Коротко

Новости

Подробно

Семьдесят виолончелей хором

Закончился фестиваль памяти Ростроповича

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 21

Фестиваль классическая музыка

Концертом с участием очень большого количества виолончелистов, а также композитора Кшиштофа Пендерецкого, ведущего Святослава Бэлзы и главы Федерального агентства Михаила Швыдкого в Большом зале консерватории завершился фестиваль, посвященный Мстиславу Ростроповичу. ЕКАТЕРИНА Ъ-БИРЮКОВА признает, что нет другого инструмента, который можно бы было выдержать в таком количестве.


К финалу концерта на сцене собрались 70 виолончелистов самых разных возрастов, начиная со школьного,— практически целый оркестр одинаковых инструментов. Звучал он при этом красиво и сбалансированно. Представьте, если бы было, например, 70 фаготов или даже 70 скрипок, все-таки это куда более напряженное сборище. Виолончель же, как известно, ближе всего человеческому голосу. Но, конечно, не это обстоятельство позволило инструментам собраться в таком количестве, а имя Мстислава Ростроповича, ушедшего из жизни меньше года назад, много сделавшего для обновления виолончельного имиджа.

В частности, 70 виолончелистов нужны были, чтобы осуществить российскую премьеру "Гамлет-баллады" Родиона Щедрина, впервые исполненную в 2005 году в Японии. За пультом тогда стоял сам Ростропович, а виолончелей было примерно на тысячу больше, чем в Москве. Фрагмент того массового действа, сравнимого с открытием Олимпиады, был показан на экране и произвел сильное впечатление. Но и в менее кучном исполнении эта музыка не утратила своего томительного обаяния.

Что и говорить, господин Щедрин — большой спец по всяким нестандартным музыкальным ситуациям, в которых его всякий раз выручают фантазия, юмор и тембровое чутье. Обрамляли вечер еще два его остроумных сочинения для Ростроповича. Одно — "Слава, Слава" для оркестра было написано к 70-летию музыканта в самых колокольно-поздравительных тонах. Другое — "На посошок", для секстета тихих, почти шепчущих и как будто немного пьяненьких виолончелей и печального корнет-а-пистона, появилось совсем недавно, уже после его смерти.

Оттеняла новейшие композиторские творения музыка Петра Чайковского (Andante cantabile) и Эйтора Вила-Лобоса (Бразильская бахиана N1), переложенная для камерной команды виолончелистов. В первом случае из нее выделялось нежнейшее соло арт-директора фестиваля Бориса Андрианова. Во втором предполагалось большее равноправие. Концерт собрал нескольких важных представителей профессии. Помимо господина Андрианова, занявшего сейчас лидирующее место в нашем новом поколении, тут были молодая звезда Татьяна Васильева, делающая карьеру в основном на Западе, их общий учитель Давид Герингас, одна из ключевых фигур последнего конкурса Чайковского Александр Бузлов. Никакой соревновательности не наблюдалось. Скорее все происходящее выглядело дружеским слетом товарищей по цеху.

Помимо массового виолончельного "Гамлета", руководство которым взял на себя господин Герингас, другой кульминацией вечера была намечена московская премьера Concerto grosso Кшиштофа Пендерецкого. И если господин Щедрин сидел на почетном месте в зале, то его именитый польский коллега вышел на сцену и сам продирижировал своим сочинением. Это обстоятельная партитура, в которой мерещится пафосный киносюжет устарелого образца. Скажем, про что-то такое саркастически-бездушное, на фоне которого теплится человечность трех главных героев. Ситуация тут была менее экстремальная: всего три солирующие виолончели (в данном случае на них играли Васильева, Андрианов и Герингас) плюс оркестр Московской филармонии (в котором, впрочем, тоже имеется некоторое количество этих инструментов). Тем не менее такой состав тоже необычен. И надо думать, во многом благодаря ему сочинение 2000 года приобрело популярность и даже уже было исполнено в Петербурге.


Комментарии
Профиль пользователя