Коротко

Новости

Подробно

Театр нашел героя-любовника

Сергей Филин стал худруком музтеатра Станиславского

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

кадры балет

Балетной труппе Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко вчера был представлен новый художественный руководитель. Им стал премьер Большого театра, народный артист России Сергей Филин. С комментариями — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.


Музтеатр Станиславского нашел себе балетного руководителя сразу вслед за Большим театром (см. "Ъ" от вторника). Оба худрука приступят к исполнению своих обязанностей не сейчас. Начало контракта Юрия Бурлаки в Большом датируется 1 января 2009 года. Сергей Филин, хоть формально и является худруком со вчерашнего дня, приступит к руководству труппой лишь в сентябре — с нового сезона. Оба театра объясняют раннее оглашение имен руководителей производственной необходимостью: худруки молоды, неопытны, им нужно время, чтобы войти в курс дел. К тому же оба сейчас не свободны — 40-летний Юрий Бурлака руководит труппой "Русский балет", 37-летний Сергей Филин является действующим премьером Большого театра.

На этом сходство кончается. Потому что выбор худрука в Большом — решение судьбоносное: от него зависит, в какую сторону двинется "Большой балет". Музтеатр же Станиславского фактически обходился без балетного лидера аж четыре сезона — с тех пор, как летом 2004 года в Чехии погиб (тогда считали — без вести пропал) главный балетмейстер Дмитрий Брянцев, возглавлявший "Стасик" с 1985 года. Нельзя сказать, чтобы под его руководством труппа процветала,— за последние годы он не поставил ни одного успешного балета. Однако был преданным театру лидером-харизматиком, управлявшим труппой железной рукой и пользовавшимся несокрушимым авторитетом.

Его преемником стал народный артист СССР, экс-премьер и педагог-репетитор Большого театра Михаил Лавровский. Один из лучших танцовщиков 60-70-х годов, сын хореографа Леонида Лавровского — столпа драмбалета и многолетнего худрука Большого театра, Михаил Лавровский и сам был не чужд балетмейстерских амбиций. Однако спектакли ставил откровенно слабые. Поэтому, приглашая его на должность худрука, гендиректор "Стасика" Владимир Урин включил в контракт пункт о том, что худрук не имеет права на личные постановки. К тому же 63-летний господин Лавровский имел репутацию человека увлекающегося и темпераментного, но неспособного к повседневному рутинному труду; а в эстетических взглядах сохранял верность идеалам своей молодости. В то время как гендиректор театра, напротив, являлся и является одним из самых прогрессивных и опытных балетных менеджеров России. Еще в 1990-е Владимир Урин "окультуривал" Москву двумя грандиозными балетными фестивалями — Американским и Европейским, привозя в Россию труппы, о которых здесь знали понаслышке. Так что выбор господином Уриным титулованного, но пассивного и консервативного худрука можно было объяснить лишь желанием отдать пост "свадебному генералу", чтобы лично определять пути развития труппы.

Сложный в организационном плане "период Лавровского" (здание театра находилось на реконструкции, труппа бродяжничала по разным сценам) доказал правоту этого предположения: все премьеры, которые выпустил театр, вернувшись в отремонтированное здание (включая хит прошлого сезона — "Чайку" Джона Ноймайера), были инспирированы гендиректором Уриным. Михаил же Лавровский вдохновился лишь на постановку трех одноактных балетов классического наследия — "Пахиты", картины "Тени" из балета "Баядерка" и "Вальпургиевой ночи" из оперы Гуно в хореографии Леонида Лавровского, да и те подготовит лишь к 23 марта — спустя пять месяцев после того, как досрочно расторг контракт с театром.

Но труппа вовсе не прозябает на обочине: обнародованные балетные планы впечатляют. К следующему марту в "Стасике" собираются выпустить "Неаполь" Бурнонвиля — один из лучших образчиков датской классики; идут переговоры о драмбалете "Манон" англичанина Макмиллана; ходят упорные слухи и о совсем невероятных для русского театра современных западных авторах. И все это — без какого-либо участия бывшего худрука.

Теперь балетным руководителем назначен Сергей Филин — один из самых талантливых и, бесспорно, самый обаятельный премьер Большого театра. При этом его никак нельзя назвать ни трудоголиком, ни фанатом балета: свою карьеру он сделал благодаря природным данным и артистизму. Несколько лет назад артист публично признался: в балетную школу его привела мама, а уже в Большом заставила взбираться по карьерной лестнице Нина Ананиашвили. Танцовщик не лукавил: в амплуа героя-любовника он нередко скучал — особенно в "голубых" ролях принцев. Его танец не знал срывов и никогда не опускался ниже премьерской нормы — Сергей Филин всегда работал на мастерстве и обаянии. Его, умного и надежного кавалера, обожали примы и импресарио — личная гастрольная деятельность господина Филина была достаточно бурной. Но спектаклей, на которых он загорался по-настоящему, было все же меньше, чем тех, в которых премьер не перенапрягался - ни эмоционально, ни физически.

Ни в увлечении педагогикой, ни в балетмейстерских наклонностях, ни во властолюбии Сергей Филин замечен не был. Опыта руководителя у него тоже нет. Впрочем, последнее ничего не значит: в XXI веке худруками или хореографами крупнейших трупп становились действующие танцовщики (Алексей Ратманский в Большом, Владимир Малахов в берлинской Штаатсопер, Кристофер Уилдон — в американском NYCB) и прекрасно справлялись с новыми обязанностями. Тут на авансцену выходят человеческие качества. На первый взгляд жизнелюб Филин едва ли способен положить жизнь на алтарь искусства. Тем более — во втором по статусу театре города. Владимир Урин придерживается другого мнения. В любом случае труппа "Стасика" не пропадет — ведь у нее есть балетный гендиректор.


Комментарии
Профиль пользователя