Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Старая Россия на Дальнем Востоке


Русская провинция на сопках Манчжурии

       В Музее истории российского предпринимательства Экономической академии им. Плеханова проходит выставка "Прощание с русским Харбином", рассказывающая о жизни русской эмиграции в Китае. Вчера в музее собралась московская харбинская община.
       
       Харбин был основан в 1898 году. По договору с Китаем 1879 года Россия получила зону отчуждения вокруг будущей Восточно-Китайской железной дороги, административным центром которой и стал Харбин. После поражения армии Колчака в Харбин эмигрировало 175 тысяч беженцев. В 1926 году Манчжурия была оккупирована Японией, и город стал называться Великим Харбином. С этого времени начинается исход харбинцев в Шанхай и формирование там новой русской общины. В августе 1945 года десантные войска Первой дальневосточной армии маршала Мерецкова высадились в Харбине. Сейчас город стал промышленным центром Китая и активно перестраивается.
       
       История харбинской эмиграции изучена мало, и интерес к ней несоизмерим с пристальным вниманием к первой волне русской европейской эмиграции. В советских приключенческих фильмах и книгах Харбин чаще всего представлялся центром зловещих антисоветских заговоров, а история русского Китая, называемого Желтороссией, до сих пор относится к области легенд. В последние годы устраиваются выставки, посвященные жизни Харбина, публикуются поэты и писатели русского азиатского зарубежья, о существовании которых не подозревали даже филологи. И хотя среди харбинского литературного наследия встречаются достойные произведения и замечательные авторы, оно вряд ли уже войдет в историю русской литературы.
       Деление на провинцию и столицу существовало и в российском зарубежье — столицей европейской эмиграции, безусловно, считался Париж, центром эмиграции провинциальной, азиатской был Харбин. Этот город напоминал Санкт-Петербург, так как строился по регулярному плану — центральный Китайский проспект перпендикулярно пересекали улицы (Славянская, Лесная, Биржевая, Ямская, Казачья). Но, конечно, он гораздо больше походил на русский провинциальный город, чем на столицу империи. И этим сходством харбинцы гордились. Долгое время город оставался единственным местом, где сохранялся уклад русской уездной жизни, разрушенный революцией. Если в Париже или Берлине процесс ассимиляции был неизбежен, то в Харбине китайское окружение скорее способствовало сохранению автономии русского быта и культуры. Более того, китайская бытовая культура испытывала на себе значительной воздействие культуры русской.
       Главное даже не в том, что КВЖД была первой протяженной железнодорожной магистралью в Китае, что Харбин стал первым из китайских городов с водопроводом и канализацией, что русские промышленники начали освоение полезных ископаемых в Китае. Показательны мелочи — русские приучили китайцев есть мороженое, мастерить ледяные скульптуры, пить пиво и строить универмаги. Единственное, к чему русским до поры до времени не удалось пристрастить китайцев, так это к русской водке, хотя "Чуринская", была так же популярна на Востоке, как "Смирновская" на Западе.
       Русское большинство в Харбине сосуществовало с китайским меньшинством весьма мирно — китайцы охотно служили в русских домах поварами и прислугой. Азиатская эмиграция была богаче и благополучней европейской. В одном Харбине существовало более 1800 российских промышленных предприятий. Некоторые исследователи склонны объяснять успехи русского предпринимательства влиянием конфуцианства, допускающего праведность богатства.
       История Харбина предоставляет соблазн для любителей сослагательного наклонения, которого, как известно, история не терпит. Можно думать, что Харбин 20-30-х годов представлял то общество, которое могло бы существовать в России, если бы результат гражданской войны был иным. Недаром Сталин регулярно требовал докладов о ситуации в двух зарубежных эмигрантских столицах — Париже и Харбине.
       Автономность и удаленность Харбина, живущего по дореволюционным законам, обусловила автономность культуры и ее закрытость. Хотя уровень ее очевиден и объясним — в Харбине существовало 14 высших учебных заведений (среди которых и Харбинский политехнический институт, готовивший инженеров для КВЖД), консерватория и музыкальные классы, здесь выходило более сорока газет и журналов. Кстати, пестующие традиции харбинцы до 1943 года сохраняли старую русскую орфографию, а когда в Москве снесли Иверскую часовню, в Харбине возвели ее копию.
       Однако закрытость, которая помогла сохраниться русской культуре в Харбине, имеет и оборотную сторону — теперь эта культура, о которой известно чрезвычайно мало и которая связана с метрополией весьма опосредованно, исчезла. Литература и культура эмиграции традиционно ассоциируются с европейскими центрами, вероятно, потому, что именно в Париже, Берлине и Праге собрались все наиболее известные деятели русской художественной культуры. О Харбине или Шанхае вспоминают чаще всего в связи с пребыванием там Шаляпина или Вертинского, что составляет не более чем эпизод в их биографиях и истории русского Китая. Отчасти харбинские традиции сохраняются в Австралии, куда незадолго до "Культурной революции" переселились из Китая потомки русских эмигрантов.
       
       НАТАЛИЯ Ъ-ОСИПОВА
       ОЛЕГ Ъ-БОБИН
       

Комментарии
Профиль пользователя