового президента о верховенстве закона и снятии чрезмерных административных барьеров. Но избрание Медведева ничуть не снизило активности силовиков в экономической сфере (например, на прошлой неделе были произведены выемки документов в московском офисе нефтяной компании ТНК-BP), и в этих условиях проявления политической самостоятельности от предпринимателей ожидать вряд ли стоит.

В этой ситуации едва ли не единственной реальной силой, на которую мог бы опереться новый глава государства в возможной борьбе за власть с премьером, станут региональные лидеры. Ведь, несмотря на значительное ограничение их прав и фактическое выдавливание из федеральной политики, на местном уровне губернаторы в большинстве своем по-прежнему авторитетны и уважаемы. Да и в глазах простых россиян главы регионов уступают по политическому весу разве что президенту с премьером, но превосходят, скажем, федеральных министров или депутатов Госдумы. Не случайно в ходе недавнего опроса ВЦИОМа 45% респондентов предположили, что новый президент будет опираться именно на губернаторов. Опоры на силовиков ждут от него лишь 25%, а на госчиновников — 16%.

С другой стороны, приобрести поддержку в регионах Медведеву будет, возможно, легче, чем провести своих людей на федеральные посты. Ведь правительство, сформированное после майской инаугурации нового президента, станет именно правительством Путина — в отличие от большинства предыдущих кабинетов, состав которых определял в первую очередь президент. А кремлевская администрация, где у Медведева, видимо, будет больше кадровой свободы, при сильном правительстве уже не сможет оказывать на политику премьера и его министров столь же заметного влияния, как это было прежде.

Разумеется, Путин и его окружение наверняка постараются отстоять свои интересы и при назначении губернаторов. Но, во-первых, участие в этой процедуре премьера действующим законодательством не предусмотрено — опять-таки в отличие от назначения вице-премьеров и министров, кандидатуры которых, согласно Конституции, предлагает президенту председатель правительства. А во-вторых, поводы для смены глав регионов возникают гораздо чаще, чем аргументы в пользу замены министров. И значит, обновлять губернаторский корпус Медведев сможет постепенно, отправляя нынешних региональных лидеров в отставку вроде бы по объективным причинам, будь то истечение срока полномочий, почтенный возраст либо явные проколы в работе. И если исходить из этого алгоритма, то предположить фамилии первых кандидатов на вылет можно уже сейчас.

Губернаторская статистика на сегодняшний день выглядит так. Всего в России 83 губернатора, 73 из которых утверждены по новой процедуре — региональными парламентами по представлению президента РФ. Остальные 10 были избраны всенародно в 2003-2004 годах, и их полномочия истекут в ближайшие два года. Назначенных лидеров также можно разделить на две категории: 45 из них ранее избирались на свои посты всенародно (в том числе 30 — еще при президенте Борисе Ельцине), а 28 были впервые наделены полномочиями уже после отмены губернаторских выборов.

Исходя из этой классификации легко предположить, что первые "медведевские" главы регионов займут места последних избранных. Тем более что снимать явно есть за что: сам факт непереназначения, как правило, означает, что Кремль имеет к этим лидерам серьезные претензии и потому не позволил им, подобно большинству их коллег, досрочно обратиться к президенту с вопросом о доверии. А поскольку эти претензии выдвигались именно соратниками Путина (включая и силовиков), подобные отставки можно будет даже расценить как прилежное выполнение президентом Медведевым заветов его предшественника.

Первая замена, судя по всему, случится уже в сентябре 2008 года, когда истекут полномочия президента Карачаево-Черкесии Мустафы Батдыева. На него еще с 2004 года имеет большой зуб один из ближайших соратников Путина, министр регионального развития Дмитрий Козак, которому в бытность полпредом президента в Южном федеральном округе приходилось лично спасать Батдыева от гнева разъяренных земляков, дважды захватывавших здание республиканского правительства. Правда, в последние два года подобных эксцессов уже не случалось, а на минувших федеральных выборах КЧР отдала более 90% голосов за "Единую Россию" и Медведева. Так что слабая надежда на отмену уже вроде бы вынесенного приговора у Батдыева еще есть.

Свои скелеты в шкафу имеются и у ряда других членов "избранной десятки". Николай Шаклеин (Кировская область) проштрафился в декабре 2007 года, обеспечив единороссам лишь 55,4% голосов (хотя в марте 2008-го выводы были сделаны — Медведев получил уже 76,3%). Против Алексея Лебедя (Хакасия) летом 2006 года было возбуждено уголовное дело по подозрению в злоупотреблении служебными полномочиями (позднее, правда, спущенное на тормозах). Михаил Кузнецов (Псковская область) получил "черную метку" осенью прошлого года, когда в отличие от шести десятков других губернаторов не заслужил чести возглавить региональный список "Единой России". А коммунист Николай Максюта (Волгоградская область) ненавистен Кремлю самим фактом своего существования, а заодно и тем, что трижды выигрывал губернаторские выборы у кандидата от партии власти.

Вслед за последними всенародно избранными истекут пятилетние сроки полномочий и у губернаторов, переназначенных по новой процедуре в 2005-2006 годах. С одной стороны, в эту группу входят многие политические тяжеловесы ельцинской эпохи, "свалить" которых не смог даже Владимир Путин. С другой — их замена при Медведеве может выглядеть естественно в связи с их преклонным возрастом. Ведь, скажем, Минтимеру Шаймиеву (Татария), Муртазе Рахимову (Башкирия), Егору Строеву (Орловская область), Эдуарду Росселю (Свердловская область) и Юрию Лужкову (Москва) уже перевалило за 70. Правда, продвинуть на их место преданных лично ему людей новому президенту будет непросто, поскольку экономически мощные регионы в любом случае останутся в зоне жизненно важных интересов Путина и его окружения.

Зато куда спокойнее может пройти смена тех долгожителей, которые в своих регионах особых успехов не добились. К примеру, Александр Черногоров (Ставропольский край) возглавляет единственный субъект РФ, где на выборах в местный парламент "Единая Россия" проиграла "Справедливой". Похожие проблемы с недостаточно высокой поддержкой партии власти, но уже на федеральных выборах случались в Хабаровском крае (Виктор Ишаев), Мурманской (Юрий Евдокимов) и Томской (Виктор Кресс) областях. А вот Калмыкия под руководством Кирсана Илюмжинова, напротив, регулярно выдает неплохие проценты голосования за партию власти, но столь же регулярно становится местом политических скандалов с уголовным подтекстом.

Особая статья — это губернаторы, которых можно считать верными путинцами и у которых в ходе всего медведевского первого срока, скорее всего, будет статус неприкосновенных. К таковым можно в первую очередь отнести Александра Ткачева (Краснодарский край): если он не уйдет на повышение, то почти наверняка досидит на своем месте до сочинской Олимпиады-2014. Столь же высоким доверием Путина пользуются Валентина Матвиенко (Санкт-Петербург), губернаторской карьере которой тоже может помешать лишь назначение в федеральное правительство, и Рамзан Кадыров (Чечня), к которому нынешний президент относится почти по-отечески с момента гибели в результате теракта в мае 2004 года его отца Ахмата Кадырова. Наконец, веру Путина в дееспособность Мурата Зязикова (Ингушетия), похоже, не способны поколебать ни громкие выступления местной оппозиции, ни регулярные вылазки боевиков.

Впрочем, действиям верных путинцев Дмитрий Медведев способен противопоставить поддержку верных медведевцев, в число которых могут войти не только губернаторы, выдвинутые новым президентом, но и некоторые из путинских назначенцев. Прежде всего речь идет о молодых региональных лидерах, пришедших во власть из бизнеса, которым близки и понятны либеральные установки нового президента. В их число можно включить, к примеру, Александра Хлопонина (Красноярский край), Дмитрия Зеленина (Тверская область), Георгия Бооса (Калининградская область) и Михаила Меня (Ивановская область). Конечно, за время губернаторской работы они вполне могли пропитаться лояльностью Владимиру Путину. Но с этой проблемой Дмитрию Медведеву — если он, конечно, действительно рискнет побороться за реальную власть в стране — наверняка придется сталкиваться неоднократно.

ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ


Комментарии
Профиль пользователя