Коротко

Новости

Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

Евгений Сатановский


президент Института Ближнего Востока


Выборы в Иране не формальное мероприятие, как может на первый взгляд показаться. Те, кто полагает, что там нет демократии, не знают Ирана. Демократия там исламская, но, безусловно, это демократия. Это не англосаксонская модель, которая позволяет в американской двухпартийной или британской трехпартийной системе передавать властные полномочия от команды к команде на протяжении поколений. Кроме того, это не израильский или континентальный европейский "коалиционный салат" вечного правительственного кризиса, который население не замечает. А также не турецкая избирательная система, при которой партии партиями, но армия следит за тем, чтобы государство оставалось таким, каким его завещал сохранить Кемаль Ататюрк. И, наконец, это не система арабская, когда главное — кто во главе страны, а король он, президент или лидер революции — неважно. Иранская избирательная система — это живой организм, раздираемый интригами. В нем сильно влияние "руководящей и направляющей силы" — религиозного истеблишмента, но давление "сверху" определяет не все. Исламская республика — "иерократия", в которой власть сконцентрирована в руках духовенства. Но насколько разобщены эти ряды! Иранский религиозный лидер — рахбар — может условно рассматриваться как аналог советского генерального секретаря, но в основе своей действующая в Иране система сильно отличается от памятного многим принципа работы ЦК КПСС: "система однопартийная, но многоподъездная".

В предвыборный период иранская "битва бульдогов под ковром" вышла на всеобщее обозрение. Из 7,5 тыс. кандидатов 2 тыс. не были допущены к выборам по причине сомнительной благонадежности. В конечном счете иранские либералы оказались обезглавлены. Оппозиция смогла выставить кандидатов лишь в трети (!) избирательных округов, изначально отказавшись от борьбы за провинциальные центры за счет попытки "прорыва" в Тегеране.

Особую пикантность иранским выборам придает раздробленность борющихся лагерей. То, что консерваторы, либералы и "умеренные" не могут добиться единства в собственных рядах,— еще полбеды. Проблема в том, что большое число кандидатов одновременно присутствуют в разных партийных списках, зачастую баллотируясь от партий, изначально принадлежащих к противоборствующим лагерям. Аналогом этого в российских условиях была бы ситуация, когда одни и те же люди шли бы на выборы от Компартии, СПС и ЛДПР.

14 марта в Иране столкнутся либералы, центристы и консерваторы. Первых представляют "Народное доверие", Коалиция реформаторов и Народная коалиция за реформы. Вторых — "Умеренность и развитие". Третьих — "Народный фронт независимых консерваторов", "Объединенный фронт консерваторов" и Всеобщая коалиция консерваторов. Почувствуйте разницу. Те, кто полагает, что иранским избирателям, особенно в провинции, удастся понять, чем все они отличаются друг от друга, заблуждаются. Остается констатировать: "шоу должно продолжаться". Демократия — бог современного мира, и выборы — пророк его. В том числе и в Иране.


Комментарии
Профиль пользователя