Коротко

Новости

Подробно

Идеи для генератора

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 1014

Износ оборудования и рост тарифов превращает энергоснабжение в один из самых серьезных факторов риска для компаний. Нейтрализовать его способен только автономный источник энергии.


«Энергосистеме РФ предстоит пройти еще как минимум две зимы в чрезвычайном режиме, даже если все необходимые решения для инвестиций в генерацию будут приняты и процесс привлечения средств начнется в ближайшее время»,– заявил на днях председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс. Главный энергетик страны в очередной раз предупредил, что «вся энергосистема работает за пределами нагрузок» и что эта ситуация – «нечто чрезвычайное».

Сказанное главой РАО «ЕЭС России» давно уже интуитивно понятно большинству российских компаний. Предприятия взволнованы не только ростом тарифов, хотя за последние два года они увеличились минимум в полтора раза и продолжают расти. Износ мощностей энергетических компаний в зависимости от региона составляет от 40% до 70%, а значит, угроза энергетических сбоев остается крайне высокой – невзирая на прошлогодний кризис и заверения официальных лиц о том, что впредь такая ситуация допущена не будет.

Едва ли этому можно верить. Веерные отключения из-за аварий за последний квартал отмечены в Калмыкии, Иванове, Оренбурге, Астрахани.

Конечно, возрастающие расходы на электричество могут закладываться в себестоимость продукции, а покрытие прямых убытков вследствие перебоев энергии – дело страховой компании. Однако упреждение кризисов всегда лучше компенсации реальных потерь, тем более что последствия паралича, вызванного приостановкой подачи энергии, с большим трудом поддаются подсчетам. Именно поэтому российский бизнес начинает стремиться к энергетической самодостаточности.

«Секрет фирмы» предлагает пять способов ее обрести.

Решение для гигантов
Неопределенность планов реформы РАО ЕЭС вынудила прикамский завод «Уралкалий» заняться поиском автономного источника энергии. Потенциально для такого крупного предприятия ее дефицит может иметь крайне неприятные последствия. Изучив западный опыт, специалисты завода решили построить газотурбинную теплостанцию.

На взятый в ЕБРР кредит в $75 млн производитель удобрений начал закладку собственного энергоцентра. Газотурбинную станцию на 25 МВт решили строить прямо на предприятии, интегрируя ее в существующую энергосистему. «Мощности, которую вырабатывает такая станция, хватит, чтобы обеспечить светом и теплом небольшой город»,– отмечает технический директор «Уралкалия» Сергей Дьяков.

Газотурбинная ТЭС, конечно, не дает полной автономии – в любом случае придется подключаться к газовой трубе, однако полученная с помощью газа энергия обходится вдвое дешевле централизованного энергоснабжения – $2,5 млн за установочный мегаватт. К слову, на электроэнергию приходится около 12% себестоимости удобрений. Газотурбинные ТЭС используют на 30% меньше топлива по сравнению с другими газовыми установками. Отходов от газотурбинной ТЭС практически нет, поэтому ее можно строить вблизи основного производства. На рынке есть несколько производителей газотурбинных установок, в том числе в России, однако на «Уралкалии» выбрали оборудование Siemens как наиболее подходящее по техническим характеристикам.

К лету заработает первая станция, а когда к ней присоединится вторая, в сумме они будут давать 85% необходимой предприятию энергии и 25% тепла.

Сделай сам
С момента своего открытия в 2001 году московский торговый центр «Три кита» не купил у государства ни единого киловатта энергии. Уже при закладке фундамента ТЦ было понятно: решать энергетические проблемы придется самим.

Вообще-то энергии для того, чтобы осветить и обогреть гигантский комплекс – а это почти 100 тыс. кв. м,– требовалось немало. Но условия обслуживания в «Мосэнерго» компания сочла для себя неприемлемыми. Согласно им, торговому центру пришлось бы за собственный счет построить подстанцию, проложить кабель, организовать монтажные работы, чтобы в конечном счете все равно платить монополисту за энергию по действующим тарифам. «Три кита» предпочли автономию.

С топливом определились сразу: наиболее доступным оказался природный газ. Из генерирующего оборудования выбрали газопоршневые станции – самое популярное решение для относительно крупных (более 70 тыс. кв. м) объектов. Такую ТЭС можно собирать из автономных блоков, что позволяет регулировать ее мощность. В «Трех китах» установлены четыре блока. Постоянно работают три, один – в резерве. При своей мощности (она может достигать 6 МВт) газопоршневые станции компактны, а их стоимость сравнительно невелика – $1 млн за установочный мегаватт (почти в три раза дешевле промышленного электричества). Правда, эта сумма не учитывает дальнейших эксплуатационных расходов. В частности, за ТЭС круглосуточно должна следить бригада обслуживающего персонала. Однако если бы торговый комплекс закупал энергию у «Мосэнерго», его расходы были бы значительно больше – примерно на $1 млн в год.

Модульная энергия

Энергоснабжение горнолыжного курорта «Игора» под Санкт-Петербургом почти целиком станет зависеть от машин – человеческий фактор здесь сведен к минимуму. Курорт, открытие которого запланировано на конец года, будет питать собственная автономно работающая станция, представляющая собой комплекс из 30 газовых микротурбин.

Приставка «микро» вполне отражает действительность: турбины выглядят как обычный офисный шкаф средних размеров, а их количество напрямую зависит от требуемой мощности. Горнолыжный курорт, например, заинтересован в варьировании уровня подачи энергии: канатные дороги работают с разной интенсивностью в разное время дня. Предполагается, что обычно будут задействованы не все турбины, однако их суммарная мощность, если в ней возникнет потребность, сможет достигать 1,8 МВт.

Автомат, который управляет турбинами, запрограммирован на оптимальный расход энергии. По словам Веры Сыпало, специалиста расчетного центра компании БПЦ (поставщика микротурбин Capstone, которые закупила «Игора»), выбранное предприятием оборудование – довольно теплолюбивое. Аккумуляторы, поддерживающие работу турбин, разряжаются, если температура отпускается ниже пяти градусов, поэтому на «Игоре» пришлось специально построить для них теплое помещение.

Установочная стоимость турбин составила около $1 млн за 1 МВт, при этом генерируемая ими энергия стоит в 1,7 раза дешевле, чем в городской сети.

Финское решение
Превратить отходы лесопилки в альтернативный источник энергии удалось красноярскому деревообрабатывающему комбинату «Енисей».

Предприятие было создано два с половиной года назад на средства частных инвесторов, которые нашли оригинальное решение двух ключевых проблем – сушки леса и утилизации древесной коры. «Енисей» закупил в финской компании Wartsila Biopower Oy так называемую биокотельную. Такие котельные работают исключительно на биотопливе – древесине или коре, которая сжигается в специальной камере, а генерируют, в зависимости от модификации, электроэнергию или тепло. На «Енисее» в тот момент больше всего требовались мощности для просушки леса, поэтому компания остановилась на решении, предусматривающем выработку тепла. Биокотел мощность 8 МВт обошелся примерно в 1,5 млн евро. Оказалась, что это идеальный вариант для лесопилки. Котел чрезвычайно прост в эксплуатации, а обслуживать его может всего один человек.

Испытав на себе прелести финской технологии, на «Енисее» настолько увлеклись альтернативными видами топлива, что начали сами производить биобрикеты из опилок, заменяющие стандартное топливо для каминов в частных домах. Правда, в промышленных печах использовать их нельзя. Как пояснили на комбинате, биобрикеты – это скорее топливо «для богатых», которым нравится думать, что они заботятся об экологии, сжигая отходы лесопроизводства.

Рыба на ветру
Компания «Реванш-95», питерский поставщик рыбных деликатесов, три года назад задумала расширить свое рыбоводческое хозяйство. Проблема заключалась в том, что облюбованная ею территория находилась в глуши, где отсутствовало электричество.

Пруд с рыбой и домик обслуживающего персонала обогревались дизельной установкой, сохранившейся со времен Великой отечественной войны. Тянуть электрический кабель к хозяйству было слишком далеко и потому накладно – $30 тыс. за километр. Идею о ветряном генераторе подсказал вертевшийся флюгер на домике возле пруда – скорость ветра в Карелии зачастую превышает 7 метров в секунду.

Ветряк российского производства требуемой мощности вместе с установкой и всем оборудованием был вскоре закуплен у одной из питерских компаний за 19 тыс. евро. Необходимость в профилактике оборудования – не чаще чем раз в год, и обходится она при этом не дороже $200 (без учета стоимости деталей, требующих замены). Мощность, которую обеспечивает ветряк,– 5 МВт, а обошлась она питерским рыбоводам в десятки раз дешевле, чем дают электросети.

Однако компания решила себя обезопасить на случай штиля – вдобавок к ветряному генератору приобрела дизельный. Впрочем, в Карелии безветрие – явление нечастое: как показывает опыт хозяйства, на ветер приходится 84% энергии, генерируемой за год, и только 16% дает работающая на мазуте дизельная установка. Получив первый успешный опыт использования ветряка, «Реванш-95» собирается установить его в другом хозяйстве, которое также не подключено к энергосети.

Ирина Коробкова



Комментарии
Профиль пользователя