Коротко

Новости

Подробно

Инвестор спешит на помощь

интернет-бизнес

"Телеком". Приложение от , стр. 26

По итогам 2007 года объем российского рынка вложений в интернет-проекты оценивается в $60-75 млн. С приходом институциональных инвесторов российский рынок получит мощный толчок, и к 2010 году объем вложений может увеличиться до $200 млн. Пока большая часть российских интернет-проектов является клонами западных интернет-сервисов. Впрочем, в скором будущем ожидается появление инновационных продуктов, разработанных отечественными компаниями.

Колыбель для гигантов


Как правило, большая часть стартапов (новых проектов) спустя пару лет после появления уходит с рынка. 50% не оправдавшихся инвестиций для венчурного фонда, инвестирующего в проект, считается нормальным показателем. Интернет-разработчики утверждают, что около 80% новичков покидают бизнес на начальном этапе. Впрочем, примеров успешных стартапов тоже достаточно. Стоит вспомнить, как начиналась история поисковика Google. Основав компанию в 1998 году, Сергей Брин и Ларри Пейдж сумели привлечь только $1 млн, но ко второму кварталу 1999 года финансисты поверили в перспективность проекта. За счет ряда частных инвесторов и крупных инвестиционных фондов, среди которых значился и Sequoia Capital, основателям Google удалось привлечь около $25 млн.

Еще один пример удачных вложений: люксембургский инвестфонд Mangrove Capital Partners (MCP) поверил в перспективность сервиса IP-телефонии Skype и инвестировал в 2003 году в проект $1,9 млн. Затраты MCP окупились сполна: в 2005 году Skype был приобретен интернет-аукционом eBay за $2,6 млрд. Таким образом, MCP заработал на Skype $180 млн, вошел в пятерку самых доходных фондов и получил мировую известность.

Успешные интернет-проекты все активнее скупают лидеры рынка. Так, Yahoo потратил на покупку агентства интернет-рекламы BlueLithium более $300 млн, а за $350 млн приобрел никому не известную компанию Zimbra, разработчика почтовой системы, осуществляющей контекстный поиск. Компания Google в 2006 году приобрела израильский iRows, который сделал интернет-аналог Microsoft Excel.

Впрочем, западные эксперты опасаются, что на американском интернет-рынке вновь надувается "мыльный пузырь", аналогичный тому, который, лопнув в 2000 году, лишил миллиардов долларов веривших в интернет инвесторов. Быстрый рост интернет-компаний, рекордные инвестиции в стартапы, многомиллиардные поглощения — все это указывает на очередной бум, который может закончиться весьма плачевно. Только за первое полугодие 2007 года объем средств, выданных венчурами, вырос на 9% по сравнению с предыдущим годом. В США за первые два квартала 2007 года американские венчурные фонды инвестировали в интернет-проекты $14,5 млрд.

Фонд в помощь


В России масштабы вложений в инновационные интернет-проекты существенно меньше, чем на Западе. По оценкам ИК "Финам", инвестиции в стартапы в сферах интернета и разработки софта в 2006 году составили порядка $20-25 млн. По итогам 2007 года эксперты оценивают объем этого рынка в $60-75 млн. С приходом институциональных инвесторов российский рынок получит мощный толчок, и к 2010 году объем вложений может увеличиться до $200 млн.

Инвестиционные фонды, которые один за другим стали появляться на российском рынке, готовы взращивать интернет-гигантов на российской почве. Люксембургский MCP уже инвестировал в развитие поисковой системы Quintura порядка $1,5 млн. В мае прошлого года MCP и российский фонд ABRT Ратмира Тимашева и Андрея Баронова объявили, что в рамках партнерской программы намерены инвестировать в стартапы в сферах интернета и разработки программного обеспечения в странах Восточной и Центральной Европы, в том числе в России. Господин Тимашев заявлял тогда, что в течение года MCP и ABRT планируют инвестировать в совместные проекты до $20 млн. В апреле 2007 года американская компания Cisco объявила о начале венчурного финансирования IT-стартапов в России. В декабре прошлого года фонд Russian Media Ventures, созданный акционерами Video International, зарегистрировал "интернет-инкубатор" Inventure. Фонд намерен инвестировать в стартапы "десятки миллионов долларов" и планирует выйти на окупаемость в 2011 году. Инвестициями в проекты на ранней стадии занимаются также Embria, Ruvento, ИК "Финам", которая в настоящее время финансирует восемь стартапов, названия которых пока не оглашаются.

Впрочем, сами инвесторы отмечают, что на рынке венчурного финансирования России сейчас нездоровая ситуация: денег много, а проектов мало. А без помощи фондов, инвестирующих в стартапы, выживает в лучшем случае один из десяти проектов. Каким же должен быть интернет-стартап, чтобы венчурный фонд по достоинству оценил его перспективы и дал средств на дальнейшее развитие?

Венчур на вечер


"Набор качеств зависит от требований фонда. Как правило, они требуют, чтобы участники команды имели опыт реализации интернет-проектов на уровне создания и руководства, а сами проекты имели оригинальную концепцию или предусматривали клонирование какой-то разработки, доказавшей свою успешность на других рынках",— говорит директор центра инвестиций в высокие технологии ИК "Финам" Элина Юрина. "Фонды оценивают предложенные проекты с одной точки зрения: какую доходность они смогут получить. Как правило, фонды прибегают к услугам людей, которых считают компетентными в онлайн-бизнесе. Эти люди отслеживают текущие и будущие тренды, после чего дают рекомендации, куда стоит инвестировать, а куда нет. То, что проект пойдет, можно только предвидеть, но просчитать наверняка невозможно",— добавляет генеральный директор Russian Media Ventures Кирилл Лыско.

Механизм работы фондов со стартапами выглядит примерно так: к инвесторам приходит команда с определенным продуктом или идеей, которую готова развивать. Если это интернет-проект, то хорошо, если разработчики приносят альфа-версию продукта, которая уже тестируется в сети. Инвесторы смотрят, какова потенциальная посещаемость проекта, ведь именно от этого показателя зависит будущая стоимость актива. Помимо демонстрации самого продукта разработчику следует представить бизнес-план проекта, в котором необходимо отразить перспективы развития рынка предлагаемого продукта или услуги, потенциальную аудиторию, конкурентные преимущества продукта, описать технологию продукта, управляющую команду, бизнес-модель, стратегию продвижения и т. п.

За рубежом отбор стартапов поставлен на поток. Например, MCP приглашает начинающую компанию в штаб-квартиру в Люксембург, после чего семь партнеров фонда должны единогласно одобрить проект. Затем составляется протокол, в котором MCP излагает свои условия сотрудничества. Как правило, протокол получают 15 из 1500 компаний, обратившихся в фонд. Далее между фондом и командой проекта подписывается соглашение об эксклюзивном сотрудничестве и отказе от переговоров с другими фондами на два месяца. За это время инвесторы смогут изучить проект, и если они подтверждают ожидания MCP, то фонд выделяет средства. За год инвестиции получают не больше пяти компаний.

По словам госпожи Юриной, из 30 стартапов, обращающихся в "Финам", инвестиции получает всего один. Сроки рассмотрения проекта в России примерно те же, что и на Западе. По свидетельству Кирилла Лыско, с того момента, как разработчики приносят идею, до выделения инвестиций проходит два-три месяца. При этом, отмечает госпожа Юрина, в России в стартап вкладывается не больше $1 млн, а чаще $300-500 тыс. "Однако может быть предусмотрено дополнительное финансирование после того, как проект выйдет на определенный уровень",— говорит она. "На ранней стадии проекты могут получить порядка $100-500 тыс.— этого достаточно, чтобы продвинуться и привлечь первых партнеров",— полагает партнер фонда Ruvento Елена Масолова. Однако, по ее словам, часто у людей есть продукт, но нет понимания бизнеса, они не могут грамотно построить модель работы. "И здесь на помощь приходит инвестфонд. Мы можем помочь в знакомстве с партнерами, с маркетинговой стратегией, с подбором менеджмента для управления". По словам директора по инвестициям венчурного фонда ABRT Николая Митюшина, Mangrove помогает стартапам правильно позиционировать инновационный продукт, вывести на рынок свое предложение. "На начальном этапе Inventure предоставляет проектам разнообразные сервисы — маркетинговые, юридические и финансовые. Однако дальше этот проект должен существовать как самостоятельное предприятие",— говорит Кирилл Лыско.

Обязательным пунктом договора с инвестфондом является его вхождение в акционерную структуру компании. По словам Елены Масоловой, доля Ruvento в стартапе составляет 10-40%: "Понятно, что впоследствии, когда приходят другие инвесторы, доля фонда, финансирующего проект на начальном этапе, размывается". "Inventure, как правило, оставляет за собой контрольный пакет, а доля инициатора проекта в итоге может достигать 40%. Все зависит от того, какую доходность обеспечивает инициатор проекта",— уточняет Кирилл Лыско.

Copy-Paste Projects


Определить, будет ли успешным тот или иной интернет-проект, не возьмется никто, однако назвать примерные направления для инвестиций можно. На первом месте пока инвестиции в социальные сети. "После того как появились проекты "Одноклассники.ру" и "Вконтакте.ру", все хотят повторить их успех, создав свою собственную соцсеть,— рассказывает господин Митюшин.— Рунету необходим конструктор тематических соцсетей, поэтому мы инвестируем в проект "Все в теме". Это своеобразный инкубатор для социальных сервисов, где каждый пользователь может построить собственную социальную сеть по интересам, например музыкальным, или профессиональное сообщество". По словам господина Митюшина, проект "Все в теме" сделан по аналогии с конструктором соцсетей Ning.com, придуманным сооснователем компании Netscape Марком Андрессеном. Ning набирает все большую популярность: сейчас на портале существует примерно 200 тыс.тематических соцсетей.

Еще одно перспективное, по мнению инвесторов, направление для вложений — агрегаторы онлайновых магазинов. В рунете есть "Яндекс.Маркет" и Price.ru, но они не так удобны, как, например, британский Shopping.com, считает Николай Митюшин. На Shopping.com пользователь может сравнивать в онлайновом режиме цены на товары в разных интернет-магазинах. Shopping.com берет плату с интернет-магазина, если пользователь использует ссылку на магазин, размещенный в каталоге Shopping.com. А Елена Масолова добавляет: "Существующие онлайновые магазины с их каталогами и поиском не слишком удобны для пользователей. Но если сделать хороший поисковый механизм, а каталог товаров в трехмерном, объемном формате (3D), то у покупателя будут совсем другие ощущения. Думаю, что это может заинтересовать". Господин Митюшин напоминает, что в ближайшее время все компании, осуществляющие перевозку пассажиров, должны перейти на использование электронных билетов. "В России до сих пор нет единой системы, в которой человек мог бы приобрести билеты в любом городе, забронировать гостиницу в любой точке земного шара, арендовать машину",— отмечает он. Поэтому в рунете было бы интересно развивать проект, похожий на Travelocity.com". Компания Travelocity является мировым лидером онлайновых посреднических туристических услуг, у нее есть партнерские соглашения с сотнями авиакомпаний, гостиничных комплексов, агентств по прокату автомобилей и туристических компаний.

По мнению инвесторов, интересный для вложений сегмент интернет-рынка — онлайновые игры. Елена Масолова рассказывает, что сейчас российские программисты создают аналог Second Life (SL). SL — это частный трехмерный виртуальный мир, который создан компанией Linden Lab, расположенной в Сан-Франциско и основанной Philip Rosedale. "В ходе игры пользователи могут развлекаться различными мини-играми, общаться друг с другом, взаимодействовать с окружением и свободно перемещаться по игровому миру",— говорится в "Википедии". В Second Life есть также валюта под названием Linden Dollar, которую можно получить, обменяв на настоящие деньги. По сообщению Linden Lab, в конце февраля количество активных пользователей (тех, кто провел в Second Life хотя бы 60 минут за одно посещение в течение 60 дней) составило 1,353 млн человек. "В российском аналоге более качественная 3D-графика, чем в SL, и движок, который позволяет пользователю создавать свой мир",— отмечает госпожа Масолова.

Интересных идей в России достаточно, но все они похожи на популярные западные интернет-сервисы, признают инвесторы. Интересные проекты в России есть, но они на 80% состоят из клонов уже существующих на Западе компаний. Именно поэтому инвестору нередко проще вложить $300-500 тыс. в создание собственного клона, чем покупать чужой за $3-5 млн. "Новых форматов и жанров российские разработчики пока не придумывают — есть только новые решения. Ничего удивительного в этом нет,— считает Кирилл Лыско.— До сих пор на исследовательские работы не выделялось достаточного количества средств. Но сейчас на российском интернет-рынке выросли компании, которые готовы вкладывать в исследования. Поэтому в скором будущем стоит ожидать появления инновационных продуктов, разработанных отечественными компаниями".

Александра Ходонова


Комментарии
Профиль пользователя