Коротко


Подробно

Двойная выдержка

Случается, что менеджерам приходится оставлять бизнес, который они сами выстроили. Некоторые из них меняют сферу деятельности, но другие начинают все заново на том же рынке. «Секрет фирмы» решил выяснить, почему они «берутся за старое».


На первый взгляд знание рынка и успешный опыт – достаточные основания для того, чтобы вновь заняться знакомым бизнесом. Однако есть и противоположные примеры, когда менеджеры-предприниматели не хотят возвращаться к старой теме, поскольку уже не видят в ней перспектив для себя.

Когда-то одним из самых заметных розничных продавцов бытовой техники в Москве была компания «Диал электроникс»: в 1998 году у нее было больше магазинов, чем, например, у «М.Видео». Год спустя основатели «Диал электроникс» Александр Пляцевой и Дмитрий Певчук ее продали, не справившись с последствиями всероссийского дефолта. Покупатель – компания СВ – пользовалась брэндом «Диал» до 2001 года, параллельно развивая собственную сеть «Техносила». Пляцевой и Певчук вложили вырученные деньги в девелоперский бизнес.

С того времени холдинг «Диал строй инвест» успел построить два бизнес-центра, жилой комплекс в Москве и вышел на рынок жилой недвижимости в Сочи. «Во-первых, чтобы вновь заняться техникой, требовалось гораздо больше ресурсов, чем в начале 1990-х,– объясняет Александр Пляцевой свой отказ реанимировать „Диал электроникс”.– Во-вторых, рынок электробытовых товаров был и до сих пор остается непрозрачным, полулегальным и потому высоко рискованным. Рынок недвижимости в этом смысле более устойчивый и не менее динамичный и прибыльный». Бытовой техникой Пляцевой теперь занимается лишь как президент отраслевой ассоциации РАТЭК, которую возглавил, чтобы участвовать «в легализации данного бизнеса».

«Мне все равно, что делать, потому что я знаю: за что бы я ни взялся, в любом случае смогу заработать денег»,– говорил Олег Тиньков три года назад, расставшись с компанией «Дарья» и запустив свой первый пивоваренный завод. «От продуктовых и потребительских рынков я устал»,– комментировал он свои планы на будущее летом этого года, достроив второй завод и сразу же продав пивоваренный бизнес (у себя Тиньков оставил только рестораны «Тинькофф»). «Сейчас на потребительских рынках слишком большая конкуренция»,– пояснял предприниматель желание подождать с выбором дальнейшего направления для инвестиций.

Поиск нового поля деятельности иногда становится более предпочтительным вариантом, чем возвращение к старой теме. Создатель и генеральный продюсер «Нашего радио» Михаил Козырев получил приглашение взяться за этот проект после того, как из-за разногласий с учредителями покинул «Радио Maximum», где был программным директором. История повторилась, когда «Наше радио» стало достаточно популярной станцией, чтобы ее владельцы сочли возможным обойтись без ее главного идеолога. В феврале этого года Козырев ушел с «Нашего радио», как говорил он сам, «без каких-либо конкретных планов». «Конечно, предложения есть, и некоторые вполне привлекательные»,– рассказывал Козырев в интервью на «Эхе Москвы». Но предпочел он в конечном счете самостоятельный бизнес в стороне от прежней темы, которой занимался ровно десять лет. Вместе с Олегом Меньшиковым Козырев учредил продюсерскую фирму «Траектория» (ее стартовым проектом стало озвучивание для канала ТНТ мультфильма-бестселлера Тима Бертона «Кошмар перед Рождеством»).

Выбор совершенно нового занятия, как правило, связан с типичными предпринимательскими мотивами – желанием проверить свои силы и способности. Но и попытка начать сначала на знакомом рынке – тоже следствие личных амбиций. (Не путать с теми случаями, когда менеджер уходит и создает собственную компанию, поскольку осознает, что наработанные им связи становятся личным капиталом, который лучше использовать самому. Наиболее часто это происходит в консалтинговом, рекламном и инвестиционном бизнесе.) В управленческой команде американской корпорации Oracle – второй на рынке программных продуктов после Microsoft – сейчас не осталось почти ни одного менеджера, благодаря которым Oracle в 1990-е годы добилась высочайших темпов роста. Они были либо уволены, либо ушли сами, не выдержав авторитарных привычек основателя и президента корпорации Ларри Эллисона. Большинство из них основали собственные компании, которые, несмотря на свой малый размер, пытаются конкурировать с Oracle на разных направлениях (биографы Эллисона насчитали 14 таких фирм).

«Секрет фирмы» подобрал пять самых любопытных историй о возвращениях в российском бизнесе.

1. Музыка в доказательство
Алена Михайлова и Лиана Меладзе, Velvet Music: любовь к творчеству
«Мы принципиально не хотим быть гигантами шоу-бизнеса»,– заявляют Алена Михайлова и Лиана Меладзе, совладельцы компании Velvet Music, открывшей миру группу Uma2rman.

Они слишком хорошо знают, что это такое. Алена Михайлова создавала отдел артистов и репертуара «Студии Союз», а в 1999 году возглавила компанию Real Records, учрежденную американской News Corp. Менее чем за год Real Records вышла на самоокупаемость, сделав ставку на «новую волну» российской рок-музыки (достаточно упомянуть Земфиру, «Мумий Тролль», «Сплин», «Ночных снайперов»). Но американцы тем не менее в 2003 году вышли из проекта, уступив компанию Константину Эрнсту: «Первый канал» с момента создания Real Records был ее партнером, а Эрнст – президентом. «Работая с ним, мы занимались исключительно той музыкой, которая нам нравилась, и это стало привычкой»,– вспоминает Лиана Меладзе, бывший финансовый директор Real Records.

Все изменилось с приходом другого собственника. Когда Эрнст поручил курировать Real Records продюсеру «Фабрики звезд» Иосифу Пригожину, Алена Михайлова подала заявление об отставке. Вместе с ней уволилась Лиана Меладзе. Сообща они создали Velvet Music. На самом деле они уходили «в никуда», не забрав ни одного контракта, хотя такая возможность была. Единственное, что у них тогда имелось,– амбиции и демозапись никому не известной группы из Нижнего Новгорода. «Мы четыре месяца ходили с диском Uma2rman по радиостанциям, пытаясь убедить поставить ее песню в эфир,– рассказывает Алена Михайлова.– Сначала сдалось „Наше радио”. Затем „Русское радио”, потом заинтересовались остальные». Заинтересовались настолько, что в сентябре 2004 года дебютный альбом Uma2rman «В городе N» вышел стартовым тиражом 300 тыс. копий. По словам Лианы Меладзе, за право издать его торговались три конкурирующих рекорд-лейбла – контракты были подписаны со всеми тремя. Результат – около 1 млн проданных дисков Uma2rman за минувший год. На недавнем концерте в «Олимпийском», который стал для группы первым большим выступлением, свободных мест не было.

Учредители Velvet Music не намерены оставлять ее компанией одной группы – они взялись продвигать еще нескольких молодых исполнителей. «Мы верим во все свои проекты,– подчеркивает Алена Михайлова.– Мы не берем больше, чем можем потянуть. Хотя трудно остановиться, когда что-то внутри подсказывает: займись вот этим, это пойдет».

2. Перекрашивание бизнеса
Николай Серов, «Московская косметика»: жажда инноваций
«Я убежден в том, что правильно понимаю тенденции развития косметического рынка»,– говорит Николай Серов, гендиректор компании «Московская косметика» и бывший совладелец фирмы «Роколор».

Серов покинул «Роколор» в 2003 году, когда у компании возникли проблемы с продажами: российских производителей теснили транснациональные корпорации. Выход из создавшегося положения основатели «Роколора» Владимир Самохин и Николай Серов видели по-разному. Самохин собирался привлечь инвестора, продав часть бизнеса, Серов предлагал вытянуть компанию за счет инновационных продуктов – лечебной косметики. В результате они расстались. «Главная причина моего ухода – мне стало скучно и неуютно в компании, которую я создавал»,– вспоминает Николай Серов. Так на рынке появилась новая фирма «Московская косметика», выпускающая сейчас лечебные и оттеночные шампуни, а также краски для волос.

«Жажда реализовать себя в различных направлениях на тот период у меня была огромной»,– замечает Серов. Фармацевт по образованию, для начала он организовал лабораторию, где занялся разработкой новых продуктов. И только весной 2005 года Николай Серов занялся продвижением своих новинок на рынок сразу под несколькими марками: Silver Silk, Color Correct, «Флиртон», «17 мгновений». «Люди устают от мегабрэндов и хотят индивидуальных продуктов»,– считает гендиректор «Московской косметики». По его словам, продажи идут хорошо практически во всех российских регионах, но наиболее удачно в Москве и Санкт-Петербурге: за полгода работы он закрепился в столичных сетях «Каприз», «Ол!Гуд», «Столица», «Уютный дом» и аптеках «Афимпекс», в Питере – в гипермакетах «О’Кей» и магазинах «Южный двор».

На активность мировых компаний Серов смотрит глазами экспериментатора. «В начале года Unilever начал продавать в России свои оттеночные шампуни Sunsilk,– говорит Серов.– Будут ли они способствовать продвижению всей категории и, таким образом, наших продуктов тоже? Хотелось бы в это верить. Во всяком случае, их появление означает, что я не ошибся, когда начал работать над этой темой».

3. Снова в «России»
Алексей Разуваев, страховая компания «Россия»: ностальгия по брэнду
«Эта компания мне очень дорога, она – часть моей жизни»,– уверяет Алексей Разуваев, в сентябре этого года возглавивший страховую компанию «Россия» второй раз в своей карьере. Хотя той компании, которую он некогда создал, уже нет.

Разуваев основал «Россию» в 1990 году, уволившись из Госстраха СССР, где проработал свыше десяти лет. Ее соучредителем выступила немецкая страховая компания Colonia. Семь лет спустя контрольный пакет акций «России» приобрел «Ингосстрах». Алексей Разуваев сохранил за собой пост гендиректора и ушел, только когда у «России» в третий раз сменился владелец: от «Ингосстраха» компания перешла к «Базовому элементу», а затем к «Атону». По иронии судьбы, у «Атона» «Россию» выкупил Марат Айнетдинов, некогда работавший под началом Разуваева. Перетасовка собственников закончилась тем, что многие ключевые сотрудники и клиенты «России» перешли к группе «НИКойл» (будущей ФК «Уралсиб»), страховой бизнес которой Алексей Разуваев возглавил в январе 2003 года. Реванш он взял, когда этим летом нашел нового покупателя для «России», так и не поднявшейся под началом Айнетдинова выше третьей десятки в рейтинге российских страховщиков.

Свое решение покинуть «Уралсиб» Алексей Разуваев объясняет так: «Там я занимался перекрестным бизнесом – и банковским, и страховым, но в большей степени банковским. Я же считал, что не до конца реализовался в страховом бизнесе. И когда мне предложили возглавить ту компанию, которую я сам создавал, я принял предложение». Очередным владельцем «России» стала компания «Трастком». По словам Разуваева, представители «Трасткома», которых он консультировал, изучали на предмет покупки несколько различных страховых фирмы. «Не факт, что я бы перешел работать в купленную компанию, если бы они не остановили выбор на „России”»,– замечает он. Сразу после того, как Разуваев вновь занял кресло гендиректора «России», в компанию вернулись многие ее бывшие менеджеры.

Алексей Разуваев настроился заново выводить «Россию» в лидеры (поговорку про второй раз и одну реку он называет предрассудком). «Через пять лет мы намерены занять не менее 5% рынка»,– заявляет он.

4. Повторное путешествие
Игорь и Инна Бельтюковы, «Капитал тур»: ответный ход
«Просто мы на себе испытали наркотическое действие турбизнеса, подогретое профессиональными амбициями»,– объясняют супруги Инна и Игорь Бельтюковы, владельцы компании «Капитал тур», свое возвращение на туристический рынок.

Бельтюковы во второй раз поставили на кон все, что имели. В начале 1990-х годов они создали компанию «Инна тур», взяв банковский кредит под залог своей единственной однокомнатной квартиры. К 2000 году «Инна тур» превратилась в одного из ведущих игроков российского туристического бизнеса. Тем не менее супруги стали подумывать о привлечении стратегического инвестора, чтобы, по словам Игоря Бельтюкова, вывести частный проект на качественно новый уровень. 75% акций компании они продали «Госинкор-холдингу» (будущей группе «Гута»). За два последующих года оборот «Инна тур» вырос в три раза, достигнув $120 млн. Бельтюковы надеялись договориться об интеграции компании в международный туристический концерн. Но их взгляды на стратегию развития «Инна тур» разошлись с мнением основного акционера. И в конце 2002 года супругам пришлось уйти из компании.

«Сказать, что зигзаг судьбы был болезненным – не сказать ничего»,– вспоминает Инна Бельтюкова. «Но вынужденная производственная пауза оказалась полезной,– добавляет Игорь Бельтюков.– Она позволила во многом пересмотреть технологические решения и внедрить более эффективную модель бизнеса». На новый проект они опять взяли банковский кредит. «Капитал тур» супруги учредили накануне летнего сезона 2004 года. По словам Инны Бельтюковой, придуманная ими концепция – многопрофильная компания, состоящая из подразделений с четкой специализацией по направлениям,– была уникальной для рынка. «Многие наши конкуренты говорили, что это слишком смело»,– не без гордости отмечает она.

В этом году оборот «Капитал тур» превысил $80 млн. «Несмотря на „бесценный” опыт партнерства, мы не исключаем объединения с крупным профильным инвестором, однако в ближайшее время вряд ли будем готовы расстаться с контрольным пакетом акций,– говорят супруги Бельтюковы.– „Капитал тур” – наш второй проект в туризме, и мы точно знаем, что последний».

5. Сплошные карты
Александр Капустин, «Сберкарта»: уверенность в знаниях
«Это очень перспективный для российского рынка проект»,– сдержанно хвалится разработанной им платежной системой президент ЗАО «Сберкарта» Александр Капустин.

Вообще-то он сам один из основателей этого рынка – рынка пластиковых карт. В начале 1990-х годов Капустин создал и возглавил компанию United Card Service (UCS), быстро ставшую абсолютным лидером по обслуживанию международных пластиковых карт.

В 1994 году ему пришлось покинуть UCS из-за разногласий с одним из ее основных акционеров – Мост-банком. Через два года, когда контрольный пакет акций UCS приобрел ОНЭКСИМ банк, Капустин вернулся. Владельцы Мост-банка и ОНЭКСИМ банка Владимир Гусинский и Владимир Потанин в то время еще дружили и собирались вместе развивать карточный бизнес.

Александр Капустин был назначен заместителем председателя правления ОНЭКСИМ банка, где стал курировать карточное направление. Но борьба за «Связьинвест» развела двух олигархов, и на стыке 1997–1998 годов их альянс сошел на нет. UCS полностью перешла под контроль холдинга «Интеррос». Александр Капустин некоторое время работал в Росбанке, образованном на базе ОНЭКСИМ банка, а в 2000 году ушел из банковской сферы, став вице-президентом «Сибура». Поговаривали, что мотивом стала личная неудовлетворенность: в карточном бизнесе Капустин достиг потолка, а новых проектов, где он мог реализовать себя, не предвиделось.

Но Капустин вскоре вернулся. В 2003 году он стал советником президента Сбербанка и взялся за создание открытой для других российских банков национальной платежной системы на базе смарт-карт. Соучредителями ЗАО «Сберкарта», помимо Сбербанка, стали Национальный резервный банк и Межрегиональный инвестиционный банк.

Сделать расчетную систему Сбербанка, к настоящему моменту достигшую годового оборота в $15 млрд, карточной, по его словам, очень интересная задача. В сентябре этого года Сбербанк объявил о запуске «Сберкарты» в массы. Основная задача проекта – охватить практически все потребительские платежи, включая оплату услуг ЖКХ, транспорта, пенсионные выплаты и так далее.

На вопрос о том, что побудило его вновь заняться карточным бизнесом, Александр Капустин отвечает коротко: «Мои знания и опыт».

Иван Просветов, Елизавета Никитина



Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от 19.12.2005, стр. 1006
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение