Коротко


Подробно

Тандемократия

2 марта российские избиратели утвердили в должности президента представленную Владимиром Путиным кандидатуру Дмитрия Медведева. Произойдет ли в 2012 году обратная процедура, будет во многом зависеть от того, насколько неожиданным окажется ответ нового президента на традиционный вопрос: who is mister Medvedev?


Оценивать последние события в России исходя из "оцифрованной" Центризбиркомом всенародной любви к преемнику вряд ли стоит. На самом деле либерально мыслящие люди, которые не считают прошедшие выборы выборами в нормальном смысле этого слова, никуда не делись. Меньшая их часть ушла на улицу митинговать и подставляться под дубинки ОМОНа, а другая, куда большая, снова решила "чуть-чуть" потерпеть — как делала это в течение нескольких столетий.

До революции либералы терпели, веря в неминуемое свержение царизма и приход царства свободы. Сразу после октября 1917-го они опять терпели, надеясь теперь уже на скорое падение большевиков. В конце 30-х терпели снова, ожидая, что вот-вот все поймут, что не может же быть в стране столько врагов народа. Хрущевскую оттепель перетерпели с мыслью о том, что власть все-таки сделает последнее усилие и перейдет от временных послаблений к настоящим реформам. Застойные 70-е — с уверенностью, что маразматичные старики из Политбюро в конце концов перемрут и вот тогда уже придут долгожданные новые времена. Ну а в 90-е терпели в ожидании того счастливого момента, когда тяжелые, но правильные реформы дадут результат и у нас сразу все станет так же хорошо, как на Западе.

Наконец, с середины 2000-х годов либералы начали терпеть в надежде на нового президента. Который рано или поздно придет и вернет — нет, не все, что было при Ельцине, но хотя бы те базовые права и свободы, которые мы в 90-е годы ошибочно посчитали неотъемлемыми (от слова "отнимать"),— свободу выборов, свободу СМИ, неприкосновенность собственности. И после наделения полномочиями президента Дмитрия Медведева, произведенного в полном противоречии с большинством общепризнанных демократических норм, эти надежды самым парадоксальным образом ожили.

Ожидание невозможного


Главный парадокс состоит в том, что никаких сколь-нибудь объективных оснований для появления подобных ожиданий вроде бы не существует. Выборы-2008 получились еще менее демократичными, чем переутверждение Владимира Путина на второй срок в 2004 году или даже первая операция "Преемник" в 2000-м. Никаких обещаний, перефразируя Александра I, что "при нем все будет как при дедушке", преемник никогда не давал и давать явно не собирался. Программные речи Медведева мало чем отличаются от предвыборных выступлений Путина образца 2000 года — причем исходя из прежнего опыта можно легко предположить, что либеральные посулы (поддержать независимые СМИ, снять препоны для бизнеса, гарантировать равенство всех перед законом) непременно воплотятся в жизнь с точностью до наоборот, зато жесткие установки (отстаивать национальные интересы во внешней политике, укреплять институты власти сверху донизу, не жертвовать порядком ради свободы) будут реализованы в буквальном смысле. И даже внешностью, жестами и походкой преемник все больше походит на своего предшественника.

Тем не менее эти ожидания перемен в обществе действительно возникли и уже зафиксированы социологами. Откуда-то ведь берутся 23% россиян, ожидающих, если верить "Левада-центру", от нового президента вполне либеральных реформ по снижению налогового бремени (против 13% аналогичных ожиданий от Путина в 2000 году), или 13%, рассчитывающих на сокращение влияния госмонополий (против 6% в 2000-м). И почему-то ведь снижается с 52 до 38% число тех, кто думает, что новый президент будет в своей деятельности опираться на силовиков, и, наоборот, возрастает с 10 до 16 процент тех, кто ждет от Медведева опоры на средний класс.

А если есть внутренняя установка на предчувствие перемен, то уже задним числом появляются и аргументы. Сначала простые и даже детские, опирающиеся на внешние впечатления, дескать, "не из силовиков" и просто "привлекательный человек" (19% в опросе "Левада-центра" против 10% у Путина в 2000-м). Потом в предвыборных речах обнаруживаются поначалу не замеченные, но кажущиеся теперь все более очевидными намеки.

"Свобода лучше, чем несвобода" как главный принцип политики нового президента — это разве не либеральный постулат? А пассаж про суды, выносящие неправосудные решения "по звонку" или "за деньги",— это ли не наезд на "басманное правосудие"? А слова о гуманизации правосудия и "смягчении мер пресечения до вынесения приговора" — это разве не про смертельно больного бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, прикованного к койке наручниками во избежание побега? И не Медведеву ли случайно отвечал Дзержинский районный суд Петербурга, когда 4 марта арестовывал на два месяца лидера местного "Яблока" Максима Резника за мифическое сопротивление работникам милиции?

А ведь было еще предложение заменить чиновников в советах директоров госкомпаний на "по-настоящему независимых директоров" (привет нефтянику Игорю Сечину и оборонцам Сергею и Виктору Ивановым). И признание заслуг тогдашней власти в преодолении кризиса 90-х годов, явно контрастирующее с ноябрьскими выпадами Путина в адрес "олигархического режима, основанного на коррупции и лжи". И наконец, фраза на экономическом форуме в Красноярске: "Просто воли и характера недостаточно. Нужны и равные возможности", прозвучавшая как ответ на строчку из путинского открытого письма к избирателям 2000 года: "Наша первая и самая главная проблема — ослабление воли".

И вот из всего этого и рождается смутное и совершенно иррациональное убеждение в том, что "Медведев лучше Путина". А потом из него вылупляется уже и нечто более материальное. Например, неожиданный для свободомыслящих Москвы и Петербурга 15-процентный (по сравнению с думскими выборами) прирост явки и более чем 70-процентная поддержка преемника, выдвинутого той самой "Единой Россией", которую три месяца назад жители обеих столиц удостоили жалких 50% голосов (см. таблицу). В итоге даже не сулящее ничего хорошего сходство Медведева с Путиным трактуется либералами оптимистически — в том смысле, что преемник окажется настолько похожим на своего предшественника, что, как и тот, со временем развернет курс предыдущего президента на 180 градусов.

Двуглавые перспективы


Как ни странно, при всей эфемерности и необоснованности этих ожиданий сам факт их появления в умах определенной категории россиян может стать, как говорили классики, движущей исторической силой. Ведь среди тех, кто до сих пор терпел и наступал на горло собственной либеральной песне, немало людей, уже сейчас достаточно "близких к телу", и они наверняка постараются донести свои мысли до нового президента, подтолкнуть его к тем действиям, которых они от него ожидают. И в какой-то момент количество вполне может перейти в качество.

Другой вопрос — как отнесутся к этому "либеральному давлению" Путин и его соратники-силовики, с которыми пока еще действующий президент активно общался во время президентской кампании, словно успокаивая их: "Я с вами, все под контролем, вам ничего не грозит..." А ответ на этот вопрос во многом зависит от того, как вообще будет функционировать новая конструкция тандемократии с Медведевым-президентом и Путиным-премьером. И какую степень свободы получит в этой конструкции новый глава государства.

Первые шаги к оформлению новой системы Путин сделал сразу после выборов. 3 марта он попросил Медведева начать разработку новой структуры исполнительной власти и, не дожидаясь инаугурации, взять на себя подготовку заседаний президиума Госсовета, что является одной из исключительных прерогатив президента. В тот же день Путин подписал указ "О статусе вновь избранного и не вступившего в должность президента РФ", которым предписал своей администрации "обеспечивать деятельность вновь избранного и не вступившего в должность президента РФ", а Федеральной службе охраны — "предоставлять вновь избранному президенту государственную охрану" и обеспечить ему "выделение официальной резиденции".

Таким образом, период "междуцарствия", который, например, в США нередко сопровождается конфликтами между избранным главой государства и его уходящим предшественником (см. справку), в России обещает быть мирным. Поэтому можно ожидать, что до инаугурации, намеченной на 7 мая, преемник подключится к решению еще нескольких задач президентского масштаба, а также примет участие в ряде встреч Путина с зарубежными лидерами (первая из них — с канцлером Германии Ангелой Меркель — должна была пройти 8 марта, уже после подписания в печать этого номера "Власти").

Но даже полное взаимопонимание двух президентов в переходный период не гарантирует сохранения этой идиллии после вступления Медведева в должность. Более того, последовательное выполнение новым главой государства своих предвыборных обещаний неизбежно приведет его к столкновению если и не лично с Путиным, то с его подопечными из силовых ведомств. И как, к примеру, будет действовать премьер Путин, если президент Медведев захочет снять прокурора, не желающего "гуманизировать правосудие", или судью, уличенного в принятии неправосудных решений "за деньги"? Что в этом случае перевесит — путинское желание сохранить баланс между различными властными группировками или медведевские планы обновления, реализации которых этот баланс объективно препятствует? И рискнет ли вообще новый президент отстаивать свое мнение, зная, что оно заведомо расходится с позицией премьера?

Ответить на эти вопросы, наверное, не сможет пока ни один предсказатель. Потому что в отличие от 2000 года мы сейчас толком не знаем не только "кто такой мистер Медведев", но и "каким будет мистер Путин". Ведь за последний год президент не раз доказывал, что все еще способен на непредсказуемые шаги. И почему бы, в конце концов, не предположить, что в новом качестве Путин станет "новым человеком", согласившись на хотя бы частичное раскручивание им же закрученных гаек?

Впрочем, если обойтись без традиционной российской веры в чудо, то куда более реалистичным пока представляется вариант, при котором в рамках тандемократии президент и премьер четко разграничат полномочия и будут действовать по известному принципу доброго и злого следователей. Путин продолжит, как и прежде, "мочить террористов в сортире", разоблачать тех, кто "шакалит у иностранных посольств", и обещать врагам России "от мертвого осла уши". А Медведеву достанутся борьба с нерадивыми чиновниками, регулярное повышение зарплат и пенсий, внесение в Госдуму поправок, смягчающих отдельные чересчур жесткие нормы законодательства, и выступление на международной арене с далекоидущими миролюбивыми инициативами. Конфликты при таком разделении труда будут полностью исключены, потому что пересечение границы между добром и злом в данном сценарии не предусмотрено, по крайней мере до тех пор, пока следователи не захотят поменяться ролями.

Что же касается либеральных перспектив, то их в этом случае может заменить давно напророченный теми же либералами левый поворот. Его предвестником можно считать фактическое возрождение в России "красного пояса" (см. карту), в который теперь в отличие от 90-х годов входят не только дотационные, но и экономически самодостаточные регионы, включая и те, что когда-то считались "полигонами реформ".

Правда, нынешний рост популярности левых во многом объясняется тем, что за Зюганова 2 марта голосовали и многие убежденные демократы — как за представителя единственной реальной оппозиционной силы. Но с тем, что левые настроения в обществе растут, согласны и социологи. Например, в том же опросе "Левада-центра" 66% респондентов пожелали новому президенту установить контроль над ценами (от Путина в 2000 году этого ждали лишь 30%), число сторонников пересмотра итогов приватизации выросло с 2000 года с 13 до 23%, а число приверженцев госрегулирования экономики — с 11 до 19%.

Кроме того, левый поворот, если уж на то пошло, устроил бы нынешних кремлевских силовиков в гораздо большей степени, нежели либеральный реванш,— естественно, за вычетом самых радикальных предложений вроде передела собственности. И даже с планом национализации ключевых отраслей они вполне могли бы согласиться, благо опыт фактического превращения государственных корпораций в частные у них уже есть. Ну а либералам в таком случае придется забыть о вдруг вспыхнувших надеждах и снова начать ждать — лет этак двадцать, пока 75-летний Путин не начнет подыскивать Медведеву преемника.

ДМИТРИЙ КАМЫШЕВ


Новый президент глазами современников

Несмотря на то что Дмитрий Медведев появился в большой российской политике относительно недавно, он уже успел стать персонажем современной политической литературы.


Наталия Геворкян, Наталья Тимакова, Андрей Колесников. "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным". Издательство "Вагриус", 2000.

"--...Кому вы доверяете?..

— Конечно, лучше, если есть возможность в чем-то убедиться на практике. Но давайте согласимся, что есть еще такое понятие, как чувство локтя. Вот с Ивановым такое чувство возникает. И с Николаем Патрушевым тоже, и с Димой Медведевым.

— Медведев возглавляет ваш предвыборный штаб. Он же тоже питерский?

— Он работал на кафедре гражданского права в Ленинградском университете, кандидат юридических наук, эксперт хорошего уровня. Во время работы с Собчаком мне там, в аппарате мэрии, нужны были люди. Я пришел за помощью к юрфаковцам, и они мне предложили Диму. Когда я был заместителем мэра, он был у меня советником, работал года полтора. А потом, после тех неудачных выборов, он, естественно, через какое-то время ушел из мэрии и вернулся в университет.

— Вы его недавно пригласили в Москву?

— Совсем недавно, в этом году. Вообще-то у меня идея была насчет Димы другая. Я хотел, чтобы он возглавил Федеральную комиссию по ценным бумагам. Он специалист по рынку ценных бумаг. Ему вроде бы работать в нашей команде нравится, а где конкретно — посмотрим...

Работа, которой занимается Волошин, довольно тонкая. Мы с ним вместе обсуждали, кого можно было бы поставить на его место, говорили про Диму Медведева. Волошин сам сказал: "Пусть замом Дима поработает, потом, может быть, вырастет и будет вариант на мою замену". Сейчас загадывать нет смысла".

Дмитрий Рогозин. "Враг народа". Издательство "Алгоритм", 2006.

"...Из Москвы то и дело поступали странные, неадекватные предложения, которые вносили в работу штаба (по управлению контртеррористической операцией в Беслане в сентябре 2004 года.— "Власть") дополнительную сумятицу. Руководство кремлевской администрации, например, попросило меня организовать прием в Беслане группы чеченских женщин, которые по инициативе вице-премьера чеченского правительства Рамзана Кадырова планировали организовать в городе митинг в поддержку заложников. Я резко возражал. Это пахло провокацией. Разъяренные бесланцы просто разорвали бы непрошеных гостей.

Потом позвонил председатель Госдумы и лидер "Единой России" Борис Грызлов и сказал, что ожидается "десант" депутатов от "Единой России". Я не выдержал, перезвонил Дмитрию Медведеву, тогда занимавшему пост главы администрации президента, и в резких тонах попросил его запретить "пиар на крови". Город ждал от штаба и Москвы реальной помощи, а не шоу. После вмешательства Медведева нелепые инициативы, наконец, прекратились".

Николай Зенькович. "Путинская энциклопедия. Семья. Команда. Оппоненты. Преемники". Издательство "Олма-Пресс", 2006.

"Невозмутим, непроницаем. Кремлевское прозвище — Визирь. В служебном кабинете держит аквариум с рыбками, которых кормит сам".

Владимир Соловьев. "Русская рулетка. Заметки на полях новейшей истории". Издательство "Эксмо", 2006.

"Впервые господина Медведева я увидел несколько лет назад, очутившись с ним в одной компании. Дмитрий Анатольевич оказался сравнительно молодым, ироничным человеком с быстрой реакцией. С необычно высокой посадкой головы он производил на телеэкране впечатление сноба, хотя таким вовсе не был. Спокойный, уравновешенный, он похож на англичанина из хорошей семьи...

Высокий уровень образования, умение слушать и культура беседы делают главу Администрации идеальным третейским судьей. В отличие от довольно резких в своих взглядах и суждениях Суркова и Сечина Медведев гораздо менее категоричен".

Станислав Белковский. "Империя Владимира Путина". Издательство "Алгоритм", 2007.

"...Тандем настольного ягненка Медведева со старым добрым волком Волошиным смотрится и пахнет вполне себе ничего. Многие знаковые фигуры последних 15 лет русской политики уже с самого утра занимают очередь в заведение под вывеской "СМЗ" ("совсем маленькое зло".— "Власть"). Анатолий Чубайс грезит официальным постом руководителя медведевского предвыборного штаба и ради этого готов принести на алтарь медведепобеды все обломки зацветшего скособоченного СПС. Министр связи Леонид Рейман пытается сделать мозговым штабом СМЗ-проекта свой совершенно аналитический РИО-Центр, возглавляемый вице-президентом РСПП, культовой фигурой бизнес-класса Игорем Юргенсом. Почти родной Медведеву газовый теоретик Алишер Усманов щедро скупает СМИ, способные правильно влиять на мятущиеся элитные души — от "Коммерсанта" до "Газеты.Ру". В общем, все эти добродетельные люди истово алчут маленького зла...

Поэтому если не хотите Проханова с Пятой империей и Сечина с третьим сроком — поддержите уж нашего болезного преемника, СМЗ имени Медведева. Поддержите, бл..., кому говорят!..

А потом — вывести под уздцы на подиум всего мира Самое Маленькое Зло (СМЗ), Либеральнейшее из Возможных — нового премьер-министра и преемника Дмитрия Анатольевича Медведева. Чтобы у цивилизованных народов, уже запасающих соль и спички на случай третьесрочной ядерной атаки, отлегло от сердца и других жизненно важных органов".

Петр Романов. "Преемники: От Ивана III до Дмитрия Медведева". Издательство "Амфора", 2008.

"...Доверие Путина к Медведеву родилось не вчера, а верность Медведева Путину проверена годами. Так что, полагаю, никакой особой "клятвы на крови" Дмитрий Анатольевич Владимиру Владимировичу давать не будет. Путин Медведеву верит и так. Как, видимо, верит и в его эффективность. Этот преемник прошел хорошую школу: политическую — в администрации президента, экономическую — в правительстве. Пусть не родной, но уже хорошо знакомый человек Медведев и для силовиков. Сколько лет он просидел с ними за одним столом в Совете безопасности".

Владимир Соловьев. "Путин. Путеводитель для неравнодушных". Издательство "Эксмо", 2008.

"...Только с Медведевым у Путина сложились отношения учителя и ученика, с другими же это были и есть несколько иные взаимоотношения. И в случае перехода власти к любому другому преемнику такой уровень и стиль контактов, как с Медведевым, для Путина оказывается невозможен. Сейчас же, сделав свой выбор, Владимир Владимирович продемонстрировал, что намерен оставаться в политике, и далеко не на вторых ролях. Сегодня по отношению к Дмитрию Анатольевичу он обладает всеми необходимыми качествами наставника-гуру. Как известно, должностью, позволяющей применить все эти качества на практике, может стать пост председателя правительства...

Одним из личностных аргументов в пользу кандидатуры Дмитрия Медведева является, на мой взгляд, то, что он ментально близок Владимиру Путину и не раздражает его. Между Путиным и Медведевым не возникает конкуренции, они весьма и весьма хорошо друг друга понимают...

В личном общении с Медведевым возникает ощущение, что это такой абсолютный интеллигент. Иногда он кажется мягким, но это далеко не так. Он довольно жесткий управленец — в принятии решений, в доведении их до результата, в исполнении приказа. При этом свою точку зрения он вынашивает долго и вдумчиво, но если озвучивает, то она окажется исключительно выверенной юридически и логически. Так же, как и Путин, Медведев живет в уважении к закону и юридической системе...

Он человек новой формации. У него нет чекистского прошлого. Он не воспринимает российский бизнес как скопище воров и обманщиков и не обладает внутренней убежденностью в презумпции виновности бизнеса..."




Новый "красный пояс" России

Во второй половине 1990-х годов в России сформировался так называемый красный пояс из регионов, население которых регулярно голосовало на различных выборах за представителей КПРФ и других левых организаций. Но по мере строительства властной вертикали "красные" губернаторы либо ушли из власти, либо перекрасились в единороссов, а большинство избирателей нашли себе новых любимцев в лице кандидатов от партии власти.

Однако, как видно из нашей карты, по итогам президентских выборов-2008 "красный пояс" фактически возродился. Хотя критерии включения в него тех или иных регионов теперь, конечно же, другие. В 1996 году честь называться "красными", по нашему мнению, заслужили лишь те субъекты РФ, где Геннадий Зюганов победил Бориса Ельцина в первом туре президентских выборов (второй тур "Власть" решила не учитывать, так как на его итогах слишком сильно сказался административный ресурс). А на "управляемо-демократических" выборах 2008 года аналогичным подвигом можно считать поддержку избирателями лидера КПРФ на уровне более 20%.

Сравнение "поясов" двух версий показывает, что первый из них несколько обширнее (43 региона против 37), зато второй мощнее. Ведь если в 1996 году в него входили в основном дотационные национальные республики и аграрные области центра России, то среди 14 субъектов, "покрасневших" к концу второго путинского срока, оказались такие крупные и экономически развитые регионы, как Красноярский край, Нижегородская, Самарская и Челябинская области.

Итоги президентских выборов по регионам (%)


Дмитрий
Медведев
Геннадий
Зюганов
Владимир
Жириновский
Андрей
Богданов

Явка
Количество
недействительных
бюллетеней
Адыгея69,7721,516,950,8665,020,90
Республика Алтай73,8215,798,201,0376,871,16
Башкирия88,017,932,870,6090,060,58
Бурятия70,8418,468,291,0371,291,38
Дагестан91,927,240,490,1590,410,20
Ингушетия91,661,476,690,1192,320,07
Кабардино-Балкария88,808,652,270,1691,700,12
Калмыкия71,5622,304,140,9667,631,04
Карачаево-Черкесия90,357,921,280,1992,200,26
Карелия67,2517,2812,521,7455,771,21
Коми71,7414,7911,091,2671,851,12
Марий Эл77,2214,426,250,9783,491,13
Мордовия90,316,792,100,2592,890,55
Якутия67,7820,538,471,7375,151,49
Северная Осетия73,3519,534,610,5773,261,94
Татарстан79,2412,935,551,2383,291,05
Тыва89,325,783,160,5880,681,17
Удмуртия70,4616,1810,811,4064,241,15
Хакасия60,4722,7913,861,4862,451,39
Чечня88,702,198,150,8591,200,11
Чувашия66,4822,577,991,0173,441,95
Алтайский край60,3523,2813,951,1461,111,27
Забайкальский край65,8117,3514,751,0270,561,07
Камчатский край69,3914,8312,921,5158,861,35
Краснодарский край75,0616,825,970,8387,451,32
Красноярский край62,4720,6214,071,4561,351,40
Пермский край67,3016,7013,231,5155,781,25
Приморский край63,8419,6813,281,6064,281,60
Ставропольский край64,7923,169,941,0466,241,07
Хабаровский край64,1218,1314,172,0274,451,56
Амурская область63,6219,7614,151,1269,951,34
Архангельская область66,9818,7711,631,6862,230,94
Астраханская область75,2817,295,800,7566,970,89
Белгородская область68,9621,646,820,9677,951,62
Брянская область61,8227,348,590,9962,941,25
Владимирская область64,0521,8411,531,4155,691,17
Волгоградская область62,2724,2511,371,1164,821,01
Вологодская область68,6416,0212,861,4666,911,01
Воронежская область66,2722,588,950,9570,031,25
Ивановская область64,9220,1512,271,4753,051,18
Иркутская область61,2421,8214,051,6564,771,24
Калининградская
область
62,0923,2111,671,6158,441,41
Калужская область65,5421,829,901,3967,401,35
Кемеровская область70,518,4515,032,7581,983,26
Кировская область76,2914,167,250,9870,291,31
Костромская область62,4422,7212,611,2963,470,94
Курганская область64,9320,6412,631,0563,780,75
Курская область64,2721,8211,711,0266,211,19
Ленинградская область70,1917,939,421,3463,811,11
Липецкая область65,8421,799,581,2277,251,58
Магаданская область63,0720,1013,861,5368,831,44
Московская область70,4118,018,501,4569,311,64
Мурманская область65,2618,2413,371,8168,061,32
Нижегородская область61,8423,9211,451,4866,851,31
Новгородская область65,8120,1811,531,4259,051,07
Новосибирская область61,9024,5610,801,4665,251,28
Омская область63,0421,8612,111,5283,161,46
Оренбургская область60,8126,3010,801,0964,331,01
Орловская область66,3822,768,130,9475,601,79
Пензенская область71,4019,046,500,9173,792,15
Псковская область70,1620,327,560,9167,251,05
Ростовская область76,9415,276,140,8569,880,80
Рязанская область60,8224,2312,041,4461,481,46
Самарская область64,0822,6310,791,2858,521,22
Саратовская область75,6216,256,210,8274,661,10
Сахалинская область63,5221,2612,241,6954,981,29
Свердловская область68,9813,1814,591,6758,951,58
Смоленская область59,2624,5413,311,3965,051,50
Тамбовская область72,5119,335,380,7778,482,01
Тверская область67,5719,1810,831,2965,941,13
Томская область64,1219,1613,241,9360,031,56
Тульская область67,8020,498,951,1768,691,58
Тюменская область78,889,439,441,1784,071,08
Ульяновская область66,9321,359,171,2262,231,34
Челябинская область65,6320,2211,301,5468,051,31
Ярославская область63,5820,6412,541,6159,721,64
Москва71,5216,487,562,0466,302,40
Санкт-Петербург72,2716,777,341,8668,331,76
Еврейская автономная
область
67,3919,889,961,1568,321,62
Ненецкий автономный
округ
61,5417,9217,071,8562,001,62
Ханты-Мансийский
автономный округ —
Югра
66,6814,4815,931,6078,621,30
Чукотский автономный
округ
81,417,178,781,2588,041,38
Ямало-Ненецкий
автономный округ
83,867,237,390,8791,980,65
Итого70,2817,729,351,3069,811,36

Источник: ЦИК РФ.

Топ-10 регионов, где Дмитрия Медведева любят больше, чем "Единую Россию"


N

Результат
Дмитрия
Медведева на
выборах
президента 2
марта 2008
года (%)
Результат
"Единой
России" на
выборах в
Госдуму 2
декабря 2007
года (%)
Разница
результатов
Дмитрия
Медведева и
"Единой
России"
(процентные
пункты)
1.Санкт-Петербург72,2750,3321,94
2.Кировская область76,2955,3820,91
3.Москва71,5254,1317,39
4.Астраханская область75,2858,0017,28
5.Псковская область70,1656,7313,43
6.Краснодарский край75,0662,0613,00
7.Ненецкий автономный
округ
61,5448,7812,76
8.Тамбовская область72,5159,7912,72
9.Ленинградская область70,1959,2310,96
10.Саратовская область75,6264,8110,81

Топ-10 регионов, где "Единую Россию" любят больше, чем Дмитрия Медведева


N

Результат
Дмитрия
Медведева на
выборах
президента 2
марта 2008
года (%)
Результат
"Единой
России" на
выборах в
Госдуму 2
декабря 2007
года (%)
Разница
результатов
Дмитрия
Медведева и
"Единой
России"
(процентные
пункты)
7.Чечня88,7099,36-10,66
1.Кабардино-Балкария88,8096,12-7,32
2.Ингушетия91,6698,72-7,06
3.Кемеровская область70,5176,82-6,31
4.Амурская область63,6269,75-6,13
5.Мордовия90,3193,41-3,10
6.Карачаево-Черкесия90,3592,90-2,55
8.Татарстан79,2481,07-1,83
9.Адыгея69,7770,97-1,20
10.Калмыкия71,5672,43-0,87

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение