Коротко

Новости

Подробно

Дневник наблюдений

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 1001


ВТОРОЙ СРОК ИЗОСИМОВА
В «Вымпелкоме» так и не нашли достойную замену главе компании. Продолжать мирить акционеров вновь придется Александру Изосимову. Текст: Павел Куликов

На прошлой неделе второй по величине российский сотовый оператор решал вопрос, кто встанет у руля компании на ближайшие два года, после того как в октябре истечет срок контракта нынешнего генерального директора Александра Изосимова. Ожидали этого решения и инвесторы: по крайней мере, акции «Вымпелкома» на NYSE, которые динамично росли весь сентябрь, с прошлого понедельника стали падать в цене. А когда стало известно, что Изосимов все-таки остается на своем посту, всего за два часа с начала торгов котировки повысились на 2,3%.

Впрочем, возможно, инвесторы рано радуются. Кандидатуру Изосимова не поддержали 80% директоров, как того требует устав компании, что неудивительно: половина из восьми членов совета директоров «Вымпелкома» – ставленники Telenor. А этот норвежский мажоритарий сотового оператора выступал против многих решений Изосимова и даже подал в суд на менеджмент компании из-за его действий на Украине. Но поскольку кандидатура нынешнего гендиректора отклонена не была теми же 80% голосов, Александр Изосимов автоматически продолжит работу в этой должности.

И теперь, начиная с 1 октября, любой член совета директоров или акционер компании может оспорить это решение, полномочия или любые действия Изосимова на посту главы компании. Спрашивается, зачем менеджеру, который еще совсем недавно (в июне нынешнего года) заявлял, что уйдет из компании, если акционеры не урегулируют свои споры, оставаться, да еще и в таком двойственном положении? «Скорее, это компромисс с моей стороны,– сказал СФ Александр Изосимов.– Но у меня теперь есть возможность убеждать акционеров, по крайней мере, 24 следующих месяца».

Карьера Александра Изосимова в «Вымпелкоме», как и логотип «Билайна», состоит из светлых и темных полос. Он часто принимал противоречивые решения, которые или вызывали шквал критики, или внушали оптимизм. Но неоспоримой заслугой Изосимова стало то, что ему удалось выстроить мобильную и гибкую структуру управления в компании. МТС пережила кадровый кризис в маркетинговом блоке, а в последнее время сокращает раздутый штат. Изосимов уберег «Вымпелком» от подобных эксцессов, заслужив уважение участников рынка.

Глава компании вовремя почувствовал приближающееся насыщение рынка и провел ребрэндинг, одновременно сделав услуги оператора понятнее массовому клиенту. Явных положительных результатов это не принесло. По показателю ARPU «Вымпелкома» сейчас слегка отстает от основного конкурента: он равен $7,4,в то время как у МТС – $7,5. Кривые роста числа абонентов у МТС и «Вымпелкома» практически совпадали на протяжении года после инициированного Изосимовым ребрэндинга. Однако впоследствии стало очевидно, что компании удалось освежить брэнд без каких-либо потерь, и это уже результат.

Другое решение Александра Изосимова – покупка оператора «Украинские радиосистемы» (УРС) – стало причиной конфликта между двумя крупнейшими акционерами «Вымпелкома». За выход на украинский рынок ратовала Altimo, тогда как второй мажоритарный акционер, норвежский Telenor, был яростным противником этого шага. Изосимов окончательно поссорил акционеров, когда вынес вопрос выхода на украинский рынок на обсуждение совета директоров, а затем, несмотря на сопротивление норвежцев, принял решение приобрести УРС.

Глава «Вымпелкома» явно на стороне Altimo. В разгар конфликта, когда Telenor отказался утверждать бюджет компании на 2006 год, фактически выдвинув Altimo ультиматум, Изосимов предложил свое решение. Оно предполагало выход норвежцев из числа акционеров «Вымпелкома» в обмен на увеличение доли в другом операторе, где Telenor и Altimo тоже являются мажоритарными акционерами,– украинском «Киевстаре».

Неудивительно, что за сохранение Александром Изосимовым поста гендиректора «Вымпелкома» ратовала Altimo, в отличие от Telenor. Старший вице-президент Telenor и член совета директоров «Вымпелкома» Хенрик Торгерсен заявил: на место главы компании претендуют еще два кандидата от норвежцев.

Убедив совет оставить на посту прежнего директора, в этом споре Altimo победила. Хотя, как сказал СФ сам Александр Изосимов, его задача – добиваться, чтобы «томагавки были закопаны». Впрочем, сделать это теперь будет еще сложнее, чем раньше: продолжение контракта с Изосимовым в любой момент может быть оспорено, так что гендиректору «Вымпелкома» придется быть предельно дипломатичным.

ЛОРД ON THE BOARD
Привлечение заграничных авторитетов в российские компании, похоже, превращается из необходимости в моду. Причем следуют ей уже не только «голубые фишки». Текст: Юлиана Петрова

Крупнейший российский автодилер «Рольф» специально создал должность председателя правления для инвестбанкира Николаса Колсона, партнера Rothschild Group в России. Колсон станет первым лицом в оперативном руководстве «Рольфа», хотя прежде не имел дела с автомобильным сектором. Займется он развитием бизнеса и поиском новых источников финансирования.

«Рольф» и ряд других компаний лишь следуют примеру наших «голубых фишек», активно ангажирующих влиятельных персон в советы директоров. Основная роль иностранцев, естественно, имиджевая. Они служат гарантом прозрачности компании и ее приверженности западным принципам корпоративного управления. «У российских собственников много денег, но им мало доверяют»,– так глава компании Hermitage Capital Билл Браудер в интервью The Times высказался о причинах, заставляющих этих «собственников» нанимать влиятельных иностранцев.

Больше всего престиж поднимают британские лорды. Первым в 2002 году пригласил аристократа ЮКОС (хотя для спасения компании от банкротства влияния лорда Оуэна оказалось все же недостаточно). Его примеру последовала ТНК, затем, в 2004–2005 годах,– идущие на IPO компании металлургического сектора «Мечел» и «Евразхолдинг». Сейчас лорды «служат» в «Юнистриме» («дочке» Юниаструм банка), компании «Полюс золото», «Новошипе», Zirax и ММК. А самым громким стало летнее назначение на пост зампреда совета директоров компании ТНК-ВР бывшего генсека НАТО лорда Джона Робертсона.

Однако если, к примеру, назначение лорда Эндрю Вуда действительно способствовало успеху IPO группы «Мечел», которая первой среди отечественных металлургических компаний разместилась на западной фондовой бирже, то приглашение лорда Дэрсбери в «Евразхолдинг» – скорее дань новой моде. Но даже когда выгоды подобного шага относительны, все равно компании, пригласившие по примеру конкурентов британских лордов, ничего не теряют: затраты на них – копейки по сравнению с доходами топ-менеджеров.

Влиятельных иностранцев нанимают также как «третейских судей» в конфликтах между акционерами. На прошлой неделе холдинг Altimo объявил о формировании новой организационной структуры – международного консультативного совета, куда войдут лорд, британский дипломат, бизнесмен, а также бывший госчиновник из США. Эти люди займутся «обелением» в глазах инвесторов репутации Altimo, подпорченной корпоративными конфликтами с западными партнерами Telenor и TeliaSonera.

Иногда собственникам предприятий нужен не столько родовитый зиц-председатель, сколько специалист мирового уровня, способный оживить бизнес. Так, недавно рекламная группа «Витрина А» пригласила в совет директоров Томаса Гэда. Группа надеется, что гуру маркетинга поможет ей усилить позиции на рынке BTL-услуг и за три года войти в пятерку самых прибыльных компаний в этом секторе. От мистера Гэда группа ждет не представительства, а новых идей.

Заработок неисполнительного директора-лорда с учетом бонусов может доходить до $300 тыс. в год. К тому же иностранцы имеют возможность заработать, реализовав свои опционы на покупку акций. Например, независимый директор «Евраза» лорд Дэрсбери летом выкупил акций компании на $800 тыс. по цене размещения – $14,5 за штуку, в то время как на рынке они стоили уже $19,5. Компенсации «настоящим» директорам выше, чем «свадебным генералам». По некоторым оценкам, Томас Гэд за год получит от владельцев «Витрины А» около $1 млн.

Надо сказать, что далеко не все почитают за честь войти в совет директоров российской компании. Билл Браудер, например, не советует принимать предложения из России: «Если важные персоны интересуются у меня, стоит ли им соглашаться на посты в советах директоров российских компаний, я всегда говорю „нет”, потому что по большей части они не смогут повлиять на действия российских акционеров, а ответственность за происходящее им нести все-таки придется». Возможно, именно по этой причине Дональд Эванс, экс-министр торговли США, отказался возглавить совет директоров «Роснефти».

СЛАЩЕ САХАРА
Разговоры о выходе на биржу лидера российского сахарного рынка – холдинга «Продимекс» – могут оказаться подготовкой к продаже стратегическому инвестору. Текст: Владимир Лапцевич

Очевидно, что «Продимекс» нуждается в дополнительных средствах. Вместе с тремя другими крупнейшими игроками сахарного рынка – «Русагро», «Разгуляй-Укррос» и Sucden – компания в 2006 году заявила о начале модернизации своих заводов. Ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Светлана Абузарова считает, что для «Продимекса» модернизация критически важна: «У них больше всех заводов. К тому же „Продимекс” – монопродуктовая компания, тогда как у конкурентов есть зерновое направление, производство масла и т. д.». Специализация сильно повышает зависимость компании от конъюнктуры, а застраховаться от ее изменения можно лишь с помощью значительного резерва по эффективности производства. В планах компании – увеличить валовую рентабельность с нынешних 13% до 19% к 2011 году.

Но необходимую для модернизации сумму – $465 млн – взять в долг не удастся, она практически равна обороту компании за 2005 год. Отсюда и интерес к IPO, особенно после весьма удачного размещения «Разгуляй-Укррос». «При профессиональной работе организаторов IPO можно ожидать удачного размещения,– говорит аналитик ИК „Брокеркредитсервис” Татьяна Бобровская.– Этому способствует и активное развитие отечественных компаний потребительского сектора – производителей соков и кондитерских изделий, что объективно приводит к высокому спросу на сахар». Однако основным владельцам компании – председателю совета директоров Ивану Худокормову, руководителю агронаправления Виталию Цандо и гендиректору Владимиру Пчелкину – может оказаться гораздо интереснее продать компанию стратегическому инвестору. Ведь аналитики банка МДМ в кредитном исследовании, подготовленном к грядущему выпуску CLN «Продимекса», указывают на то, что европейские производители после летней реформы рынка (36-процентного снижения гарантированных цен) неизбежно обратят внимание на развивающиеся страны. Моментальный захват лидерства на одном из них – российском – может оказаться для них весьма привлекательной идеей.

А полученные от продажи средства (от $300 млн до $400 млн) нынешние акционеры могут вложить в два своих проекта на рынке столичной недвижимости. Кстати, чистый доход от их реализации, по некоторым оценкам, может превысить $1 млрд. Ради этого стоит отказаться от сладкого.

ТРИ ВОПРОСА
Группа компаний «Нидан» будет разливать соки для Eckes-Granini. Исполнительный директор «Нидана» Ольга Еремеева надеется, что это позволит снизить себестоимость собственного производства соков.

«Секрет фирмы»: Eckes-Granini уже несколько лет ищет в России активы для поглощения. Означает ли это соглашение, что немецкий концерн приобретет «Нидан»?
Ольга Еремеева:
Переговоров о продаже сокового бизнеса мы не ведем, но готовы рассматривать предложения. Однако от Eckes-Granini ничего пока не поступало.

СФ: Вы производите также соки Tropicana для PepsiCo. Чем для «Нидана» выгоден контракт именно с Eckes-Granini?
ОЕ:
Он позволит снизить себестоимость нашей продукции за счет загрузки мощностей (себестоимость литра восстановленного сока в среднем составляет 15–16 руб.– СФ). Кроме того, мы сможем полностью загрузить мощности завода в Котельниках – 560 млн литров в год. Соглашение не является эксклюзивным: немецкий концерн может разливать соки на мощностях других производителей. Мы будем разливать брэнды «Услада», Granini, Depsona с середины октября.

СФ: Будет ли Eckes-Granini использовать ваши каналы дистрибуции?
ОЕ:
Нет, продавать соки Eckes-Granini будет через собственных дистрибуторов. Точно так же наша компания не планирует использовать их дистрибуцию для продажи своих соков.

ADECCO ПЕРЕДУМАЛА
У швейцарской Adecco был шанс стать лидером российского рекрутмента – она могла купить компанию «Анкор». Но шанс был упущен: Adecco от сделки отказалась. Текст: Дмитрий Лисицин


Adecco, одна из крупнейших рекрутинговых компаний мира (ее оборот в прошлом году составил $23 млрд), в свое время заявила, что намерена потратить на развитие бизнеса в России столько денег, сколько необходимо для занятия ведущей позиции. Захватывать рынок швейцарцы собирались не только с помощью органического роста, но и агрессивно поглощая местных игроков. Российская компания «Анкор» (оборот в 2005 году – около $50 млн) идеально подходила на роль первой покупки. «Анкор» не только обладает сильным брэндом и обширной региональной сетью, но и активно развивает бизнес по предоставлению временного персонала, на котором специализируется Adecco.

Переговоры о покупке продолжались около полутора лет. Как утверждает совладелец «Анкора» Игорь Хухрев, стороны даже договорились о цене. Но неожиданно, сославшись на неудовлетворительные результаты проверки финансовых показателей «Анкора», Adecco от покупки отказалась. По информации Игоря Хухрева, Adecco в конце сентября объявит об отказе от стратегии слияний и поглощений. А пресс-секретарь Adecco Аксель Шафмайстер подтвердил СФ, что его компания будет развивать в России собственную сеть.

Провал этих переговоров, скорее всего, закономерен – многие игроки утверждают, что российский рынок рекрутмента пока не готов к подобным сделкам. Например, в сфере подбора временного персонала пока слишком велики риски, связанные с законодательством. «В России до сих пор не могут решить, законен ли лизинг»,– говорит генеральный директор агентства «Контакт» Анатолий Купчин. К тому же российские рекрутинговые компании пока не отличаются прозрачностью.

Отказ Adecco, по всей вероятности, никак не повредит «Анкору», даже наоборот. До сих пор ни одной российской рекрутинговой компании не поступало такого предложения, и ажиотаж, поднятый в прессе вокруг предполагаемой сделки, только повысит узнаваемость брэнда. «Для устойчивого развития „Анкору” сейчас не требуются никакие сторонние партнеры»,– полагает совладелец кадровой сети «Альянс Avenue» Алексей Комаров. Сама компания уже объявила, что будет придерживаться агрессивной стратегии развития на территории всего СНГ.

ДЕШЕВЫЕ ПЕРЕМЕНЫ
Пока государство привлекает в авиаотрасль иностранных инвесторов, российские бизнесмены пытаются доказать на деле, что рынок достаточно созрел для появления новых типов проектов. Текст: Дмитрий Крюков


«Бесплатно! Плати только сборы и налоги!» – возможно, через несколько лет такие заманчивые предложения можно будет встретить на сайтах не только западных авиакомпаний-дискаунтеров, но и отечественных перевозчиков.

К концу года в России должны заработать сразу два перевозчика, ориентированных на стратегию западных дискаунтеров. О создании первого под рабочим названием «Крылья Родины» объявила в июле Национальная резервная корпорация (НРК). Второй low-cost – SkyExpress – проявился только на днях. Пока у компании всего три самолета, но генеральный директор Марина Букалова утверждает, что в 2007 году их авиапарк будет насчитывать уже 18 лайнеров двух версий Boeing – 737–300 и 737–500. Для этого на первоначальном этапе в SkyExpress будет инвестировано $48 млн, из которых $20 млн выделит Европейский банк реконструкции и развития.

Остальные участники SkyExpress пока не раскрываются, однако эксперты убеждены, что за проектом стоит владелец авиакомпании «Красэйр» Борис Абрамович. В 2005 году красноярский бизнесмен уже предпринимал неудачную попытку создать отечественный low-cost под брэндом AirNova. Константин Тетерин, принимавший активное участие в том проекте, а ныне являющийся заместителем гендиректора НРК, признает: «У нас со SkyExpress один и тот же бизнес-план, который был создан мною два года назад. Мы его, правда, модифицировали, а они оставили прежним».

Согласно бизнес-плану SkyExpress, к 2012 году пассажиропоток авиакомпании достигнет 7–8 млн человек, а годовая выручка – $800 млн. Столь оптимистичный прогноз базируется на расчете, что авиакомпания предложит тарифы на 30–40% ниже, чем у конкурентов, и тем самым привлечет не только авиапассажиров, но и пассажиров РЖД (SkyExpress планирует летать из Москвы в крупнейшие города России). Однако Тетерин полагает, что новоявленному дискаунтеру вряд ли удастся выполнить обещание, поскольку у него слишком старые самолеты (возраст машин SkyExpress – 11–12 лет). «Двенадцатилетний самолет не летает более семи часов в сутки. О какой эффективности может идти речь?» – спрашивает эксперт. Для сравнения: новые самолеты проводят в воздухе по 11–12 часов в день.

Кроме того, низким тарифам мешают и общеотраслевые проблемы. «Low-cost обеспечивают низкие расходы за счет минимизации издержек. В России 70–75% расходов перевозчиков приходится на услуги монополистов, из них основные – топливозаправочные комплексы и аэропорты. „Отжать” их по цене невозможно»,– утверждает пресс-секретарь авиакомпании «Сибирь» Илья Новохатский. К этому стоит добавить многочисленные административные препоны: подчас региональные аэропорты элементарно отказывают «чужакам» в выполнении полетов.

Вместе с тем Минпромэнерго разрабатывает проект закона «О порядке осуществления иностранных инвестиций в коммерческие организации, имеющие стратегическое значение для национальной безопасности». Он призван отменить существующее положение, согласно которому зарубежные инвесторы не могут владеть более чем 25% акций в российских авиастроительных компаниях и контрольными пакетами авиакомпаний. Если закон будет принят и европейские гиганты решат создавать в России дочерние авиакомпании, не исключено, что они заинтересуются проектами дискаунтеров. А это может дать последним хороший импульс для развития. Пока наиболее вероятным претендентом на участие в российских авиационных активах является немецкая Lufthansa, вице-президент которой Карстен Бенц еще в мае этого года заявлял, что его компания в 2007-м собираются найти партнера в России. Кстати, у Lufthansa есть собственная low-cost-компания Germanwings, в настоящий момент выполняющая рейсы в Москву и Петербург.

СТЕКОЛЬНЫЙ ПОДРЯД «АДАМАНТА»
Избавляясь от непрофильных активов, компания Glaverbel дала возможность питерскому холдингу «Адамант» диверсифицировать свой бизнес и выйти на перспективный рынок стеклопакетов. Текст: Николай Гришин

Бельгийская корпорация Glaverbel запустила несколько предприятий по производству стеклопакетов в городах-миллионниках в 1997 году, когда приобрела Борский стекольный завод (БСЗ). Однако первые же решения менеджмента компании на БСЗ показали, что Glaverbel придерживается строгой специализации. Из структуры завода как отдельные юридические лица были выделены все побочные направления – от строительно-монтажных работ до транспортного цеха. Поэтому президент Стеклосоюза России Виктор Осипов не удивился, узнав о продаже производства стеклопакетов. «Основной бизнес Glaverbel связан с автомобильным и архитектурным стеклом, а изготовление стеклопакетов – выгодное, но лишь дополнительное направление»,– считает он.

Glaverbel является ключевым поставщиком стекла для всех проданных им предприятий. Возможно, по этой причине компания рассталась со своими активами только сейчас, опасаясь, что их покупатель не сможет грамотно управлять доставшимся ему бизнесом и это скажется на объемах закупок. Впрочем, Glaverbel все же нашла эффективного собственника в лице «Адаманта», купившего все семь разбросанных по стране предприятий.

Питерский холдинг заплатил за активы около 20 млн евро и планирует вложить в их развитие сопоставимую сумму. Для управления предприятиями создана «Российская стекольная компания» – именно под этой торговой маркой «Адамант» будет продвигать свои стеклопакеты. Основной бизнес «Адаманта» сосредоточен в строительстве и управлении торговыми центрами в Петербурге, однако параллельно компания развивает и производственные направления. К примеру, в состав группы входит небольшая компания «Невские витражи», также занятая выпуском стеклопакетов.

Финансовый директор «Адаманта» Юрий Гребцов убежден, что бурное развитие строительного рынка в регионах обеспечит его компанию заказами. Более того, она будет использовать собственное стекло при строительстве торговых центров. Виктор Осипов подтверждает, что если в 2000 году обеспеченность жителей России современными окнами составляла 3–4% от европейского уровня, то сейчас эта цифра в несколько раз выше. «Пустые ниши есть, а немногочисленные производители работают по-стахановски, в четыре смены. У „Адаманта” есть все шансы стать одним из лидеров рынка»,– считает президент Стеклосоюза.

ИНДИЙСКИЕ СТРАСТИ
Старожилы российского рынка офшорного программирования объединяют усилия, опасаясь экспансии индусов. Слияние компаний EPAM и VDI стало уже второй крупной сделкой за последние полгода. Текст: Павел Куликов


В апреле 2006 года российская компания Luxoft, входящая в состав холдинга IBS, купила американскую фирму ITCI. Luxoft получила доступ к контрактам в США, а ITCI – российских программистов. Оборот объединенной компании превысил $45 млн, и, хотя Мининформсвязи оценивает российский рынок офшорного программирования в $1 млрд, Luxoft стала на нем крупнейшим игроком: рынок состоит из множества мелких компаний.

Теперь на рынке снова сменился лидер, и это опять следствие слияния двух компаний – созданной в США эмигрантом из Белоруссии Аркадием Добкиным EPAM и основанной в Москве, но впоследствии зарегистрированной в США VDI. Обе компании работают в России и странах Восточной Европы. Их суммарный оборот уже превышает $70 млн, а штат – 2,2 тыс. человек.

Объединенная компания будет работать под брэндом EPAM. Гендиректор VDI Анатолий Гавердовский получает пост главы EPAM в России. Контрольный пакет EPAM принадлежал Russia Partners, дочернему фонду инвесткомпании Siguler Guff. Контроль над объединенной компанией остается за ним же.

По словам руководителей обеих компаний, они выбрали очень подходящее время для проведения сделки. «В последнее время нам все чаще приходится сталкиваться с тем, что к работе над нашими проектами подключают и других субподрядчиков – из Китая и Индии»,– говорит Анатолий Гавердовский. Аркадий Добкин даже не сомневается, что в следующем году крупнейшие индийские компании начнут экспансию в Россию. Опыт и ресурсы индийцев колоссальны: только работая с американскими корпорациями, индийские программисты имеют оборот $30 млрд.

«Российский рынок перегрет,– считает Анатолий Гавердовский.– Он становится интересным для международных игроков, и мы должны закрепиться на нем раньше индийцев». В планах EPAM на 2006 год – достижение годового оборота $100 млн. Цифра не случайна: агентство Gartner ежегодно публикует статистические данные, куда попадают компании с оборотом свыше $100 млн и на которые ориентируется большинство потенциальных клиентов EPAM. Попадание в рейтинг Gartner означает для EPAM признание игроком мирового уровня, и лишь при этом условии она достигает запланированной доли российского рынка в 20%.



Комментарии
Профиль пользователя